Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Дорого яичко…"

А бывают ли на свете приятные неожиданности, они же — радостные сюрпризы? Все-таки бывают, наверное: идет, скажем, человек по улице, а у него перед носом об асфальт грохается сорвавшаяся с крыши грандиозная сосулька. Это и есть неожиданность, она же — большой сюрприз, причем как раз из тех, которые называются приятными: ведь сосулька могла бы и в голову угодить.»Сюрпрайз!» — кричат, выныривая из темноты, толпы гостей в американских фильмах. Вдумайтесь, что это значит: пришел домой человек, замотанный работой и личной жизнью до такой степени, что забыл про собственный день рождения, приготовился мирно пропустить рюмочку и лечь скорее спать — а ему устроили «сюрпрайз». Между прочим, если вдруг в вашем собственном доме на вас неожиданно напрыгнет кричащая веселая орда — будете ли вы рады? Как же. Хорошо еще, если у вас внутри бьется здоровое сердце и прочие внутренние органы, а то ведь придется вызывать «скорую».
Когда я слышу: «У меня для тебя есть сюрприз», — мне становится страшно. Уж хотя бы не предупреждали бы, что ли — раз все равно не убережешься, так лучше заранее не переживать, пусть радостная неожиданность свалится как снег на голову, а то ведь с ума можно сойти, пытаясь предусмотреть направления полета чужой фантазии и способы от них как-нибудь спастись.
«Приходи, у меня для тебя сюрприз», — зазывала меня в гости моя голландская приятельница, в то время с непонятной целью пребывавшая в Москве. Я пришла, полная самых дурных предчувствий, — оказалось, напрасно: сюрпризом Элзе назвала всего лишь самолично ею приготовленный тортик. Думаете, обошлось? Думаете, предчувствия ее, то есть меня, обманули? Да ни капельки: минут через не знаю сколько после съедения этого тортика мне стало сначала очень весело, а чуть позже — очень плохо. Элзе страшно удивилась: видимо, сказала она мне потом, у вас в Москве продают не очень хороший гашиш. То есть это дитя свободной страны решило меня порадовать национальным голландским блюдом — тортом с гашишем. Это и был приготовленный ею сюрприз.
Моя подруга Светка, оказавшись долгожданно беременной, позвонила мужу на работу и потребовала, чтобы он сейчас же ехал домой: у нее, мол, для него есть потрясающий и очень срочный сюрприз, хотя чего тут срочного — лично я ума не приложу. Ну так вот — муж приехал, и первое, что он увидел, была новенькая «Ауди», всего месяц назад купленная им в качестве машины для Светки, стоящая во дворе с выбитыми стеклами, проколотыми колесами и неприличными рисунками, каким-то острым предметом нанесенными на ее лаковые бока. Эту убийственную картину он и счел обещанным сюрпризом. Как вы понимаете, после такого ужаса сообщение о беременности муж воспринял недостаточно восторженно, и Светка с ним крепко поссорилась.
А я сама? Однажды я, зазывая к себе в гости любовь моей тогдашней жизни, тоже пообещала ему сюприз. Я имела в виду всего лишь то, что из платиновой блондинки превратилась в коротко стриженную кардинальную брюнетку и предвкушала, как он будет потрясен такой вот метаморфозой. Увы: в процессе прихода ко мне в гости он застрял в лифте, причем застрял капитально — просидел там больше трех часов, все это время мучаясь из-за кошмарных припадков клаустрофобии, а я металась у лифта и криками пыталась его подбодрить. В результате, когда он вышел на волю, первым дело почему-то обвинил во всем меня и мои дурацкие сюрпризы — похоже, он решил, что это я с какими-то непостижимыми целями подстроила ему поломку лифта. А мою новую вороную масть даже и не заметил.
А ведь не предупреди я его о сюрпризе, все могло бы быть иначе. Впрочем, не жалко, а даже и к лучшему — ту любовь я потеряла, зато нашла любовь еще большую, к тому же с чувством юмора и без клаустрофобии.
Итак, о готовящемся сюрпризе лучше не предупреждать: если затея получится — будет интереснее, а если не получится — то всегда можно сделать вид, будто бы ничего такого и не предполагалось. Однако готовить сюрприз в полной тайне тоже чревато: к этому делу надо подходить с умом, учитывая при этом такую массу мелочей, что учесть их все просто невозможно.
Так получилось, что Борис и Ритуся однажды развелись. После этого они какое-то время не виделись, а потом случайно встретились и вдруг опять друг друга полюбили, однако жениться заново не спешили, предпочитая оставаться в приятном процессе ухаживания. Вернее, замуж за своего прежнего мужа не спешила Ритуся: волнующее положение невесты нравилось ей гораздо больше скучной жизни законной супруги. Ну а Борис старался, охмурял ее изо всех сил и был готов совершать разнообразные подвиги, чего в те годы, пока они были женаты, с ним не происходило.
И тут Ритуся вдруг завела речь о том, что, мол, хочется ей поехать отдохнуть в Сочи. Борис, способный бросить к ногам любимой все курорты мира, был несколько удивлен таким странным желанием, решил им пренебречь и стал готовить Ритусе сюрприз. То есть он сделал вид, что сейчас повезет ее в Сочи, а сам по-тихому устроил жутко шикарную поездку — в Турцию. Но не спешите морщиться: в Турцию некоторые умудряются съездить так, как вам и не снилось, — всякие там яхты, острова, никакой Анталии, так что может получиться очень даже по-миллионерски.
По-тихому разыскав в Ритусиных вещах загранпаспорт, Борис положил его к своим документам и с нарочитыми, фальшивыми криками: «Мы едем в Сочи, мы едем в Сочи!» — повез даму сердца в аэропорт. Ритуся тогда еще удивилась, чего это вдруг самолеты в Сочи летают из Шереметьева-2…
У стойки таможенного контроля Борис, сияя глазами, рассказал наконец Ритусе о том, какой отличный сюрприз он ей приготовил.
— Вот, я даже твой загранпаспорт не забыл, держи, — радовался ловкий Борис.
Ритуся смотрела на него как на идиота:
— Дорогой, как ты думаешь, почему это я вдруг решила поехать в Сочи? Не догадываешься, бедненький? А ты случайно не помнишь, как я тебе говорила, что у меня кончился загранпаспорт и никак руки не доходят получить новый?
Словом, вместо приятного сюрприза получилось полное разочарование: Ритуся была крайне недовольна тем, что Борис, оказывается, совершенно не обращает внимания на то, что она ему говорит, ну а сам Борис чувствовал себя страшно виноватым и мечтал исправиться.
А тут и случай представился — Ритусины именины. И романтичный Борис опять затеял сюприз.
Ему мало того, чтобы подарок был ценным. Ему хотелось, чтобы он был интригующим и к тому же нес некую смысловую нагрузку. С ценностью и нагрузкой все было просто: Борис придумал подарить Ритусе кольцо с большим-пребольшим бриллиантом — подарок дорогой, к тому же настойчиво намекающий на желательность повторного брака. А вот насчет интриги было непонятно — просто так сунуть Ритусе под нос коробочку с подарком казалось Борису совершенно невозможным, и он прямо голову сломал над тем, как бы ему это дело половчее усложнить.
Усложнять — не упрощать, так что Борис в конце концов все очень здорово придумал: он заказал гигантское шоколадное яйцо, внутрь которого в его присутствии замуровали коробочку с кольцом. Яйцо вышло больше страусиного; его красиво упаковали в прозрачную коробочку, перевязали лентами, украсили цветами…
Ну так вот: вечером в ресторане, в процессе поздравления Ритуси с ее именинами Борис ей это великолепие и вручил. Ритуся как могла скрывала разочарование и обиду — надо же, шоколадкой отделался! Но хитрый Борис Ритусины эмоции заметил и обрадовался — он все представлял себе, как она придет домой, примется лопать шоколад, а там!..
Он проводил заскучавшую Ритусю и принялся ждать от нее звонка с воплями радости, словами любви и благодарности и ответом «Да!» на завуалированный яйцом вопрос насчет выйти замуж.
Но Ритуся что-то никак не проявлялась. Дня через четыре Борис заволновался и позвонил ей сам. Ритуся говорила с ним сухо, встречаться, ссылаясь на занятость, не хотела, а на намеки насчет начинки явно не реагировала. И тогда Борис спросил ее в лоб:
— Ну и как тебе мой подарок?
Ритуся замялась, что было понятно даже без слов, хоть и по телефону.
— Ты что, его еще не съела? — догадался Борис. — Так поди съешь его скорее!
— Ты уж извини, — сухо сказала Ритуся, — я шоколада не ем, у меня на него аллергия. Между прочим, она у меня не вчера появилась — уж ты, наверное, мог бы это знать.
И ведь, что самое смешное, Борис про аллергию на шоколад прекрасно знал — только, следуя затейливым изгибам мужской логики, он как-то не связал шоколад вообще с этим конкретным шоколадным яйцом. Видя, что сюрприза не вышло, он приготовился честно объяснить Ритусе, что в этом яйце главное отнюдь не шоколад, но не успел. Ритуся сухо продолжила:
— Так что ты уж извини, но эту конфетку я отдала детям.
Причем детям не каким-то так знакомым — нет, обычным попрошайкам: Ритуся хотела отдать аллергенную шоколадку подружкиной дочке, но по дороге ей попались маленькие беженцы, побирающиеся на светофоре. Вот они-то и получили Борисов киндер-сюрприз.
— Дура!— заорал Борис на любимую. — Идиотка, кретинка безмозглая!
Ритуся так опешила, что даже не бросила трубку, поэтому Борис сумел объяснить ей, чего это он так обзывается.
— Сам ты кретин и идиот, поперек горла уже у меня стоишь со своими сюрпризами дурацкими! И правильно я с тобой тогда развелась, и видеть тебя больше не хочу, и не звони мне! — Ритуся наконец взяла себя в руки и решительно бросила трубку.
И теперь Борис пребывает в глубоких раздумьях. Он обязательно хочет с Ритусей помириться, но не знает как. Просто прийти к ней и поговорить? Нет, это неинтересно и бесперспективно, она может прогнать. Надо придумать что-нибудь такое, чтобы Ритуся была заинтригована и потрясена.
Словом, Борис готовит сюрприз. Берегись, Ритуся!

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK