Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДОСРОЧНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ"

Сопредседатели партии «Правое дело» объявили о том, что поддержат Дмитрия Медведева, если тот пойдет на выборы 2012 года. Правые считают нынешнего президента меньшим из зол.    В начале осени «Профиль» опубликовал серию интервью с лидерами партий, имеющих фракции в Государственной думе. Однако мы подумали, что картина будет неполной, если не дать слово и представителям тех политических сил, которые не представлены в парламенте. Тем более что для этого представился хороший повод: недавно сопредседатель «Правого дела» Леонид Гозман заявил о том, что партия поддержит кандидатуру Дмитрия Медведева на президентских выборах 2012 года. Слова Гозмана вызвали некоторое замешательство: Дмитрий Медведев еще не решил, пойдет ли он на второй президентский срок, а «правые» уже готовятся за него голосовать. Злые языки стали утверждать, что это — очередное заигрывание «правых» с Кремлем в надежде обеспечить партии место в Госдуме следующего созыва. Так ли это, «Профиль» попытался выяснить у самого Леонида Гозмана.
   
   — Чем было продиктовано ваше решение поддержать Дмитрия Медведева на выборах?
   — Разговор о том, что мы выступили с поддержкой Дмитрия Медведева, не совсем верен, так как нельзя поддерживать кого-то на выборах президента до объявления избирательной кампании, до того, как человек зарегистрировался в списке, и до того, как стали известны имена его конкурентов. Мы не знаем, каким будет список кандидатов. Но сейчас наша позиция состоит в следующем: мы хотим конкуренции на выборах, но, будучи реалистами, знаем, что президентом будет назначен, а не избран один из членов правящего тандема — либо Владимир Владимирович Путин, либо Дмитрий Анатольевич Медведев. Поэтому мы сами поставили для себя вопрос: а кого мы хотим видеть в качестве президента страны в 2012 году, несмотря на то, что ни нас, ни вас никто об этом не спрашивает? Мы — я и Георгий Бовт (сопредседатель ПД. — «Профиль») — считаем, что из двух членов правящего тандема Медведев лучше, чем Путин.
   — Чем лучше?
   — Первое: Медведев связал свое имя с модернизацией России. И хотя, возможно, мы с ним понимаем модернизацию по-разному, тем не менее, если стоит выбор между Россией как великой сырьевой державой (так ее в свое время назвал Путин) и модернизацией страны, я выбираю модернизацию. Кроме того, с именем Владимира Владимировича связано много вещей, которые для меня абсолютно неприемлемы. С его именем, к примеру, связан демонтаж демократических институтов. И я не хочу, чтобы у власти был человек, который обещает «отоваривать» сограждан дубинками по голове только потому, что они собираются не там и не с теми лозунгами. Это не значит, что я одобряю все действия Медведева — при нем тоже было много плохого. Тем не менее Медведев не выносит свои спорные решения на знамя, а Путин выносит. Так вот если в 2012 году президентом будет объявлен Дмитрий Медведев, то у нас есть шанс, что в 2018 году в стране пройдут настоящие выборы. Если же в 2012 году президентом вновь станет Владимир Путин, то он будет сидеть в Кремле до 2024 года. И я опасаюсь, что еще за 12 лет фактически неограниченной власти он может провести такие изменения в стране, что выборы станут просто невозможны. Это не значит, что я готов агитировать за Медведева как кандидата в президенты, но в ситуации, когда выборов фактически нет и президентом будет назначен кто-то из двух членов тандема, я считаю, что будет лучше, если им станет Дмитрий Медведев.
   — А вы не боитесь, что, если в качестве кандидата в президенты будет выдвинут Владимир Путин, вам окончательно перекроют кислород?
   — Знаете, я уже давно мало чего боюсь. Я думаю, существование партии имеет смысл только в том случае, если она будет занимать какую-то позицию. А если она станет каждый раз думать, как и кто отреагирует на каждое ее слово, она будет не нужна ни стране, ни мне в том числе. Мне будет незачем в ней состоять. Я свободный человек. И если свою кандидатуру выдвинет Путин, я пойду на выборы и проголосую против Путина, чтобы он получил хотя бы на один голос меньше. А дальше я буду говорить о проблемах в стране до тех пор, пока они не перекроют вообще все. Надеюсь, довести страну до коммунизма уже не получится, хотя для этого многое делается.
   — Высказать поддержку Дми-трию Медведеву — это было ваше единоличное с Георгием Бовтом решение или его принимал какой-то партийный орган?
   — Нет, это была позиция только двух сопредседателей партии. То есть Георгия Бовта и моя. От имени партии позиция может быть выражена только на съезде. С ней может кто-то согласиться, а кто-то нет.
   — После того как вы заявили о поддержке Дмитрия Медведева, многие политологи тут же сказали, что таким образом «Правое дело» пытается договориться с администрацией президента о прохождении в Госдуму…
   — Это не так. Мы никак эту позицию ни с кем не согласовывали. Это наше личное мнение, и мы не рассчитываем на какие-либо выгоды.
   — ВЦИОМ недавно обнародовал очередной прогноз по итогам выборов в Госдуму. По данным социологов, шанс пройти в Госдуму следующего созыва есть только у трех партий. И «Правого дела» в их числе нет. Каким образом вы будете бороться за то, чтобы попасть в нижнюю палату? Может быть, договоритесь с «Яблоком» наконец?
   — Мы двадцать лет пытаемся договориться с «Яблоком», но пока все наши попытки бесполезны. Я не знаю подлинных причин такого поведения со стороны «Яблока».
   — А кто из вас может возгласить список в Госдуму — вы или Бовт?
   — Сейчас об этом говорить еще рано. Я считаю, что список не должен возглавлять кто-то из нас. Пока назвать фамилию возможного кандидата я не могу, но их я уже вижу. Я считаю крайне важным, чтобы партия, участвуя в предвыборной кампании, имела четкую позицию, выгодную и значимую. Чтобы нравится если не всем людям сразу, то хотя бы какой-то их части. Той части, которая может за нас проголосовать. И мне кажется, либеральная часть общества не заинтересована в возвращении Владимира Владимировича на пост президента.
   — «Правое дело» требовало отставки Юрия Лужкова. Но вас не смутило, что такой прогрессивный политик, как Дмитрий Медведев, никак не объяснил стране и москвичам мотивы своего решения?
   — Решение об отставке Юрия Лужкова было безусловно правильным, и единственная претензия, которую можно предъявить Медведеву, — это то, что оно было очень запоздалым. Нужно было принять его давно. И то, что Дмитрий Анатольевич никак не объяснил свое решение об отставке мэра Москвы, мне кажется неправильным. Москва настолько значимый город, что президенту стоило бы обратиться к нации и объяснить, почему он освободил от должности мэра столицы. Также я считаю, что должны начаться суды в отношении Юрия Михайловича. Почему их нет, мне понятно. Возможно, одна из причин в том, что Юрий Михайлович был частью этой системы, при этом слишком наглой частью системы. Поэтому и суд над ним может превратиться в суд над системой, а этого вряд ли кто-то допустит.
   Надо понимать, что Дмитрий Медведев, как и любой другой руководитель высшего ранга, находится в рамках определенных условий, и круг его возможностей не так велик, как кажется, по крайней мере, не бесконечен. И Медведев должен считаться с общественными интересами, с мнением разных людей: вообще представление о том, что президент всевластен, неправильно…
   — То есть на исход процесса над Ходорковским и Лебедевым он тоже повлиять не может?
   — Вы знаете, на что он повлиял? На то, чтобы процесс над ними проходил в Москве, а значит, под очень пристальным общественным вниманием. Там отметились все самые заметные в Москве люди. Они увидели, что та система, которая возникла при Путине, — это произвол. Поняли, насколько это политический процесс, и оценили избирательное правоприменение. Это повлияло на общественно-политическую ситуацию вокруг этого дела, но на сам процесс, как мне кажется, повлиять Медведев не в состоянии.
   — Вам нравятся первые решения нового мэра Москвы — Сергея Собянина, который начал свою работу с ущемления прав собственников ларьков и киосков, а также автомобилистов?
   — У меня пока нет определенного мнения о деятельности Сергея Семеновича. Часть его решений мне нравится, а часть вызывает беспокойство. Например, я вижу, что по Москве стало немного легче ездить. Решение о запрете парковки на Тверской я лично одобряю, так как понимаю, что моя машина, припаркованная в центре Москвы, блокирует движение других машин. Я понимаю, что магазины на Тверской потеряют часть выручки, но всем не угодишь. А вот ситуация со сносом ларьков меня крайне беспокоит. Однако я не готов сейчас дать этому объективную оценку. Здесь тоже все непросто. Когда ларек стоит у дороги, то те машины, которые несколько раз в день подъезжают к нему для загрузки или отгрузки товара, мешают проезду других машин. А вот почему сносят ларьки у метро, я не понимаю. Они же не мешают движению.
   — Помимо сопредседательства в партии вы еще занимаете должность директора по гуманитарным проектам госкорпорации «Роснано». Чем вы занимаетесь в этом качестве, что это за проекты такие?
   — Самым главным моим проектом в «Роснано» является проект «Соотечественники». У нас сегодня, по данным Мирового банка, примерно четверть научно-технической диаспоры живет за рубежом. И это уж точно не худшие люди. Мы говорим о ста тысячах человек, которые уехали за границу и достигли там успеха в бизнесе, приобрели опыт коммерциализации различных проектов. У всех успешных профессоров американского университета есть какой-то бизнес, дающий возможность реализовывать его разработки. В США этому научились. Для нас эти люди — совершенно неисчерпаемый источник опыта и идей. И проект «Роснано» направлен на то, чтобы убедить выходцев из России открыть свои высокотехнологичные производства не в Китае или в Индии, а в нашей стране. У нас уже 450 таких проектов, половина из них сделана соотечественниками или с их участием. Кроме того, экспаты очень важны для нас как эксперты, например по рынку или по новым людям, которых мы собираемся пригласить на работу в Россию. А то, что к этому проекту, так же как и к наукограду Сколково, многие относятся скептически — это нормально.
   — Но что общего между «Роснано» и гуманитарным проектом «Соотечественники»?
   — Для того чтобы в России развивать нанотехнологии, нужны мозги и коммерциализация задумок. У нас с мозгами и с придумками всегда было неплохо, но мы не умели коммерциализировать свои проекты. Так, в России всегда были Кулибины, которые придумывали гениальные установки, но не умели их продать, а за рубежом — Эдисоны, которые считали дело сделанным не тогда, когда придумали лампочку накаливания, а когда смогли сделать так, чтобы она продавалась в каждом магазине. И приглашаемые нами соотечественники должны как раз научить наших ученых коммерциализировать научные разработки.
   

   ДОСЬЕ
   Леонид ГОЗМАН
   родился 13 июля 1950 года в Ленинграде. В 1976 году окончил факультет психологии МГУ им. Ломоносова. В 1992 году стал советником и.о. первого зампреда правительства РФ Егора Гайдара. С 1996 по 1998 год — советник первого зампреда правительства РФ Анатолия Чубайса. В 1993 году — секретарь политсовета партии «Демократический выбор России», с 1999 по 2000 год — член правления, полпред по работе с органами власти и общественными организациями ОАО «РАО «ЕЭС России». В 2000 году избран членом координационного совета партии «Союз правых сил». С ноября 2008 года — сопредседатель партии «Правое дело», директор по гуманитарным проектам «Роснано». Женат, имеет дочь и внука.

   

   САМЫЕ ГРОМКИЕ ИНИЦИАТИВЫ «ПРАВОГО ДЕЛА»
   Ввести уголовную ответственность за пропаганду сталинизма и перенести прах Сталина на его историческую родину, в Грузию.
   Не продлевать полномочия президента РФ до шести лет, а депутатов Госдумы — до пяти лет.
   Отменить процедуру сбора подписей для участия в выборах зарегистрированным политическим партиям.
   Объявить 19 февраля Днем отмены крепостного права в России — Днем Свободы — и широко отметить 150-летие Великих реформ Александра II.

   

   АДМИНИСТРАТИВНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ «ПРАВОГО ДЕЛА»
   15 депутатов региональных Заксобраний,
   362 муниципальных депутата и
   8 глав местного самоуправления.
   Глава администрации муниципального образования Богородицкого района Тульской области Герман Ларин.
   Глава муниципального образования города Ясногорска Тульской области Александр Дорогов.
   Глава Кизеловского района Пермского края Аркадий Лошаков.
   Лица партии
   Гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс
   Литературовед Мариэтта Чудакова
   Бизнесмен Евгений Чичваркин
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK