Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Доступ к уху"

Кто и что советует премьеру России в вопросах экономики? И почему эти советы не приводят к положительным для страны результатам?   В том, что главный у нас сегодня на хозяйстве — председатель правительства Владимир Путин, мало кто сомневается. Однако, как у всякого крупного руководителя, у премьера есть круг советчиков как в самом правительстве, так и в экспертном сообществе. Это люди, чье мнение имеет значение для премьера, к чьим советам он прислушивается при принятии важных решений. Имеющих доступ к уху премьера условно можно разделить на две группы — экономистов-профессионалов, в основном либерального толка, и «силовиков», которые, строго говоря, профессионалами в экономике не являются. Надо ли говорить, что все они советуют разное, даже в группе либеральных экономистов нет единства по многим вопросам. Чья точка зрения в итоге берет верх и к чему это приводит?
   
ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ  
Начать стоит с двух персон, которых новичками в экспертном окружении премьер-министра не назовешь, но в последнее время их влияние на экономическую политику резко возросло. Это ректор Академии народного хозяйства и госслужбы Владимир Мау и ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. Именно им поручено возглавить процесс корректировки Стратегии экономического развития страны до 2020 года. Оба, безусловно, принадлежат к лагерю либералов. Но является ли это гарантией того, что нас в 2012 году ждут коренные перемены в экономической политике и перестановки в кабинете министров?
   В конце февраля премьер-министр встретился с экспертами. Во время беседы, фрагменты которой показали по телевидению, он шутил про «маусианство» и всячески демонстрировал свою заинтересованность в разработке вариантов новой экономической политики. Сегодня сформирована 21 экспертная группа, которые должны до конца года представить свои наработки в правительство. Экспертам поставлены жесткие рамки — они будут ежеквартально отчитываться на заседаниях правительства. А в августе 2011 года должен быть готов итоговый документ. Очевидно, тогда станет яснее, готова ли власть к настоящим реформам хотя бы после выборов.
   Владимир Мау говорит, что итогом работы не станет какая-то новая экономическая программа. Он полагает, что цель экспертов — дать набор возможных и наиболее реальных, в том числе с политической точки зрения, решений и подходов в области экономической политики. Ярослав Кузьминов считает, что результатом работы должны стать именно программы, увязанные с ресурсами, которые потребуются для их реализации.
   Сегодня у политической элиты зреет убеждение, что правительство находится в тупике и что «так жить нельзя». «Это не предвыборный ход, потому что электорат совершенно равнодушен к разного рода стратегиям и платформам, — уверен политолог Станислав Белковский. — Это осознание того, что Россия зашла в тупик и нужна некая новая экономическая модель». Кризис положил конец череде «тучных» лет, и власть пытается понять, что делать после выборов. Понимание того, что курс надо менять, есть, уверен директор департамента макроэкономического анализа компании ФБК Игорь Николаев. Но при этом мало кто верит, что в итоге выйдет что-то полезное для страны. «Я не верю в эту затею», — говорит Станислав Белковский. Проблема в том, что в основе предложений, которые будут представлены правительству, лежит посыл, что надо сокращать социальные расходы, которые у нас слишком раздуты. А главная проблема не в этом, уверен Белковский. Главной бедой является коррупция. «30% федерального бюджета уходит на взятки, откаты», — говорит он.
   Для того чтобы сделать что-то новое, надо вначале признать свои ошибки, подчеркивает Игорь Николаев, а с этим у нынешней власти очень трудно. Кроме того, для реформ нужен особый настрой, драйв, горящие глаза, а этого нет ни у власти, ни у экспертного сообщества. «Я уверен, будут какие-то изменения, но ничего радикально нового мы в экономической политике не увидим», — уверен он.
   Программ и реформ было написано немало, напоминает Алексей Макаркин из Центра политических технологий, но реализованы они были лишь частично, поскольку увязли в сопротивлении госаппарата. Была иллюзия, что можно провести авторитарную модернизацию, опираясь на небольшую группу людей. Сейчас власть понимает, что такой сценарий не пройдет, но насколько она готова к политическим изменениям, пока непонятно. Предыдущие программы правительства писали такие же либералы, как и нынешние, но из этого ничего не вышло, говорит глава Института проблем глобализации Михаил Делягин. В нынешнем всплеске активности он видит кампанию по укреплению административного влияния авторов идеи модернизации «Стратегии-2020». «Я не исключаю, например, что Владимир Мау может в итоге стать новым министром экономического развития вместо Эльвиры Набиуллиной», — говорит Михаил Делягин.
   В пользу этой версии говорит тот факт, что Владимир Мау предложил самый проработанный на сегодня вариант нового курса, который при этом не предполагает коренной перестройки общественно-политической жизни страны. Экономическая модель, предлагаемая Владимиром Мау, опирается на развитие двух макросекторов экономики, которые могут быть конкурентоспособными, — это экспорт сырья всех видов и сектор так называемых неторгуемых товаров и услуг (то есть того, что невозможно ввезти из-за рубежа). В отношении первого сектора выбор состоит в том, чтобы стать «развитым» поставщиком ресурсов на мировой рынок (такими как Канада, Норвегия и Австралия). «Суть этого выбора заключается в том, что вполне можно обеспечить устойчивое развитие экономики, ее выход в мировые лидеры по уровню жизни, даже опираясь на сырьевой сектор. Для этого необходимо прежде всего оптимизировать налогообложение сырьевого сектора и повысить его инвестиционную привлекательность», — говорится в материалах экспертной группы №1 «Стратегии-2020». Очевидно, что при всех сложностях и трудностях такой путь выглядит гораздо более реалистичным, чем, например, идея Евгения Ясина и Евсея Гурвича о глубокой институциональной модернизации, охватывающей не только технологию, но и всю экономику, а также социальные и политические институты. Кроме того, известно, что идея «великой энергетической державы» очень нравится Путину.
   
«ГОЛУБИ» И ЛИБЕРАЛЫ  
Впрочем, пока говорить о перестановках в кабинете министров преждевременно. Если что-то и произойдет, то только ближе к выборам. Сегодня Владимира Путина окружают маститые либеральные чиновники и экономисты — министр финансов Алексей Кудрин, министр экономического развития Эльвира Набиуллина, вице-премьер Игорь Шувалов. Есть также влиятельные чиновники-экономисты и в президентском окружении, это прежде всего помощник президента Аркадий Дворкович, мнение которого также имеет значение для Владимира Путина. Все эти люди работают в правительстве, властных и околовластных структурах уже много лет и так или иначе причастны почти ко всем реформам последнего десятилетия — выстраиванию бюджетной вертикали, изменениям в налоговой сфере, реформам здравоохранения, социального обеспечения, пенсионной системы, монетизации льгот, развитию финансовых институтов и рынков. Они в той или иной степени участвовали в реализации программы либеральных реформ Германа Грефа.
   Главным и наиболее влиятельным чиновником-экономистом уже много лет остается министр финансов Алексей Кудрин, которого Игорь Николаев называет самым профессиональным человеком в правительстве. «Кудрин пользуется высочайшим авторитетом в глазах Путина. Многие считают, что, если бы не Кудрин, настоявший на создании Стабфонда, Россия так легко не пережила бы этот кризис», — говорит Станислав Белковский. Кудрин выстроил жесткую бюджетную вертикаль, где основные финансовые потоки концентрируются в федеральном центре, а регионы получают дотации и трансферты. Руководитель Фонда эффективной политики Глеб Павловский недавно назвал Алексея Кудрина одним из главных создателей нынешней экономической модели, в основе которой лежит желание не дать потратить бюджетные деньги. Однако вопрос о том, является ли такая финансовая централизация благом, активно дискутируется. При нынешней системе регионы вынуждены все время ходить в центр с протянутой рукой. Таким образом, кудринская система представляет собой финансовую основу всевластия федеральной бюрократии. Может, еще и поэтому Кудрин благополучно пережил нескольких премьеров?

{PAGE}
   Создание Стабилизационного фонда стало апофеозом этой политики и одним из самых дискутируемых решений, которое продавил министр финансов. И тогда, и сейчас оппоненты пеняли Кудрину, что деньги лучше потратить на инвестиции в экономику, а не складывать их в кубышку. Но министр четко следовал либеральной теории и усердно стерилизовал «избыточную» денежную массу. Кризис превратил «Кудрина-скупердяя» в «Кудрина-пророка». При этом глава Минфина системный человек, который никогда не вступает в открытые конфликты и если позволяет себе критические высказывания (например, недавние заявления о необходимости честных выборов), то только в рамках дозволенного. Немаловажным фактом в биографии Алексея Кудрина является то, что он работал в мэрии Санкт-Петербурга с 1990 по 1996 год, где трудился и нынешний премьер-министр.
   По степени влияния с министром финансов сегодня могут соперничать лишь несколько человек. Это Игорь Шувалов, которому, кстати, и поручена координация работы экспертов по модернизации «Стратегии-2020». Шувалова бросают на сложные и проблемные участки, доверяют новые проекты, он часто представляет российское правительство за рубежом.
   Первый вице-премьер курирует в правительстве вопросы инвестиций, поэтому именно он возглавлял (после отъезда Дмитрия Медведева) российскую делегацию на последнем форуме в Давосе, где активно агитировал иностранцев вкладывать деньги в Россию. Главное отличие Игоря Шувалова от Алексея Кудрина в том, что первый выполняет в правительстве функцию проектного и кризисного менеджера, а второй имеет четко очерченный участок работы и контролирует главный ресурс страны — федеральный бюджет, говорят эксперты.
   Противовесом Алексею Кудрину и Минфину служит Министерство экономического развития (МЭР). При Германе Грефе оно имело больше влияния, чем сейчас, при Эльвире Набиуллиной его роль намного слабее. «Фундаментально эти два ведомства не расходятся. И те, и другие исходят из того, что российская экономика была, есть и будет сырьевой. Вопрос только в том, как перераспределять доходы от нефти и газа. У Кудрина одни представления об этом, у Набиуллиной другие», — резюмирует Белковский. Эльвира Набиуллина — один из старожилов реформаторского крыла правительства. Она начала работать в департаменте экономической реформы Министерства экономики еще в 1994 году, дважды была заместителем министра, а также руководила фондом «Центр стратегических разработок». Из-под пера сотрудников ЦСР вышло немало реформ и программ, в том числе и положения концепции долгосрочного развития страны, которые сейчас будут подвергнуты корректировке. А еще Эльвира Набиуллина руководила экспертным советом по реализации позабытых ныне нацпроектов, когда их в бытность вице-премьером правительства курировал Дмитрий Медведев. Она категорически не приемлет методов госрегулирования экономики. МЭР даже в период резкого взлета цен на отдельные виды продовольствия во время прошлогодней засухи не стал вмешиваться в ситуацию, хотя закон это позволяет.
   Реальным влиянием пользуются еще два видных экономиста — директор департамента экономики и финансов правительства Андрей Белоусов и помощник президента Аркадий Дворкович. Оба в свое время работали заместителями министра экономического развития (Дворкович у Грефа, Белоусов у Набиуллиной), а сегодня они формируют вокруг себя альтернативные МЭР экспертные группы внутри власти. И не всегда их идеи и взгляды вызывают восторг в ведомстве Эльвиры Набиуллиной. Дворкович вообще сегодня является неким символом свободомыслия во властных структурах. Он не боится говорить про «дело ЮКОСа», ругать инвестклимат в стране, предлагать отменить стипендии студентам.
   Вот и получается, что ни одного закоренелого «государственника» в правительстве не было со времен Евгения Примакова. Даже экс-премьера Михаила Фрадкова таковым можно назвать лишь с большой натяжкой. И разработку новой «Стратегии-2020» поручили все тем же «правым». Но весь этот либерализм нивелируется отсутствием консенсуса среди самих либералов и наличием во власти весьма влиятельных персон, которые под лозунгом защиты государственных интересов выстраивают вертикаль власти, создают госкорпорации, накручивают оборонный бюджет и занимаются перераспределением наиболее привлекательных активов.
   
СЕРЫЕ ПОЛКОВНИКИ  
Наряду в целом с либеральным экономическим крылом в кабинете министров есть группа, которую сложно назвать не только либералами, но и экономистами. Это прежде всего вице-премьеры Игорь Сечин и Сергей Иванов. Оба работали в системе госбезопасности СССР, оба лично знакомы с Владимиром Путиным. И во многом именно они сформировали тот вектор развития, который привел Россию в экономический тупик. Усиление роли в экономике государства и отдельных аффилированных с властью финансово-промышленных групп — так мягко можно охарактеризовать то, с чем обычно ассоциируют этих двух вице-премьеров.
   Игорь Сечин накрепко связан в глазах общественности с «делом ЮКОСа» и перераспределением его активов в пользу госкомпании «Роснефть», совет директоров которой он и возглавляет сегодня. Иванова и Сечина называют отцами-основателями госкорпораций, в которых были консолидированы огромные активы. Сейчас Игорь Сечин возглавляет совет Объединенной судостроительной корпорации, а Сергей Иванов председательствует в Объединенной авиастроительной корпорации. Совет другой госкорпорации, «Ростехнологии», возглавляет министр обороны Анатолий Сердюков.
   Стоит также напомнить, что модернизация Вооруженных сил и гособоронзаказ, которым ведает Сергей Иванов, станут одними из самых затратных статей бюджета — на эти цели планируется выделить около 20 трлн рублей до 2020 года. «Мне даже страшно произносить эту цифру», — сказал по этому поводу Владимир Путин.
   Проблема правительственных либералов в том, что они всегда уступают и соглашаются с жестким нажимом лоббистов, говорит Игорь Николаев. Видимо, срабатывает инстинкт самосохранения, отмечает он. Даже Алексей Кудрин вынужден регулярно прогибаться под поставленные партией и правительством задачи, идя на раздувание бюджетных расходов, что привело к наличию дефицита бюджета при ценах на нефть в районе $100 за баррель. Однако в результате ливийской революции конъюнктура теперь такова, что дефицит может быть легко преодолен. Для поддержки предвыборной экономполитики это, конечно, большая тактическая удача и еще один аргумент в пользу того, что до выборов никаких резких движений не будет. Что будет после выборов, опять же во многом зависит от конъюнктуры мировых сырьевых рынков. Если цены удержатся на высоком уровне, у российской элиты снова появятся средства на «подкуп» значительных слоев населения — пенсионеров, военных и иных бюджетников. Строительство «великой энергетической державы» продолжится, а планы реформ опять будут положены под сукно. Если же наступят голодные времена, то реформ не избежать, и тогда потребуются новые гайдары-камикадзе. Выбор либералов для проведения непопулярных преобразований, как выясняется, не так уж мал.
   
   

   ТОП-10 ВЛИЯТЕЛЬНЫХ «СОВЕТНИКОВ» ПО ЭКОНОМИКЕ
   Алексей Кудрин, вице-премьер, министр финансов.
   Игорь Сечин, вице-премьер.
   Игорь Шувалов, первый вице-премьер.
   Сергей Иванов, вице-премьер.
   Эльвира Набиуллина, министр экономического развития и торговли.
   Аркадий Дворкович, помощник президента России.
   Андрей Белоусов, директор департамента экономики и финансов правительства РФ.
   Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства и государственной службы при Правительстве РФ.
   Ярослав Кузьминов, ректор ГУ — Высшей школы экономики.
   Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических разработок.

   
   {PAGE}

   ИГОРЬ ШУВАЛОВ:
    ГОЛОСА ЗА ИНВЕСТИРОВАНИЕ В РОССИЮ ЗВУЧАТ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ, НО ЭТО НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ИЗМЕНИТЬ ИМИДЖ. МОЩНЫЕ КОМПАНИИ ПРИХОДЯТ, НО КАК ТОЛЬКО ОТКРЫВАЕШЬ ГАЗЕТУ ГДЕ-НИБУДЬ В АНГЛИИ, ЧИТАЕШЬ УЖАСЫ. ЭТУ КАРТИНУ НАДО ИСПРАВИТЬ. МЫ ДАЛЕКИ ОТ СОВЕРШЕНСТВА, НО ДАЛЕКИ И ОТ ТОЙ УЖАСНОЙ КАРТИНЫ, КОТОРУЮ РИСУЮТ. ОСТАВАЙТЕСЬ С НАМИ».
   (Из выступления на форуме в Давосе, январь 2011 года)
   
   ЭЛЬВИРА НАБИУЛЛИНА:
   В ЦЕЛОМ МОЯ ПОЗИЦИЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТОБЫ В СРЕДНЕСРОЧНОЙ И ДОЛГОСРОЧНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ, ЕСЛИ МЫ ГОВОРИМ О НАСТРОЙКЕ ВСЕЙ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ НА ЗАДАЧИ РАЗВИТИЯ И НА ВЫПОЛНЕНИЕ СТИМУЛИРУЮЩЕЙ ФУНКЦИИ, МЫ ДОЛЖНЫ В БОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ СНИЖАТЬ НАЛОГИ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И В БОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ БРАТЬ НАЛОГИ С РАСХОДОВ, С ПОТРЕБЛЕНИЯ, С НЕДВИЖИМОСТИ И С ИМУЩЕСТВА».
   (Из выступления на правительственном часе в Госдуме, февраль 2011 года)
   
   АЛЕКСЕЙ КУДРИН:
   МЫ СТАВИМ СЕБЕ ЖЕСТКУЮ ЗАДАЧУ УЙТИ В 2015 ГОДУ ОТ ДЕФИЦИТА БЮДЖЕТА… РИСКИ НАШИХ ДОХОДОВ ОТ ЭКСПОРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОЧЕНЬ ВЫСОКИЕ ДЛЯ БЮДЖЕТА. МЫ ДОЛЖНЫ ВСЕГДА ИМЕТЬ ЗАПАС ПРОЧНОСТИ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ВСЕХ СОЦИАЛЬНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ГОСУДАРСТВА И ДРУГИХ ПРОГРАММ, КОТОРЫЕ ОБЕСПЕЧИВАЮТ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СТРАНЫ, ПОЭТОМУ НАМ НУЖНО БУДЕТ СНИЖАТЬ ДЕФИЦИТ».
   (Из выступления на коллегии Федерального казначейства, март 2011 года)
   
   АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ
   КЛЮЧЕВОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ (ДЛЯ РОСТА ИНВЕСТИЦИЙ) — НИЗКОЕ КАЧЕСТВО ИНСТИТУТОВ, НЕБЛАГОПРИЯТНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ КЛИМАТ. ЕЩЕ ОДНО ПРЕПЯТСТВИЕ ДЛЯ ИНВЕСТИЦИЙ — ВОЗРОСШАЯ ДОЛГОВАЯ НАГРУЗКА КОМПАНИЙ ДОБЫВАЮЩИХ И СЫРЬЕВЫХ ОТРАСЛЕЙ В СВЯЗИ С ПАДЕНИЕМ ИХ ДОХОДОВ. ВСЕ ЖЕ ЭТИ ПРЕПЯТСТВИЯ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ НЕПРЕОДОЛИМЫМИ, С НИМИ МОЖНО И НУЖНО РАБОТАТЬ».
   (Из интервью журналу «Эксперт», январь 2011 года)
   
   СЕРГЕЙ ИВАНОВ
   ИНТЕРНЕТ СТАЛ ОДНИМ ИЗ ГЛАВНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ В ПЛАНИРОВАНИИ И ПОДГОТОВКЕ ПРОТИВОПРАВНЫХ ДЕЯНИЙ РАЗЛИЧНЫХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ, КРИМИНАЛЬНЫХ И АНТИОБЩЕСТВЕННЫХ ГРУПП».
   (Из высказываний на выставке «Технологии безопасности», февраль 2011 года)
   
   ИГОРЬ СЕЧИН
   НАПОМНЮ, ШЛЕЙФОМ ЗА ЮКОСОМ ТЯНУТСЯ НЕ ПРОСТО НАРУШЕНИЯ, НО ТЯГЧАЙШИЕ УГОЛОВНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — УБИЙСТВА, ИСТЯЗАНИЯ, ШАНТАЖ. ЭТИ ДЕЛА РАССЛЕДОВАНЫ, ДОКАЗАНЫ МОТИВЫ УБИЙСТВ, ПРЕДЪЯВЛЕНЫ ОРУДИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ВИНОВНЫЕ ИЗОБЛИЧЕНЫ И НАКАЗАНЫ ПО СУДУ. НАПРИМЕР, ПОЛУЧИЛ ПОЖИЗНЕННОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГЛАВА ОТДЕЛА ВНУТРЕННЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЮКОСА ПИЧУГИН, У КОТОРОГО РУКИ ПО ЛОКОТЬ В КРОВИ».
   (Из интервью Wall Street Journal, февраль 2011 года)
   
   АРКАДИЙ ДВОРКОВИЧ:
   СКАЖУ НЕПОПУЛЯРНУЮ ВЕЩЬ, НО СЧИТАЮ, ЧТО ЭТО ПРАВИЛЬНО: ЕСЛИ МЫ ВСЕ СЧИТАЕМ, ЧТО ВСЕГО НУЖНО ДОБИВАТЬСЯ СВОИМ ТРУДОМ, ЧТО РАБОТАТЬ ДОЛЖНО СТАТЬ МОДНЫМ, НУЖНО ОТМЕНИТЬ СТАНДАРТНЫЕ СТИПЕНДИИ У СТУДЕНТОВ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО НЕПРАВИЛЬНЫЙ СИГНАЛ, ЧТО ТЫ ЗА САМ ФАКТ СВОЕЙ УЧЕБЫ ПОЛУЧАЕШЬ КОМПЕНСАЦИИ».
   (Из онлайн-интервью «Газете.ру», февраль 2011 года)

   

   ТОП-10 ВЛИЯТЕЛЬНЫХ ЭКСПЕРТНЫХ ГРУПП
   1. Академия народного хозяйства и государственной службы при Правительстве РФ (ректор — Владимир Мау).
   2. ГУ — Высшая школа экономики (ректор — Ярослав Кузьминов, научный руководитель — Евгений Ясин, директор по макроэкономическим исследованиям — Сергей Алексашенко).
   3. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (руководитель направления — Дмитрий Белоусов).
   4. Институт экономической политики им. Е. Гайдара (научный руководитель — Сергей Синельников-Мурылев).
   5. Экономическая экспертная группа (руководитель — Евсей Гурвич).
   6. Институт современного развития (председатель правления — Игорь Юргенс).
   7. Центр стратегических разработок (президент — Михаил Дмитриев).
   8. Российский союз промышленников и предпринимателей (президент — Александр Шохин).
   9. Общественная организация «Деловая Россия» (председатель — Борис Титов).
   10. Институты Российской академии наук (Институт экономики, Институт народнохозяйственного прогнозирования и др.).
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK