Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ДРОЖЬ В КОЛЕНКАХ"

Шоковая реакция рынков на угрозу дефолта госкомпаний Дубая — это свидетельство того, что здоровье мировой экономики подорвано.    После того как руководство государственного инвестиционного холдинга эмирата Дубай Dubai World (DW) заявило о неспособности вовремя расплатиться по долгам, мировые финансовые рынки охватила лихорадка. Агентство S&P произнесло слово «дефолт», после чего рухнули фондовые индексы основных мировых площадок. В стороне от бури оказались лишь американцы — объявление о необходимости реструктуризации долгов DW сделал 25 ноября вечером, а 26 ноября в США отмечали День благодарения.
   Инвесторы начали избавляться от акций банков-кредиторов дубайских фондов, и биржевые индикаторы упали на 3-8%. Нефть потеряла в цене 4-5%, курсы основных мировых валют по отношению к доллару стали снижаться. Однако уже на следующий день в пятницу биржи стали приходить в себя, Европа, открывшись в минусе, к вечеру компенсировала потери. Европейские инвесторы к этому времени убедились, что американцы дубайскую историю не слишком драматизируют, падение там было несущественным.
   Российские рынки тоже поддались кратковременному психозу — индекс ММВБ 26 ноября снизился на 3,29%, РТС — на 4,25%, правда, аналитики тогда говорили, что свою лепту внес в падение министр финансов Алексей Кудрин, заявивший, что наши рынки сильно «перегреты».
   Dubai World задолжал в общей сложности $80 млрд, из них $59 млрд требуют реструктуризации. «Бурная реакция рынков на достаточно скромную по размерам долговую проблему Дубая — свидетельство неустойчивости глобальной финансовой системы, — говорит научный руководитель ГУ-Высшая школа экономики Евгений Ясин. — И хотя на первый взгляд это психологическая неустойчивость инвесторов, на самом деле корень проблемы кроется в неприспособленности мировых финансовых институтов к новой архитектуре мировой экономики».
   О том, что у Дубая не все благополучно, было известно. Рынок недвижимости эмирата привлекал многих инвесторов, особенно тех, кто хотел заработать бешеные деньги на перепродаже форвардных контрактов. Дело это весьма рискованное, ликвидность таких контрактов плохо просчитывается, а ликвидность базового актива невысока — дубайская недвижимость по большей части относится к высокой и очень высокой ценовой категории, и круг потенциальных покупателей весьма узок. Кризис сделал свое дело, и уже год назад в эмирате начались серьезные проблемы.
   Вот чего точно никто не ожидал, так это того, что государство, купающееся в нефти, откажет в финансовой помощи своим фондам. А именно это и произошло. «Кредиторы должны взять на себя часть ответственности за решение дать взаймы компании, — заявил генеральный директор департамента финансов Дубая Абдулрахман ал-Салех. — Они думают, что Dubai World — часть правительства, но это не так». Выяснилось, что, хотя правительство эмирата и владеет DW, изначально были оговорены условия, по которым непосредственной финансовой помощи в случае проблем власть оказывать не будет.
   Проблемы Dubai World так сильно всех взволновали еще и потому, что в его проекты вложены средства суверенных фондов стран Персидского залива. Среди кредиторов DW крупнейшие международные банки, такие как Credit Suisse, HSBC, Barclays, Lloyds и RBS. Эти институты прокредитовали холдинг на $40 млрд, и опасность того, что дефолт такого крупного заемщика может обернуться серьезными проблемами для банкиров, вполне реальна. Как тут не вспомнить о цепной реакции прошлой осенью, когда после крушения Leman Brothers начался обвал мировой экономики.
   Здравый смысл подсказывает, что разница в масштабах финансовых институтов, их влиянии на рынки несравнимы. Но все так ждали вторую волну кризиса этой осенью, что дубайская история воспринимается как ее накат. Тем более что хотя мировая экономика показывает некоторые признаки оздоровления, фундаментальных причин для оптимизма эксперты не видят.
   «До сих пор мировые финансовые институты занимались только решением одной проблемы — начавшегося в конце 2007 года кредитного сжатия, причем решали ее весьма просто, но не очень эффективно — заливали ликвидностью, — поясняет Евгений Ясин. — Никаких предложений, как решить системные институциональные проблемы взаимоотношений развитых и развивающихся экономик, отстроить их конкуренцию и совместную жизнедеятельность, со стороны влиятельных стран или наднациональных институтов так и не прозвучало».
   Избыточным деньгам, которыми правительства поддерживают финансовые институты, сейчас не так просто найти применение. «До сих пор главные настроения на мировом рынке формируются если не избыточной, то очень большой ликвидностью, которую надо куда-то пристроить, заставить деньги работать, чтобы они приносили хоть какую-то прибыль», — согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Однако дубайская история свидетельствует о том, что качество заемщиков в мире ухудшается.
   Впрочем, большинство специалистов сходятся во мнении, что спусковым крючком к новому витку кризиса дефолт эмирата, скорее всего, не станет. DW договорится с кредиторами, и правительство его так или иначе поддержит. «О таких местных или региональных дефолтах мы еще, безусловно, услышим, но инвесторы пока готовы их игнорировать, — говорит Наталия Орлова. — За последние полгода произошло несколько десятков подобных случаев, завершившихся реструктуризацией долга, и никто их не заметил».
   Ключевые проблемы мировой экономки далеки от того, что происходит у берегов Персидского залива. В их основе, считает Евгений Ясин, неустоявшиеся взаимоотношения развитых и развивающихся стран, «или, если угодно, неурегулированность экономических связей США и Китая». Китай как поставщик товаров широкого потребления и Индия как поставщик услуг сделали неконкурентоспособными целые отрасли экономики в развитых странах, поскольку противопоставили им низкую себестоимость производства и меньшие издержки. «По этой причине страны Запада ожидают весьма болезненные и глубокие подвижки, которые будут создавать внутренние проблемы, напряжение и неопределенность еще долгие годы».
   Что касается России, то на нас весомое влияние извне могут оказывать только три фактора: стоимость нефти, курс доллара по отношению к основным мировым валютам и резкие скачки на американском рынке акций, значительные колебания индекса Доу-Джонса, говорит Евгений Ясин. А на эти показатели проблемы дубайских долгов влияния не окажут. На прошлой неделе нефть опять пошла в рост и преодолела планку в $79 за баррель, а доллар сдал завоеванные позиции.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK