Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Дуэль у Врат Слез"

Вооруженные ручными гранатометами босоногие сомалийские пираты на пластиковых лодках угрожают мировой торговле. После того как они похитили супертанкер, против них решили использовать и немецкие военные корабли. Частные охранные фирмы предлагают судовладельцам свои услуги.    Самые важные вещи в жизни просты. По крайней мере, в мире, в котором живет Эрик Принс. Этот американец с квадратным подбородком и короткой стрижкой служил в элитном подразделении ВМФ США. Он был в Боснии, на Гаити, на Ближнем Востоке. Принс считает, что ему будет нетрудно отличить добро от зла и на новом поле битвы — в открытом море.
   «Когда я вижу нескольких парней в шестиметровой рыбацкой лодке в центре Аденского залива да еще с гранатометами в руках, я понимаю, что они вышли в море не порыбачить, — говорит Принс. Ему 39 лет, он руководит самой крупной частной военной компанией, Blackwater Worldwide. — Дураку ясно, что у них на уме».
   Задача его людей — эскортировать грузовые суда. Бойцов для этого нового задания он набирает из бывших солдат элитных подразделений ВМФ. Им полагается сначала предупредить нападающих пиратов по рупору. Потом для устрашения несколько раз выстрелить в воздух. И только после этого за работу возьмутся исполнители, например снайперы на двух вертолетах, которые находятся на борту военного корабля McArthur.
   Около 3 тыс. наемников Blackwater уже помогали американской армии в Ираке. У них репутация людей, которые сначала стреляют, а потом сомневаются. Они не раз создавали сложные ситуации: после одной из операций Blackwater на улице осталось 17 трупов гражданских лиц.
   Сейчас им звонят десятки новых клиентов, в основном судовладельцы и страховые компании. Все хотят одного: чтобы наемники из Blackwater проводили их грузовые суда и танкеры в целости и сохранности вдоль побережья Сомали, самых опасных вод в мире, браконьерских угодий банд, с автоматами Калашникова и гранатометами атакующих всё, что попадается им на глаза. Обутые в шлепанцы, в пластиковых лодках, они выглядят как мелкое жулье, с которым может справиться катер береговой охраны. На самом деле они создают огромные проблемы военно-морским флотам великих держав и, естественно, правительствам в Берлине, Париже и Вашингтоне.
   В этом году сомалийские пираты атаковали 90 с лишним судов, в три раза больше, чем в прошлом. Им удалось захватить и угнать 39 грузовых кораблей, танкеров, рыболовных катеров. И сейчас как минимум 14 судов под строгой охраной стоят на якоре у берега, напротив пиратских деревень. Их экипажи уже несколько месяцев ждут, когда пираты получат выкуп и отпустят их на свободу. По оценкам ООН, судовладельцы заплатили им уже почти
   25 млн евро.
   Крупнейший улов удался морским разбойникам 15 ноября: далеко в открытом море, в Индийском океане, в 420 милях от Кении, соседа Сомали, они захватили супертанкер Sirius Star, один из крупнейших в мире, заполненный тремястами тоннами сырой нефти. Пираты могут угрожать катастрофой, какой мир не видел, — у них есть возможность загрязнить огромную часть Мирового океана.
   С этого времени во всем мире заседают кризисные штабы. Пираты угрожают энергоснабжению Запада и мировой торговле: ведь примерно 95% всего международного товарооборота перевозится морем, а один из самых важных маршрутов в морском судоходстве проходит через Баб-эль-Мандебский пролив, Врата Слез, в южной части Красного моря. А он в пределах досягаемости пиратов. Ежегодно через него проходит более 16 тыс. кораблей.
   На позапрошлой неделе в Каире собрались представители прилегающих государств, чтобы договориться о срочных мерах. А незадолго до этого военные из ЕС слетелись в Нортвуд под Лондоном, чтобы согласовать действия. Евросоюз собирается послать к Африканскому Рогу несколько военных кораблей — планируется первая совместная морская миссия. Операция Atalanta должна начаться 8 декабря. В ней примет участие и немецкий фрегат Karlsruhe.
   Правда, пока европейцы запутались в мелочных разногласиях о мандатах, сомнениях, процедурах. Так, эксперты в Берлине спорят о том, не должен ли военных сопровождать полицейский. Ведь некоторые считают, что солдаты не имеют права арестовывать. Французы называют такие споры из-за пустяков une querelle d’Allemand — «немецкими спорами».
   Да, немцы хотят участвовать, но не всерьез, хотят сделать больше, но не знают, что и как. Германия снова вроде бы и готова участвовать в решении международной задачи, но сама себе создает столько трудностей, как ни одна другая страна.
   Министр обороны Франц-Йозеф Юнг настаивает на том, что военно-морские силы должны оказывать лишь «неотложную» помощь. То есть они могут действовать против пиратов только тогда, когда те атакуют гражданское судно в пределах видимости немецкого фрегата. Если же пираты уже на борту и уходят на захваченном корабле вместе с заложниками, немецкий военный корабль не имеет права ни пуститься в погоню за гангстерами, ни топить их корабли.
   Тот, кто воюет с пиратами, может взять кого-то в плен. И что делать с пленными? Никто не знает. Ни МВД, ни МИД Германии не хотят давать разрешение на отправку пленных в Германию. Если их придется выпустить на свободу за недостаточностью улик, они смогут остаться в Германии. Потому что в Сомали никого депортировать нельзя.
   Пленные относятся к компетенции суда первой инстанции в Гамбурге, его главного, VII отдела. Судья в огромном здании в стиле ренессанс на площади Зивекингплатц должен дать санкцию на арест на следующий день после захвата пленного. Для этого правонарушитель должен предстать перед ним. Только как это организовать?
   В прошлую среду в Берлине для выработки решения собрались руководители министерств: МВД, МИДа, Министерств обороны и юстиции. Замысел таков: отправлять пиратов в Германию только в случае «серьезных нарушений немецких правовых интересов». По деталям этой процедуры уже есть предложения, на профессиональном уровне их считают вполне реальными. Если министры договорятся, парламент сможет принять соответствующий закон еще до Рождества. Тогда Германия будет во всеоружии, по крайней мере, юридически.
   В настоящее время в районе Африканского Рога находится 4 корабля НАТО. Они должны обеспечивать охрану судов с грузом продуктов питания, идущих по заданию ООН. 8 декабря их сменит миссия ЕС Atalanta.
   Но НАТО настраивается на то, что остаться там придется дольше, потому что ЕС продвигается вперед с большим трудом. Еще на позапрошлой неделе было не ясно, удастся ли офицерам в Брюсселе вообще представить план операции до 5 декабря. А без него бундестаг не желает и обсуждать военное участие Германии.
   Впрочем, не важно, идет ли речь о частях под командованием НАТО или ООН, военным мешают не только законы и мандаты. Проблема в том, что они слишком слабо укомплектованы. Пираты быстры, «это профессионалы», говорит французский вице-адмирал Жерар Вален. А военный корабль должен захватить их в те критические пятнадцать минут, которые необходимы, чтобы взять судно на абордаж. Иначе будет слишком поздно — в руках у пиратов уже будут заложники.
   Обычный фрегат при полной нагрузке делает 30 морских миль в час, то есть примерно 8 миль за пятнадцать минут. По словам адмирала, это и есть его радиус действия, и он крайне мал. «Пираты знают, что, если на горизонте не видно военного корабля, у них времени хоть отбавляй». По расчетам Валена, такой военный корабль может обеспечить безопасность 1—2% водного пространства у берегов Сомали.
   Адмирал ВМФ Ее Величества Кейт Уинстенли говорит: «Пираты пойдут туда, где нас нет. Если мы будем патрулировать Аденский залив, они пойдут в Могадишо. Если мы в Могадишо, они пойдут в Аденский залив». Поэтому его американская коллега-офицер усиленно советует, чтобы судовладельцы сами активно принимали меры для охраны своих судов: корабли могут идти в конвоях, их можно защитить с помощью колючей проволоки, электроизгороди и звуковых пушек. Кроме того, владельцы судов вправе прибегать к услугам наемников.
   Пятый американский флот уже в районе Африканского Рога, там же курсирует российский фрегат «Неустрашимый», русские направляют туда еще несколько своих кораблей.
   Все это, конечно, благие намерения, говорят эксперты, но длина сомалийского побережья 3 тыс. км, и таким образом его обезопасить невозможно. Никто не в состоянии контролировать Индийский океан, где попал в ловушку Sirius Star. «Никаких иллюзий на этот счет быть не должно», — говорит Вален, командующий французскими военно-морскими силами в Индийском океане.
   Если принять предложения русских и некоторых из представителей ООН, происходящее может перерасти в настоящую войну. Представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин обратился к ЕС и западному альянсу с предложением разбить базы пиратов на суше. Ему видится ограниченная «операция на побережье». Только так, по его мнению, можно справиться с морскими разбойниками.
   Вероятно, он прав. Но, безусловно, ограниченных операций в такой стране, как Сомали, быть не может, потому что вся она бурлит ненавистью и насилием.
   Западные войска окажутся в безумии гражданской войны, которую ведут полевые командиры, исламисты и кланы и жертвами которой стали уже десятки тысяч человек. Это будет такая же авантюра, как и та, которая в 1994 году закончилась кошмаром для американцев. Тогда армия Соединенных Штатов должна была помочь людям в разоренном Сомали, но в конце единственное, что ей оставалось, — это отступить под градом пуль. А в Могадишо с триумфом протащили по улицам убитого американского солдата.
   А кажется все таким простым: на равнинном побережье Сомали в саванне негде спрятаться, и взглядом можно охватить почти такое же пространство, что и на море.
   Большинство пиратов родом из одного из трех местечек на побережье: Эйл, Хобио и Харардере. Это полуразрушенные поселки на берегу моря с населением в несколько тысяч человек, несколькими щебеночными дорогами и заливаемыми прибоем причалами.
   Каждое утро Абдинур Хайи, рыбак из Харардере, выходит на этот берег. Обычно он покидает дом очень рано. Так было и в позапрошлый вторник: «Как всегда, я проснулся в три часа и вышел на берег, чтобы половить рыбу. И вдруг увидел очень, очень большой корабль. Он стоял на якоре, милях в трех от берега. Я рыбачу здесь уже
   30 лет. Но я никогда еще не видел такой огромной посудины».
   Sirius Star, спущенный на воду в марте этого года, — один из самых больших кораблей, когда-либо построенных человеком: 330 метров в длину, при полной загрузке в три раза тяжелее американских авианосцев, слишком большой для Суэцкого канала, слишком большой и для большинства портов. Это один из 19 супертанкеров. С их помощью саудовская государственная нефтяная компания Aramco снабжает мир веществом, которое обеспечивает благосостояние. Sirius Star вышел в море от нефтяных терминалов в Персидском заливе. Польский капитан и 24 матроса и офицера должны были обогнуть на нем мыс Доброй Надежды и идти в сторону США.
   Курс лежал вдали от тех путей, где до сих пор отмечались нападения пиратов. Многие морские эксперты считали невероятным, что пираты осмелятся напасть на такое огромное судно. А это оказалось просто.
   Обычно одномачтовое арабское судно типа доу или промысловый бот вывозит группу сомалийцев подальше в открытое море. Абордажные катера тянут на буксире. Радар стоит 1500 евро, GPS-приемник можно купить от 100 евро; подкараулить добычу не проблема — спешить некуда, к тому же в запасе целый мешок листьев каты. Для морских разбойников это идеальный наркотик — он пьянит, вызывает эйфорию, потом — подавленность, но, чтобы избавиться от нее, достаточно положить за щеку порцию свежих листьев. Время проходит быстро.
   Возможно, пиратам даже было известно, что к ним движется Sirius Star. Знатоки региона уверены, что у «морских волков» есть свои люди в таких портовых городах, как Дубай. Не исключено, что работают и влиятельные кукловоды, координирующие их действия и отдающие приказы.
   Когда добыча появляется на горизонте, обычно все происходит очень быстро: абордажные катера устремляются к жертве, подходят к борту судна. Бандиты забрасывают крюки, карабкаются по канатам и веревочным лестницам на палубу. Если команда слишком активно сопротивляется, например используя брандспойты, или же если капитан, пытаясь уйти от преследования, закладывает крутые виражи, пираты грозятся применить свое излюбленное оружие — РПГ-7.
   Старый советский гранатомет позволяет поразить любое судно с 500 метров. Граната, снабженная реактивным двигателем, пробивает броню толщиной до 60 сантиметров. Капитан, везущий в трюмах до 300 тыс. тонн нефти, предпочитает «лечь в дрейф».
   Пираты заставили команду танкера Sirius Star идти к городу Харардере и встать на якорь. Когда судно увидел рыбак Хайи, к Sirius’у как раз подплывали две небольшие лодки с 18 боевиками на борту. Следом шла лодка с провиантом и катой.
   Немного спустя некто Фарах Абд Джамех — вероятно, один из пиратов — позвонил в студию арабского телеканала al-Dschasira, чтобы передать требования бандитов: «Выкуп наличными; деньги доставить к танкеру. Мы гарантируем безопасность судна, которое их привезет. Деньги пересчитаем при помощи машинок. И учтите: у нас есть детекторы подлинности купюр». Другой пират заявил: «На выполнение наших требований у саудовцев есть десять дней. В противном случае мы предпримем нечто, что будет иметь катастрофические последствия».
   Как сообщается, пираты требуют $25 млн — 10% от стоимости захваченного судна. Sirius Star оценивается в $150 млн, его груз — еще в $100 млн.
   Всего несколько лет назад стандартный выкуп исчислялся в десятках тысяч долларов. Судовладельцы исправно платили, и «такса» росла. Сейчас за судно с командой требуют от $500 тыс. до $2 млн.
   «Платить выкуп компаниям всегда приходится наличными, — говорит эксперт по морскому пиратству Роджер Миддлтон, который недавно по поручению британского аналитического института Chatham House завершил работу над исследованием деятельности сомалийских бандитов. — После этого деньги, как правило, доставляют в Момбасу или Йемен. Там эстафету принимают профессионалы из служб безопасности. Они погружают миллионы на небольшие лодки или тралы, подъезжают к захваченному судну со стороны борта и передают мешки».
   Нередко деньги проходят через руки многочисленных посредников: «Лондон в этом сильно увяз», — говорит эксперт по вопросам безопасности Международного института стратегических исследований в Великобритании. «Некоторые адвокатские конторы просто специализируются на таких проблемах, — со знанием дела подтверждает его слова владелец испанского рыболовного траулера, которому однажды пришлось выкупать свое судно. — Так что иногда задаешься вопросом, где на самом деле обосновались пираты — в Сомали или в Лондоне».
   Переговоры и передача денег почти всегда затягиваются на недели. Однако все это время пираты обходятся с пленниками на кораблях более или менее сносно, рассказывает Колин Дарч, капитан из Великобритании.
   1 февраля его морской буксир Svitzer Korsakov, принадлежащий датской компании, захватили пираты. Один из них прокричал Дарчу, стоявшему на капитанском мостике: «Меня зовут Эндрю. Я говорю по-английски. Это Омар, наш босс. Делай, что он прикажет».
   Они отправились к порту Эйл, где у берега встали на якорь. «Бандиты с утра до вечера жевали кату, — вспоминает Дарч, — мы пробавлялись сигаретами, козьим мясом и верблюжьим молоком». Время от времени кто-то из пиратов на моторках отправлялся за продуктами. Выкуп затребовали в $2,5 млн.
   Переговоры вела английская фирма Control Risks, притом довольно уверенно. Наконец в цене сошлись. На лодке привезли
   678 тыс. долларов. «Им понадобилась целая ночь, чтобы разделить деньги между собой», — рассказывает Дарч. Через 47 дней ему и пятерым членам команды разрешили поднять якорь.
   Сегодня у берегов Эйла с его белыми песчаными пляжами стоит 12 судов, в том числе захваченный около двух месяцев назад украинский сухогруз «Фаина» с 33 танками на борту, которые надлежит доставить африканским заказчикам с сомнительной репутацией. Требования пиратов снизились с первоначальных $20 млн до $8 млн, как сообщил журналу Spiegel Сигуле Али, предводитель пиратов на борту «Фаины». Новые возможности разбогатеть привлекают в Эйл толпы мужчин. Молодые морские разбойники охраняют захваченные суда, обеспечивают снабжение, готовят новые операции на море. Боссы ездят на тяжелых внедорожниках и строят среди лачуг свои виллы. Они инвестируют в рестораны и гостиницы для вновь прибывающих пиратов, берут себе вторых или третьих жен. «Все, что нужно, — лодка и трое парней. Так нынче становятся миллионерами», — ворчит старый офицер уже давно не существующего сомалийского военно-морского флота.
   Пираты наносят мировой экономике миллионные убытки. Страх заставляет некоторые компании избегать маршрута вдоль берегов Африканского Рога и через Суэцкий канал. Капитаны выбирают длинный маршрут вокруг мыса Доброй Надежды, несмотря на коварное течение Агульяс, воды которого не раз проглатывали крупнотоннажные грузовые суда.
   Расстояние от Персидского залива до Роттердама составляет около 6500 морских миль, вокруг мыса Доброй Надежды — более 11 тыс. морских миль. Дополнительные затраты на навигацию одного нефтеналивного судна в оба конца достигают почти миллиона долларов.
   Несмотря на это, в норвежской фирме Odfjell склоняются к тому, чтобы ее флот по перевозке химических веществ — один из крупнейших в мире — впредь совершал плавание по длинному пути. Лидер отрасли Frontline вынашивает схожие планы. Датский контейнерный морской перевозчик Maersk, равно как и тайваньская фирма TMT, намерены направить вокруг мыса Доброй Надежды тихоходные и низкие суда. За это заплатят клиенты, а в конечном счете — и потребители.
   Больше денег за возросший риск требуют от судовладельцев и страховые компании. Сегодня, чтобы пройти через Аденский залив, придется заплатить надбавку «за пиратов» — до 0,25% от страховой стоимости судна, говорит Тим Тернер, сотрудник морского отдела Beazley, крупнейшего синдиката компаний, входящих в лондонское страховое объединение Lloyd’s. Для судна вроде Sirius Star это где-то $250 тыс. — за каждое плавание через воды опасного региона.
   Размер страховых премий зависит, впрочем, и от других факторов. К быстроходным и высоким судам сегодня применяются более щадящие тарифы — пиратам их захватывать сложно.
   Эксперты по вопросам безопасности видят еще одну опасность: терроризм на море. Уже поступают первые сигналы, подтверждающие интерес исламистов к технологиям сомалийских пиратов. Морские атаки могут использоваться ими в целях экономической дестабилизации, предупреждает в своем последнем исследовании американская компания Rand Corporation. Не исключено, что террористы «наладят сотрудничество с пиратами или будут поручать им конкретные задания».
   Автор одной из интернет-страниц, посвященных джихаду, констатировал еще в апреле этого года: «Морской терроризм являет собой стратегическую необходимость». В настоящее время на пути к «исламскому халифату» важно добиться «контроля над морем и портами, начиная с тех, что вблизи Аравийского полуострова». Ведь там, добавляет он, братьям по вере уже приходилось в море охотиться на «крестоносцев» и «сионистов».
   Один из наиболее жутких сценариев, рождающихся в фантазии экспертов по безопасности: исламисты захватывают супертанкер, перегоняют его к Сингапуру или Нью-Йорку и взрывают. В 2003 году у берегов Индонезии уже был случай, когда вооруженные люди захватили судно, перевозившее химические вещества. Но угонять его они не стали, а потребовали, чтобы их научили таким гигантом управлять. А затем исчезли.
   В пятницу 21 ноября отряд вооруженных до зубов исламистов прочесывал пиратский оплот — город Харардере. Они искали похитителей Sirius Star и угрожали гнусным пиратам возмездием, ведь саудовский танкер — это мусульманское судно.
   Исламисты на суше для пиратов опаснее, чем западные военные корабли. Пока последние вмешивались нечасто: в апреле французские спецназовцы захватили нескольких пиратов, покусившихся на суперяхту Le Ponant. А немецкий фрегат Karlsruhe на прошлой неделе при помощи вертолета обратил в бегство 8 или 9 пиратских лодок, окруживших британский танкер.
   Индийский фрегат-невидимка Tabar («томагавк») энергично отбивался от налетчиков: он сумел перерезать путь пиратской плавбазе, но бандиты принялись палить по оснащенному самой современной техникой военному кораблю из автоматов Калашникова. Тогда Tabar ответил залпом из всех орудий — как утверждают военные моряки, в целях самообороны. От пиратского суденышка практически ничего не осталось.
   Однако между военными кораблями остаются огромные незащищенные пространства. «А мы могли бы помочь обезопасить их», — уверена Энн Тирелл, представитель фирмы Blackwater. Корабль быстрого реагирования McArthur готов к отправке, отдел кадров отобрал достаточно подходящих бойцов; операция могла бы начаться в течение нескольких дней.
   Впрочем, вояки от Blackwater — не единственные на рынке новых услуг. Компания Drum из Великобритании сообщает, что количество запросов на конвоирование за последний год возросло в десять раз. Глава Drum Питер Хопкинс предоставляет бригады численностью от 4 до 8 человек, которые поднимаются на борт кораблей в Порт-Саиде, чтобы в Омане или Момбасе вновь сойти на землю. Четверо охранников обходятся примерно в 6500 евро в день плюс командировочные расходы. Они вооружены, однако сначала пытаются оборонять суда при помощи звуковых пушек и колючей проволоки.
   Американский конкурент фирмы Blackwater Джон Харрис предпочитает более жесткий тон. Он гарантирует, что бойцы его компании Hollow Point не оставят пиратам никаких шансов. Кроме того, они в состоянии освободить и уже угнанные суда: «Так или иначе, мы доставим вашу команду и судно назад, — заверяет он. — Либо договоримся, либо пошлем наш отряд».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK