Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ДУМАТЬ НАДО"

Российские венчурные фонды даже в кризис готовы финансировать хорошие инновационные идеи. Но таких идей, как и прежде, очень мало.    Подростки, собирающие технику из подручных материалов, и студенты младших курсов, которые в свободное время пишут программы
   и придумывают новые сайты в Интернете… Еще несколько лет назад они и не думали о том, чтобы капитализировать изобретения и идеи. Теперь многие из них обсуждают свои проекты с серьезными инвесторами.
   Авторов вдохновляют успешные примеры: разговоры о том, как кто-то смог привлечь большие деньги под свою инновационную задумку, не утихают.

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ

    Один из звездных проектов — компания Parallels. Сегодня она имеет годовой оборот более $100 млн и обеспечивает работой около 700 сотрудников по всему миру. Продукты Parallels позволяют частным пользователям устанавливать сразу несколько операционных систем на один компьютер. Корпоративным же клиентам предлагается ряд сложных технологических сервисов, которые повышают эффективность серверов. Венчурный капитал сыграл немалую роль в становлении компании-разработчика программного обеспечения.
   В 1999 году предприниматель Сергей Белоусов стал одним из основателей компании SWSoft (название Parallels до 2005-го). Проект запускался на собственные средства авторов, уже спустя полтора года он вышел на окупаемость, но инновационные разработки требовали денег, искать которые пришлось на Западе.
   В 2001 году Белоусову удалось было договориться о встрече с потенциальными венчурными инвесторами, но случилось 11 сентября, и денег компания так и не получила. Фирма продолжала развиваться на собственные средства, не оставляя надежд найти венчурных партнеров. В 2005 году долю в Parallels получили три фонда — Intel Capital, Bessemer Venture Partners и Insight Venture Partners. «Выбор не случаен: это крупные фонды Силиконовой долины, у которых есть хороший бэкграунд и история сотрудничества с IT-компаниями», — говорит Сергей Белоусов. Общий объем вливаний тогда составил $12 млн. Благодаря сотрудничеству со структурой Intel разработчикам удалось получить эксклюзивные коды и техническую поддержку гиганта, другие фонды оказывали консультационную поддержку.
   В апреле этого года Almaz Capital, инвестфонд российского происхождения, выкупил часть акций Parallels, ранее принадлежавших Insight. Сейчас в числе владельцев компании четыре фонда, три из которых участвуют в управлении. Международный состав акционеров помогает продвигать продукты по всему миру.
 
ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ АПГРЕЙД
    Очень многие разработчики сегодня действуют по такому принципу: не нужно изобретать велосипед, достаточно найти успешный проект за рубежом и адаптировать его для российских условий. Так, полтора года назад Илья Лагутин и его друг задумали создать web-сервис, предлагающий виртуальное планирование интерьера. С его помощью можно рисовать ком нату, расставлять в ней мебель и декоративные предметы из реальных магазинов. Для России это было новшество, но интерфейс созданного сервиса Roomix.ru очень напоминает американский Mydeco. На разработку модели и создание демо-версии ушло полгода, причем сначала обходились силами всего трех человек — двух основателей
   и коммерческого директора. «Мой партнер отвечал за техническую часть, других специалистов мы не привлекали. До получения инвестиций мы занимались разработкой идеи и бизнесмодели, собирали отзывы потенциальных клиентов», — рассказывает Илья Лагутин, генеральный директор Roomix. В первые полгода компания израсходовала менее $1 тыс., поскольку офис с компьютерами и телефонами им был предоставлен бизнес-инкубатором ВШЭ.
   Руководство новоиспеченного сервиса стало искать источники финансирования для развития бизнеса. У предпринимателей было несколько вариантов сотрудничества с бизнес-ангелами (частными инвесторами), но в итоге выбор был сделан в пользу отечественного фонда AddVenture — объединения частных инвесторов. Здесь предложили не только лучшие условия по покупке доли в бизнесе, но и помощь в выходе на следующий этап привлечения инвестиций. Фонду выгодно, чтобы проект развивался, — при продаже своей доли первый инвестор получает существенную прибыль.
   Первый раунд прошел для Roomix в августе 2008 года, а второй — уже в январе этого: деньги были получены от венчурного фонда «Молния». На окупаемость планируется выйти через полгода, то есть спустя два года после старта проекта. Сейчас он уже обрел свою окончательную бизнес-модель: пользователь не тратит ни копейки, а раскошеливаются магазины мебели и предметов интерьера — они платят за присутствие в системе и за использование их товаров.
   Еще один свежий пример удачного высокотехнологичного стартапа — сервис Wi2Geo, созданный в июне прошлого года. На сегодня проект сумел получить финансирование сразу двух венчурных структур. Wi2Geo пока что не имеет аналогов в нашей стране, эта система навигации позволяет определять положение объекта не только по уже привычным россиянам спутникам GPS, но и по Wi-Fi, которым оснащены многие ноутбуки и мобильные устройства. На определении местоположения строятся и другие сервисы, интересные рынку, но требующие немалых финансовых вложений в разработку. «Один из наших партнеров вынашивал задумку давно. Потом мы собрались вчетвером и стали делать прототипы продуктов», — вспоминает участник проекта Сергей Курлович.
   Уже спустя полтора месяца был проведен первый раунд инвестиций. Договориться удалось с уже упомянутым фондом AddVenture: получив менее 10% в компании, AddVenture также оказался владельцем опциона на увеличение участия в капитале, если в проект будет привлечен следующий инвестор. После получения этих средств основатели компании смогли доделать некоторые из своих продуктов. Потом в течение полугода они активно общались со многими венчурными фондами. «Круг инвесторов небольшой. За месяц-полтора при желании можно со всеми нужными людьми познакомиться», — говорит Сергей Курлович.
   Фонд, название которого пока не раскрывается, нашелся в разгар кризиса — в конце 2008-го. Совсем недавно была заключена сделка, а примерно через полгода компания планирует выйти на прибыль.
 
КРИЗИС НЕ ПОМЕХА
    Сегодня при наличии интересной задумки сесть за стол переговоров могут и совсем юные таланты, от которых требуются только инновации. Но венчурные инвесторы уверяют: средств для потенциальных «проектов-бомб» достаточно, вот только достойных бизнес-планов им приносят немного.
   Как правило, держатели венчурного капитала дают деньги не только на запуск продукта, но и требуют от разработчиков развития концепции, введения новых сервисов и технологий — для роста капитализации компании.
   «У нас три главных требования к кандидатам: команда, умение понять, как заработать на идее деньги, и четкое видение развития проекта в долгосрочной перспективе», — рассказывает Максим Чеботарев, менеджер по маркетингу Softline Venture Partners. Этот фонд создан компанией Softline, его размер составляет $20 млн, на один проект инвесторы готовы дать до $1 млн. Но за время существования фондом было рассмотрено 160 проектов,    а финансирование получили всего два!
{PAGE}
ТЕХНОБУДУЩЕЕ
   Одна из особенностей, отличающих нашу страну от США — мирового флагмана венчурного капитализма, — наличие на этом рынке большого количества государственных денег. Если ранее получить их могли амбициозные и крупные проекты, то теперь шанс есть и у небольших компаний. Российская венчурная компания (РВК) наряду с Роснанотехнологиями, несмотря на кризис, наращивает объем своего присутствия на рынке инноваций. Сейчас РВК займется поиском новых проектов через частных партнеров. Объем фонда для проектов на ранней стадии составит 2 млн рублей. Компания-кандидат должна существовать не более 3 лет, за последний год получить выручку не более 10 млн рублей. Кроме того, авторы проекта должны быть совладельцами бизнеса. Игорь Агамирзян, гендиректор Российской венчурной компании, обещает: «Деньги есть, а проектов достойных мало, но я сделаю все, чтобы создать действующую венчурную экосистему».
   В целом кризис улучшил перспективы венчурных капиталистов. Эдуард Шендерович, управляющий директор Kite Ventures, говорит: «Сейчас компании требуют меньше инвестиций, поскольку снизились затраты на развитие и продвижение продуктов». Именно поэтому, уверены эксперты, проекты, проинвестированные в 2008-2009 годах, в среднем дадут больше прибыли, чем стартапы сытых лет.
   Начинающим предпринимателям стоит поторопиться. Сейчас у фондов есть деньги, в основном оставшиеся с докризисных времен, а раскрутка проекта стоит дешевле. А значит, самое время для реализации интересных идей. n

   ИСТОРИЯ БЕЗ ДЕТАЛЕЙ
   Российская венчурная отрасль отстает от американской примерно на 20-30 лет. Для наших предпринимателей, начинавших свое дело за счет собственных и занятых у знакомых средств, долгое время схема «финансирование взамен на долю в компании» была непривычной. Даже бурное развитие банковского кредитования не спасало стартаперов: банки отказывались и до сих пор отказываются кредитовать проекты, находящиеся на нулевой стадии развития. Но постепенно создатели чудо-идей стали рассматривать возможности привлечения венчурного капитала. И хотя первые сделки, которые можно отнести к венчурным, заключались в середине 1990-х, сама отрасль стала развиваться только с началом нового тысячелетия.
   
   Как правило, венчурные фонды и бизнес-ангелы вкладываются в проект на начальной стадии, когда уже есть некий план. Взамен фонд получает долю в бизнесе, из которого через несколько лет выходит, — стоимость этой    доли при успешной реализации вырастает в десятки и сотни раз. Но выстреливают далеко не все идеи (по статистике, 60-70% венчурных проектов оказыва-ются неуспешными), поэтому фонды набирают портфель проектов: какие-то из них позже приносят неплохие барыши, таким образом покрываются расходы на провальные сделки. Так что венчурные деньги — длинные и весьма рискованные.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK