Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Два интернационала"

Что общего у движения «Захвати Wall Street» и евросаммита в Брюсселе?   Кризис рождает призраки. Призраки бродят по Европе. Классика. В каноническом варианте по Старому Свету бродил призрак коммунизма. Чья теперь очередь?
   
FLASH MOB И ДЕМОКРАТИЯ
  
Посмотришь новости российских федеральных телеканалов — и словно возвращаешься куда-то в 1970-е. Тогда советская пропаганда смаковала тяготы «забугорной» безработицы («весна пришла в Париж, но не радует она парижан»), теперь мы — все с тем же плохо скрываемым злорадством — показываем протесты против глобалистов-финансистов, которые мало того что богатеют, «ничего не производя», так еще и завели всех в пучину кризиса. Поэтому — «Захвати Wall Street».
   События на Арабском Востоке добавляют энтузиазма противникам капитализма — в захватчиках Wall Street кое-кто уже видит «буревестников» очередной, на этот раз чуть ли не мировой революции. Да, протестующие находят свой Wall Street в самых разных городах на самых разных континентах. Но flash mob — это скорее шоу, чем революция. Хотя место, где оно проводится, имеет значение. Все здесь упирается в демократию. Для стран, в которых ее нет, любой массовый протест, вышедший из-под контроля властей, чреват революцией. Властный пузырь, получив прокол, лопается. Страны, привыкшие к демократии, на порядок устойчивее, потому что клапанов, через которые стравливается давление, гораздо больше, как и способов, позволяющих реагировать на недовольство не только дубинками, но и реформами.
   
БУЛЫЖНИК ДЛЯ ПРОЛЕТАРИАТА  
Но протестный интернационал все равно налицо. И основания у него совсем не призрачные и вовсе не электронно-конспирологические. Каждый оценивает кризис по-своему, но есть угрозы, очевидные для всех. Это не колебания какого-то синтетического ВВП, о которых все говорят, но которых никто не видел, а безработица — скоростной социальный лифт, едущий только вниз.
   Международная организация труда (МОТ) ждет именно роста безработицы, причем не точечной, а сразу в нескольких десятках стран. Согласно отчету МОТ, опубликованному в конце октября, затормозившееся восстановление мировой экономики начало сильнейшим образом влиять на рынки труда. Для преодоления последствий кризиса в мире должно быть создано около 80 млн рабочих мест, однако замедление роста ВВП в разных странах позволит создать вдвое меньше. МОТ отмечает, что в 69 из 118 изученных стран жители констатируют падение уровня жизни в 2010 году по сравнению с докризисными временами. В 99 странах респонденты заявили, что утратили доверие к правительству своих государств. Это уже гораздо серьезнее, чем flash mob.
   В 2010 году по сравнению с 2007 годом число безработных выросло на 27,6 млн человек. В 45 из 118 государств сложившаяся ситуация в сфере занятости, по оценке МОТ, может привести к массовому недовольству.
   И это удел не только развивающихся стран. Например, в благополучной Германии, надежде Евросоюза, в октябре 2011 года безработица выросла впервые за 19 месяцев. По данным Федерального ведомства труда, она составила 7% против 6,9% в сентябре. Рост незначительный, но все же рост.
   Рекомендация МОТ: для снижения безработицы на 0,4-0,8 процентных пункта государства должны увеличить расходы на занятость на 0,5% от ВВП.
   
НАДНАЦИОНАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ  
Но есть и другой интернационал. Его, как и первый, рождает «революционная ситуация» — кризис.
   Что самое главное в решениях, принятых на многосуточных бдениях евроглав 23-26 октября? Кто-то скажет — масштабы финансовой помощи, кто-то — сохранение еврозоны, кто-то — прогресс в борьбе с кризисом. Все так. Но общий знаменатель шире: произошла наднациональная революция. Происходит она там, где только и может происходить, — в столице Евросоюза, авангарда наднационального строительства. Гегемоном революции являются не столько евробюрократы (которым, впрочем, надо отдать должное), сколько сама экономика. Ее глобальный характер требует наднациональных институтов регулирования, кто сразу не понял — научил мировой кризис.
   Это азбука. Но необходимо научиться ею пользоваться. Прежде всего нужно освоить механизмы экономического наднационализма. Чем и занимались в Брюсселе. Поэтому важны не только сами решения, но и опыт их принятия. Именно из него вырастает настоящее, а не бумажное европравительство.
   А это не менее важно, чем спасение Греции. Именно за таким интернационалом будущее.
   А что же Россия? «Суверенная демократия» и «русские марши» не отменяют экономических императивов движения к новому интернационалу, хотя и затрудняют следование им.
   Россия, как обычно, прокладывает свой путь — на просторах Евразии. Это наднационализм с хорошо различимым русским акцентом. Все понимают, что лидером Евразийского союза безоговорочно станет Россия, и опасаются московского диктата. Основания для этого — незабытые раны многочисленных газовых и нефтяных войн, не говоря уже о горячей российско-грузинской войне. Немаловажно также, что Москва не скрывает планов превращения рубля в общую евразийскую валюту. Именно рубля, а не, скажем, наднационального алтына, как в свое время предлагал Нурсултан Назарбаев.
   Если называть вещи своими именами, курс взят на расширение российского суверенитета на весь Евразийский союз. А это уже экспансия, а не наднационализм, когда все страны-участники жертвуют частью своего суверенитета, — иначе наднациональные институты регулирования не создашь.
   При этом, конечно, никто не отменял геополитические и военно-стратегические весовые категории. В Евросоюзе все понимают, что у Германии и Франции особая роль, но это роль не диктатора, а скорее палочки-выручалочки. В Евразийском союзе такое отношение к России придет не скоро. Если вообще придет.
   Механизм наднационального строительства, даже экономического, способного справиться с преодолением огромных трудностей и препятствий, строится с опорой на все ту же демократию, без которой в Брюсселе точно ни о чем бы не договорились. Привычки же жить в условиях демократии у Евразии и прежде всего у России нет, как нет и заметного желания этот опыт приобрести.
   Вот и приходится шарахаться от призраков.
   

   События на Арабском Востоке добавляют энтузиазма противникам капитализма — в захватчиках Wall Street кое-кто видит «буревестников» чуть ли не мировой революции. Да, протестанты находят Wall Street в самых разных городах на самых разных континентах. Но flash mob — это скорее шоу, чем революция. Хотя место, где оно проводится, имеет значение.
   Опять упираемся в демократию. Для стран, в которых ее нет, любой массовый протест, вышедший из-под контроля властей, чреват революцией. Властный пузырь, получив прокол, лопается. Страны, привыкшие к демократии, на порядок устойчивее, потому что клапанов, куда выходит недовольство, гораздо больше, как и способов, позволяющих реагировать на недовольство не только дубинками, но и реформами.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK