Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Двадцать лет спустя"

«За вашу и нашу свободу!» — этот лозунг хорош для площади. Но после того, как площадь побеждает, балом начинает править офис, у которого свои ценности. И герои вчерашних дней ему не нужны.Сегодня меня потянуло на ностальгические воспоминания о далеком детстве, когда меня, маленькую, родители возили на «запорожце» на Балтийское море. Полтора суток в пути и потом три недели блаженства в съемной комнате с пятью другими семьями в доме без удобств. Зато какое было счастье поехать в Палангу, построить песочный замок на берегу, попрыгать на волнах, съесть комплексный обед за рубль и на следующий день повторить все снова. Меня даже крестили в Вильнюсе, поскольку папа, будучи членом КПСС, боялся, что в Москве у него могут быть проблемы, а Литва далеко. Так Литва стала для меня практически вторым домом, по крайней мере на лето.

Потом началась перестройка, дома постоянно тусовались «демократы» из разных братских республик. Я полностью окунулась в политическую борьбу тех лет. Когда танки окружили литовское телевидение, я лично, будучи школьницей, собирала подписи одноклассников в поддержку Литвы и ее независимости. Затем был объявлен митинг-шествие от гостиницы «Москва» до Лубянки с теми же лозунгами. Разрешения на демонстрацию не было, участники боялись провокаций со стороны властей. Помню, просили не приводить детей, но я напросилась. Мне было важно пойти с теми, кто не боялся. Мы шли, взявшись за руки, с депутатами первого съезда — Гдляном, Ивановым, Станкевичем — и лишь поднимали вверх знак виктории и скандировали: «ЛЕ-ТУ-ВА!» За мою политактивность я чуть не вылетела из школы.

В августе 1991-го мы снова отдыхали в Литве, путч застал нас в Паланге. Отец бегал по вокзалам и пытался купить билеты в Москву, а консьержка в кемпинге смотрела CNN и приговаривала с акцентом: у вас там в Москве путч…

Я едва сдерживала слезы, но в тот момент казалось, что Литва уже давно отсоединилась и они совершенно не понимают, что путч в Москве — хана их независимости. Слава богу — все обошлось!

Прошло ровно 16 лет с того злополучного августа. Мне исполнилось тридцать, в июле сыграли свадьбу. Мой супруг — гражданин Германии, но живем мы в Москве, соответственно, и женились в Москве, и в свадебное путешествие планировали ехать отсюда. Решили отправиться в Прибалтику — зону детских воспоминаний.

Забронировать ночлег оказалось несложно, деньги мигом были переведены банковским переводом. Латышскую визу турагентство оформило без всяких задержек. Оставалось получить литовскую. Оказалось, документы на литовскую визу можно сдать только лично. Странными оказались и требования к фотографии: важным параметром считалось расстояние между глазами и подбородком, не говоря уже об остальных перлах. Наверное, кривых и косых в Литву не пускают. По внешним признакам я все же должна была проскочить. Удалось и скачать анкету с консульского сайта заранее, и должным образом ее заполнить.

Как и полагается, я подъехала к консульству к 9.30 и оказалась в очереди 99-й. Пошел дождь. На информационной доске значилось, что с большими сумками в консульство не пускают. Пришлось отнести в машину лэптоп и надеяться, что его не свистнут. Очередь особо не продвигалась. Люди в очереди делились своими историями, многие стояли не в первый раз. Вокруг консульства постоянно циркулировали не очень свежие коммерсанты, предлагающие разнообразные услуги — от заключения договора на страховку до копий паспортов и фотографий. Учитывая, что у меня была заполненная анкета с приклеенной фотографией, копия паспорта и страхового полиса с покрытием на четверть миллиона евро, я чувствовала себя уверенно.

Услышав, что я мокну в очереди, мой муж Теодор примчался с зонтиком поддержать меня в ожидании. К одиннадцати мы приблизились к входной двери. Суровый охранник требовал полного отключения мобильных телефонов. Войдя внутрь, мы получили заветный талончик с номерком в окошко. Постояв еще с полчаса, наконец протянули документы консульскому клерку. Документы нам тут же отдали обратно.

— У вас анкета старого образца, переписывайте!

— Да, но это анкета с вашего сайта, — возмутилась я.

— Меня это не интересует, — огрызнулась дама в окошке и швырнула нам все обратно.

Мне ничего не оставалось, как снова заполнить анкету, которая ничем не отличалась от той, которую я принесла с собой. Тем временем муж отдирал приклеенную намертво фотографию со старой анкеты. Через 10 минут мы опять подошли к даме.

— Мы не примем у вас страховку, — прозвучал ее вердикт.

— Почему? — поинтересовалась я. 

— У вас полис заполнен вручную, а не на принтере. 

— Ну и что? У меня покрытие на 250 тысяч евро плюс немецкая страховка, и муж мой гражданин Германии, члена Евросоюза, — стала нажимать я.

— Покажите ваше свидетельство о браке, — потребовали от нас.

— Я вам паспорт покажу со штампом, — сказала я и вытащила свой паспорт, в который вписаны фамилия и имя мужа. 

— Нет, этого недостаточно, нужно свидетельство!

— Я ее муж, вот мой паспорт! — заорал Теодор. — Я гражданин Германии! Что здесь происходит?

Я продолжала тыкать пальцем в штамп своего паспорта, который, похоже, абсолютно не нравился нашей собеседнице. В конце концов я решила вспомнить свое политическое детство.

— Я рисковала жизнью за вашу свободу, а вы устраиваете какой-то цирк! — Меня начало колотить от возмущения. Я завелась больше, чем тогда, в 1989-м, возле Лубянки.

— Давайте ваш паспорт, — сжалилась над нами клерк.

Взяв паспорт, она ушла и долго не возвращалась. Вернувшись, она молча свернула все документы и, открыв щель, просунула их обратно.

— Консул сказал, что нужно свидетельство о браке, — произнесла она спокойно.

На нас ее спокойствие не распространилось. Размахивая руками, мы вышли вон. На улице продолжал лить дождь. Остановившись в луже, я промямлила, что свидетельство о браке лежит у меня в компьютерной сумке, которую мне пришлось отнести в машину. Решили, что сделаем последнюю попытку.

Прогулявшись с километр до машины и обратно, мы вернулись к очереди у консульства. Оказалось, там целый полк людей, пытающихся проникнуть внутрь по второму разу. Одна дама оказалась еще более нервной, чем мы. Распихав всех локтями, она влезла внутрь по-плохому. Уподобляться ей не хотелось.

Пройдя вновь процедуру контроля, мы вошли в консульство и встали в очередь к окошку. Я протянула свидетельство о браке.

— Копию свидетельства, — потребовала клерк. 

— Это оригинал, — уже заорала я.

— Паспорт мужа, — опять скомандовала дама.

— Пожалуйста, — протянул Теодор.

— Копию паспорта мужа, — не унималась она.

— Копии нет, есть только муж в оригинале и его паспорт.

— Мы не принимаем у вас документы, — сообщила мне клерк. 

— Ноги моей в Литве больше не будет…

— Не знаю, что делает Литва в Евросоюзе, — заметил Теодор, забирая документы. — А ведь Германия в свое время настаивала на ее приеме.

Выйдя к полудню на улицу, я едва сдерживала слезы. От бессмысленного унижения хотелось просто взорваться. Мы поняли, что наше свадебное путешествие в Литву отменяется. А туристическое агентство добило нас окончательно, заявив, что штраф за отмену брони взимается в размере 100%! И это притом, что до самого путешествия оставалось еще три недели.

Теперь меня никто в консульство Литвы не заманит. Судя по отношению клерков в консульстве к гражданам других государств, им глубоко наплевать, какой имидж своей стране они создают. А жаль, узнать о том, какая же на самом деле Литва 20 лет спустя, нам так и не удалось.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK