Наверх
28 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Двадцатый век имени Фаины Раневской"

Прошедшая неделя в политике не ознаменовалась ничем. И, может статься, слава богу. В последнее время как-то так складывается, что новости в основном приходят плохие. А когда ничего не случается, мы вздыхаем с облегчением.Хотя газетчики и телевизионщики стонут. Но что делать; так устроен мир: чем лучше нам, тем хуже им. Однажды автор этой рубрики попал на встречу с Маргарет Тэтчер; постаревшая, но не утратившая веселой жесткости, она каждого гостя ехидно о чем-нибудь спрашивала. У Владимира Рыжкова поинтересовалась: «А вы чем занимаетесь?» Он ответил: «Я политик». — «А еще что вы умеете делать?» — «Ну, историю могу в школе преподавать». — «Что ж, тогда здравствуйте». Что же до автора, то он тогда служил в газете, и его Тэтчер спросила: «Вы редактор?» — «Редактор». — «Никогда не могла понять: ничего не происходит, а наутро все газеты выходят с редакционными колонками».

Нам в этом смысле куда легче. Исторический календарь, в отличие от политического, всегда полон. Правда, он тоже не всегда весел; но тут уже ничего не попишешь. Главным событием исторической недели можно считать 110-летний юбилей Фаины Григорьевны Раневской, родившейся 28 августа 1896 года. В чадолюбивом еврейском доме наверняка был радостный переполох, и никто не мог предположить, какой мир, какая эпоха уготованы ни в чем не повинной девочке, у которой будут очень тяжелый характер, очень непростая судьба и грандиозный талант горько веселить публику, внушая ей хоть какую-то надежду на то, что жизнь можно если не переломить, то хотя бы пересмеять.

Мы пытаемся глазами Раневской посмотреть на исторические события минувшей недели. Как-то мало радости. 2 сентября 1918 года: торжествующий товарищ Троцкий примеряет звание верховного главнокомандующего созданной им регулярной Красной армии. 31 августа 1922-го на философский пароход погружают интеллектуальный цвет российского общества, навсегда разлучая философов и писателей с родиной, а родину — с ними. 1 сентября, в день горьких знаний об устройстве истории, начинается Первая мировая, а спустя несколько лет, 30 августа, — блокада Ленинграда. 28 августа 1941 года немцев Поволжья выселяют с насиженных мест, а 29 августа 1964-го русских немцев реабилитируют; спасибо партии за это. А там ведь еще и августовское самоубийство Марины Цветаевой… Просто не эпоха, а какая-то наглядная иллюстрация к печальным сентенциям и максимам Книги Притчей Соломоновых.

Раневской, наделенной даром комического трагизма шекспировского уровня, придется играть революционных воровок и полуидиотических Муль (фраза из фильма «Муля, не нервируй меня»); хихикая, к ней начнут подбегать на улице зрители: «Муля, Муля идет!»; она будет приходить в отчаяние; Ахматова станет утешать ее: «У всякого из нас есть свои Мули». Но, как ни странно, жутковатая (если судить по внешней исторической канве), несостоявшаяся (если формально подходить к списку сыгранных ролей), неустроенная (если ориентироваться на то, что мы знаем о ее личной жизни) судьба Раневской дарит нам заряд полноценного оптимизма. Вот же ничего не было — а все случилось. Вот же ничто не сложилось — а все удалось. Вот же нет никакой надежды — а все в конце концов хорошо.

Грех и нам отчаиваться, наблюдая за окружающей реальностью мировой и российской политики. Да, наступает эра повсеместной власти спецслужб; значит ли это, что нам не удастся проскочить сквозь оставленные ими щели — в пространство свободы? Да, приходит пора нового государственного передела бизнеса, включая печатные СМИ; неужто мы не сумеем перехитрить заказчика? Да, все меньше шансов, что политическая бессмыслица, окружающая нас плотным кольцом, не окончится самовозгоранием; нас ведь уже научили обращаться с политическим огнем, верно? Если можно было жить в XX веке, во времена Раневской, и смеяться, тем более можно жить в наши, куда более диетические, и не хныкать.

Раневская войдет в историю гениальными кадрами из посредственных фильмов и выдающимися ролями в ничтожных советских пьесах. Но также бесчисленными житейскими анекдотами, сюжеты для которых она поставляла неустанно. Вот один из них. Раневской, пребывающей в плохом настроении и не желающей ни с кем разговаривать по телефону, звонит болтливая подруга. Недолго думая, Фаина Григорьевна обрывает собеседницу: «Голубушка! Я из телефона-автомата, а тут большая очередь, мне в будку стучат монеткой, прощайте!» Пора и нам закругляться. В том смысле, что пора и честь знать.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое