Наверх
24 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДВЕ ШАГИ НАЛЕВО"

В случае возвращения Путина к власти в 2012 году для внутреннего и, главное, внешнего потребления нужен образ Вернувшегося Отца, без которого дети немного расшалились.   Посетив с дружественным визитом Таманскую мотострелковую бригаду, президент России сделал несколько обнадеживающих заявлений. В ходе визита медведевский стиль руководства проявился столь наглядно, что когда-нибудь по этой выдающейся манифестации медведизма будут защищать диссертации. Насколько я пока могу понять (учтите, что я не политолог, и потому критерии у меня сугубо эстетические), главной задачей Дмитрия Анатольевича на президентском посту является создание выгодного фона для возвращения Владимира Владимировича. Поскольку Владимир Владимирович сущностно не диктатор, а просто вытолкнутый эпохой на поверхность постсоветский функционер — может быть, чуть более злопамятный, чем остальные, но и куда лучше адаптирующийся к новым реалиям, — его стилистику и тренды в значительной степени определяют свита и контекст. Скажем, выглядеть державником и собирателем страны Путин мог лишь на фоне Ельцина, после десятилетия распада. В случае его возвращения к власти в 2012 году для внутреннего и, главное, внешнего потребления нужен образ Вернувшегося Отца, без которого дети немного расшалились, но страну не пропили. Путину даже не потребуется ничего ужесточать — все сами подожмутся: менеджеры среднего звена примутся больше запрещать, оппозиция — громче негодовать, зарубежные фельетонисты — жестче иронизировать… За счет вспышки коллективного страха, которая случится, убежден, на ровном месте, возможен и в самом деле некоторый подъем — кто-то меньше украдет, кто-то даже вернет… Словом, что-бы возвращение бы-ло триумфальным, а робкие надежды на робкие реформы бы-ли скомпрометированы окончательно — нужно подготовить почву, то есть подать несколько ничего не значащих сигналов, квалифицируемых как либеральные. Одновременно, чтобы не порушить преемственность, надо подать и нелиберальные. Соотношение должно быть примерно один к двум — чтобы либеральность подчеркнулась, но осадок остался.
   Первый обнадеживающий сигнал — отказ от увеличения срока службы. Это выглядит оглушительной царской милостью, хотя основано опять же на контексте: сначала интенсивно (и, думаю, по команде) распускается слух об увеличении срока службы, потом торжественно заявляется, что его не будет. В результате ничего сущностного не сделано, но результат достигнут. Второй сигнал — обещание солдатских выходных. Тут опять-таки нет сенсации: во многих армиях мира — в том числе в непрерывно воюющей израильской — солдаты уходят на выходные домой, и боеспособность от этого только растет.
   После чего, дабы уравновесить два косметических, но гуманных высказывания, делается третье — о необходимости (точней, желательности, но у нас начальственное желание приравнивается к закону) возвращения в школу НВП. Начальная военная подготовка была одним из символов не только армейского, но и школьного идиотизма — дубизма, как говорили тогда; предложение «преподавать ее так, чтобы было интересно» сродни идее позднесоветских времен организовать жизнерадостную церемонию проводов в армию, чтобы было весело. Я тогда предлагал игру «перетягивание призывника»: если перетянет военкомат — призывник призывается, если семья — остается. Военрук, физрук и трудовик, надирающиеся с горя в школьной радиорубке после занятий, — такой же символ советских 70-х, как школьный ВИА. Сигнал считывается именно как знак возвращения туда, ибо аббревиатура «НВП» имеет вполне конкретное наполнение, и никаким интересным преподаванием этого не перешибешь. Стиль продемонстрирован: неумелый и половинчатый либерализм уравновешен ностальгией, а страна уже готова к тому, что за это неслыханное послабление в 2012 году придется расплачиваться. Так что и отмена выходных, и увеличение срока службы, по большому счету, уже никого не удивят.
   Наше сознание устроено так, что любой намек на послабление воспринимается с крайним недоверием и ожиданием расплаты. Вне зависимости от реальных намерений артистов пьеса будет сыграна до конца. В первом действии там Добрый Сын, пытающийся управлять по-человечески, а во втором — Грозный Папа, спрашивающий: теперь ты видишь, что с ними можно только по-моему? Знать бы еще, что там в третьем акте. Хотя по трещинам в декорациях догадаться уже нетрудно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK