Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Единый проездной"

В идеале «Единая Россия» должна стать силой, возглавив которую Владимир Путин сможет и после ухода с поста президента оставаться лидером большинства. Так считает президент Фонда эффективной политики Глеб ПАВЛОВСКИЙ.«Профиль»: Глеб Олегович, в последнее время все чаще слышны разговоры о том, что в «Единой России» назревает кризис. Собственно, потребность партии в возвращении в ее руководство Бориса Грызлова как раз и считают одним из признаков этого кризиса. Как вы считаете, речь действительно идет о кризисе партии власти?
Глеб Павловский: Мой ответ — да. Это кризис успеха. Партия «Единая Россия», которая возникла ровно год назад, уже к весне заняла лидирующую строчку в рейтингах партийной поддержки, 25—30%. А ведь до этого партии не существовало, она была лишь думской фракцией «Единство». Отдельно существовали структуры «Единства», отдельно — структуры «Отечества». Естественно, их соединение породило организационный кавардак, который совпал с пиком интереса людей к новой партии Путина. Возникла парадоксальная ситуация. С одной стороны, избиратель качнулся в сторону «Единой России» как партии Путина. С другой — избиратели не признали линии Путина в действиях новых партаппаратчиков. Граждане кредитуют партию как политический бренд, но их отталкивает ее групповой портрет. Это, безусловно, кризисная ситуация. Ведь близится избирательная кампания, по сути, предвыборная раскрутка уже началась, и скоро в возникшие «ножницы» вопьются тучи противников и, что еще опасней, сторонников Путина. Ведь уже есть масса центристских партий с лозунгами, неотличимыми от лозунгов «Единой России». В период предвыборной кампании это удвоит сумятицу в настроениях избирателей.
Все опаснее становилась лидерская многоглавость «Единой России». Для одних она существует под маркой «Путин и его партия», для других это «партия Лужкова», для третьих — «партия героического Шойгу». Это имиджевое мелькание тоже очень опасно. Хотя бы потому, что размывает политическую линию партии.
На мой взгляд, тот гигантский потенциал, который есть у «Единой России» — выход некоммунистической партии на первое место в рейтингах популярности, — растратить просто нельзя. А умело использовать его можно только в условиях твердой линии руководства партией. Позиции же Беспалова для единоличного проведения единой линии явно недостаточно. У него нет ресурса, чтобы выстроить в шеренгу вождей-тяжеловесов — Шойгу, Лужкова, Шаймиева, Яковлева.
«П.»: Как вы думаете, почему возникла фигура именно Бориса Грызлова?
Г.П.: Во главе «Единой России» нужен человек твердой линии, причем общепризнанный авторитет для ядра партии. Партия хорошо знает Грызлова, он был руководителем фракции «Единство» в трудную эпоху ее первого наступления на Думу. Абсолютно точно, он — человек, который способен проводить генеральный курс.
«П.»: Означает ли это, что возвращение Грызлова приведет к постепенной нивелировке тех разнонаправленных течений, которые возникли с созданием единой партии власти — после слияния «Единства» и «Отечества»? И вскоре нашему взору вновь предстанет партия власти образца 2000 года, без всяких шараханий и отклонений следующая в русле политики Кремля?
Г.П.: А что такое «курс Кремля»? Линия президента известна, она им неоднократно озвучена как ряд политических целей. И, на мой взгляд, ее поддержка — не то же самое, что обслуживание действий исполнительной власти, которые неизбежно противоречивы и компромиссны. А партия — это, по большому счету, организация, созданная под систему целей. Цели старого «Единства» для «Единой России», пожалуй, слишком скромны. Ей надо удержаться на первом месте в споре с зюгановцами за большинство. Для этого партия должна расшириться, впустить в себя большое число новых людей, и не только рядовых граждан, но и представителей элит, желающих стать «группой поддержки» Путина.
В реальности речь идет о перспективе формирования серьезной общенациональной силы, а не о очередной партии власти по типу НДР или «Демвыбора России». По сути, речь о партии нового типа. И в этом смысле процент прохождения «Единой России» в Думу — важная, но локальная задача.
«П.»: Не таится ли здесь опасность? Слишком уж много людей захотят попасть в Думу, а «проходных» мест в списке явно на всех не хватит. Не разорвет ли эта конкуренция партию изнутри? Ведь скоро окажется, что в партии много обиженных.
Г.П.: Здесь нет большой проблемы. В политике вечно кто-то кого-то обижает. А на обиженных воду возят.
«П.»: Но это обиженные со стороны, а ведь будут обиженные и внутри.
Г.П.: И на тех, кто внутри, тоже возят…
«П.»: Может быть, проблема в том, что внутри самой власти не всегда понимают позицию президента, что и отражается на курсе партии власти?
Г.П.: Нет, я так не считаю. Кризис «Единой России» возник из-за нежданного для нее самой успеха и связанных с этим проблем освоения новых электоральных территорий. К Кремлю это не имеет отношения — кризис возник бы в любом случае.
Гораздо важнее то, что сегодня население достаточно четко понимает, что предлагает президент. На мой взгляд, граждане России более рационально относятся к Путину, чем наш политический класс. Это парадоксально, но это правда. Элиты часто ведут себя панически. Именно поэтому союз президента с населением нуждается в механике политических коммуникаций. По большому счету, нужен такой партийный механизм, который в момент, когда Путину придется уходить от рычагов власти, будет являться неоспоримой и постоянно действующей силой в стране. И Путин, даже отойдя от власти, останется руководителем партии большинства.
«П.»: Можно ли сейчас говорить, что в дискуссии о том, будет ли «Единая Россия» на предстоящих выборах выступать как «партия Путина», поставлена наконец точка?
Г.П.: Партия будет, конечно. Для избирателей именно Путин ее главное лицо. А сам Путин — не знаю. Он прежде всего политик. Представим: если какая-то другая партия сделает Путину — в рамках его политики, того курса, который он проводит, — более сильное предложение, если эта партия отодвинет в сторону «Единую Россию» и даст президенту более надежную опору в парламенте, думаю, Путин вряд ли станет упираться. Но это политическая фантастика. Не видно, откуда может прийти та, другая сила, которая может потеснить «Единую Россию». Но если «Единая Россия» будет полагаться на президента как на фактор своей устойчивости, это опасно для нее самой и бесполезно для Путина. Ведь ему нужна опора, а не кто-то, кого он сам должен носить на руках, — «Единая Россия» в качестве обиженного подкидыша ему без пользы. Партия ему нужна в качестве прочного парламентского и, что не менее важно, народного механизма. Взгляните на календарь. В 2008 году Путин уходит (по Конституции, он обязан уйти), хотя не исключено, что на один срок. Но если «партия Путина» сохраняет большинство в парламенте, он, благодаря ей, остается лидером большинства, даже не будучи президентом. Вот это, на мой взгляд, сильная позиция.
«П.»: Готов ли Путин формально возглавить партию?
Г.П.: Сильную? Да. К моменту, о котором мы говорим, это должно быть так. Но на данный момент признаком неполной готовности самой партии к этому как раз и является то, что Путин уклоняется от прямого лидерства. Вот когда он его примет, это будет важным критерием того, что партия прочно встала на ноги. Тогда она не зависит уже от того, похлопывает ли Путин по плечу ее лидера — «вот хороший парень, голосуйте за него».
«П.»: А что должно случиться, чтобы так и произошло?
Г.П.: Погодите. Еще год назад не было самой партии — и уже под 30 процентов. За год, оставшийся до выборов, партия должна сделать следующий шаг. Тут уже все зависит от самой партии. Если партия настолько усилится за этот период, что станет бесспорной организационной силой, возможно, Путину будет трудно преодолеть соблазн ее возглавить. Но здесь уже вопросы к будущей работе Грызлова в роли нового лица партии.
«П.»: Если все будет хорошо, когда партия может приобрести «новое качество»?
Г.П.: Год — это очень большой срок. Но если вы не предпринимаете усилий, чтобы жить, вы начинаете умирать. Предвыборная ситуация создаст условия, когда «Единая Россия» окажется в аквариуме, полном центристских и прочих пираний. Маленьких, но очень кусачих.
«П.»: И что в этом аквариуме будет происходить?
Г.П.: А чего можно ждать в аквариуме с пираньями, если только вы не «Броненосец «Потемкин»? Вас объедят, обкусают. При этом те, кто обкусает, могут сами не попасть в Думу, но курочка по зернышку клюет — этот два процента, тот полтора и так далее. Об этой внутривидовой конкуренции партии тоже пора задуматься.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK