Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Экономическая зона строгого режима"

Глава Республики Мордовия Николай Меркушкин, как и декабристы, мечтает победить бедность — пока, по иронии судьбы, ему удалось победить лишь богатых. Сегодня крайне слабая экономика края держится на трансфертах из центра.Руководящий и направляющий

Как-то в одном из кабинетов Нижегородского кремля мне довелось услышать слово «меркушатник». Словечко вроде пренебрежительное, но никакого уничижительного оттенка говоривший в него не вкладывал. Так на административном сленге мой собеседник обозначал Мордовию — республику, в которой правит Николай Меркушкин. Правит властно, жестко, многие считают — единолично.
Биография мордовского руководителя достаточно типична. Один из восьми детей в бедной сельской семье послевоенной эпохи был вынужден «делать себя сам». Цели формулировались незамысловатые: выбраться из нищеты и голода, получить достойную работу, жилье. После окончания Мордовского университета Меркушкин в течение шестнадцати лет проходит традиционные комсомольские ступеньки — вплоть до одного из секретарей обкома ВЛКСМ, далее — по «партийной линии». Что называется, жизнь удалась.
Даже августовский путч 1991-го не сбил Меркушкина с курса. Вчерашний хозяин республики получает пост главы республиканского Фонда имущества. Застрельщиком повальной приватизации Меркушкин не стал в силу настороженного отношения к мордовскому бизнесу, в то время тотально криминализированному. Лоббируя интересы госпредприятий и притормаживая развитие мелких и средних фирм, он искренне верил, что стоит на пути у множащегося зла.
К 1994 году, когда «демократический бум» поутих, Меркушкин избрался в Верховный Совет республики. В январе 1995 года ВС был преобразован в Государственное собрание, председателем которого и стал бывший глава фонда имущества. Новый законодательный орган в лучших российских традициях выступил резко оппозиционно по отношению к тогдашнему президенту — демократу «первой волны», вчерашнему сотруднику НИИ Василию Гуслянникову. При «руководящем и направляющем» участии Меркушкина состоялась беспрецедентная акция по отстранению от власти главы субъекта Федерации. Некоторые депутаты Госдумы РФ потом откровенничали, что на мордовском «полигоне» обкатывалась модель, которую затем планировалось применить для импичмента Ельцину.
Институт президентства ликвидировали, введя вместо него пост главы республики, и конкурентов у Николая Ивановича практически не было. Меркушкин демонстративно дистанцировался от коммунистов. На следующих выборах, в 1998 году, он получил 98,6% голосов. Впрочем, отчасти такое «туркменское» единодушие электората следует считать личной победой Меркушкина, не поленившегося объехать все районы республики и по четырнадцать часов в день уделявшего встречам с избирателями. Нельзя сбрасывать со счетов и фактическое отсутствие в республике сколь-нибудь значимой оппозиции: класса крупных собственников в республике нет и не было, а неимущее большинство, если не считать аккуратную явку на выборы, демонстрирует политическую пассивность.
Приближенные Меркушкина рассказывают, что босс принимает решения исключительно сам, хотя и медленно. Лучший способ добиться от него нужного решения — постоянно напоминать о себе и «дожимать» вопрос. Как руководитель Меркушкин авторитарен и въедлив, требует, чтобы аппарат работал с точностью часового механизма. Он любит углубляться в детали и самостоятельно все контролировать. Такой подход к делу Меркушкин объясняет тем, что многие рыночные механизмы еще не работают в полной мере и потому сбрасывать со счетов действенность административной системы преждевременно.
Семейный подряд

Основной пищей для дотационной экономики остаются трансферты из федерального бюджета, а основной принцип их распределения — «рубль на рубль».
С 1995 по 1998 год, по данным мордовской газеты «Наша правда», в республике наблюдалось стойкое падение объемов производства. Если применительно к электролампам — гордости мордовской экономики — оно составило около 7%, то выпуск экскаваторов и тракторных прицепов сократился на 50%, пиломатериалов — на 40%, строительного кирпича — на 90%, сливочного масла — на 75%.
Затем промышленность начала возрождаться. В кризисном 1998 году прирост составил 5%, а в 1999 и 2000 годах — уже 16%, что вдвое выше среднероссийского показателя. Секрет прост: мордовская промышленность старается разнообразить ассортимент производимой продукции, пытаясь попасть «в яблочко» конъюнктуры, вплоть до полного перепрофилирования предприятий. Однако делается это на старых площадях с использованием старого оборудования — кризис 1998 года серьезно повредил программе модернизации производства. В зарубежных банках было заморожено около $10 млн. республиканских средств, переведенных в порядке предоплаты долгосрочных поставок. Напуганные кризисом западные партнеры расторгли контракты, поставив оборудование лишь в объемах фактически переведенных сумм. Полному переоснащению удалось подвергнуть лишь такие «стратегические» производства, как ликероводочный комбинат, пивоваренный завод и ряд предприятий, перерабатывающих сельхозпродукцию.
Введена дифференцированная система распределения трансфертов из федерального бюджета. Вместо неких фиксированных сумм используется норматив «рубль на рубль», покрывающий отрицательную разницу между доходами и расходами. Иными словами, если предприятие получает месячный доход в сумме 150 тысяч рублей, а расходует при этом 300 тысяч, то на трансферт, превышающий 150 тысяч, рассчитывать ему не приходится. Больший доход автоматически дает право на больший объем помощи. Кроме того, если предприятие расходует часть прибыли на развитие производства или благоустройство территории, ему выделяется дополнительная часть бюджетных денег, эквивалентная сумме расходов.
На 2000—2004 годы в законодательном порядке принят план, предусматривающий 7% прироста валового продукта в год. В план заложены конкретные меры по экономическому стимулированию: все налоги со «сверхпланового» продукта — выше 107% — не перечисляются в местный бюджет, а остаются в распоряжении предприятия. Тем, кто недотянет до заветной цифры, обещано резкое сокращение «государственной поддержки» (читай: трансфертных денег). Для депрессивного региона это чуть ли ни единственная эффективная мера.
Инвестиционный паспорт республики включает список из 70 предприятий (это практически все мало-мальски значимые предприятия Мордовии) с указанием необходимой суммы вложений и подробным описанием проектов их использования. Правда, отдача от использования средств в этих проектах почему-то не прописана. Наверное, поэтому золотой валютный дождь не спешит пролиться на мордовские заводы. За шесть лет (с 1992 по 1998 год) в республику пришли инвестиции в сумме $8,4 млн. Это в семь раз больше, чем вложено, например, в экономику соседней Марий Эл за тот же период, но в тринадцать раз меньше, чем инвестировано в соседний же Татарстан.
Случайно или нет, но к управлению значимыми отраслями мордовской экономики оказались причастны члены семейного клана Меркушкиных. Так, Александр Иванович, старший брат главы республики, руководит АО «Саранскстройзаказчик», крупнейшей строительной фирмой региона, другой брат, Иван Иванович,— гендиректор ОАО «Мордовнефтепродукты», Семен Иванович — полковник республиканского МВД. Оппозиция активно использовала тему «меркушатника» накануне выборов в Государственное собрание в 1999 году. Что, впрочем, мало кому помешало.
По всей видимости, взгляд на частное предпринимательство у главы республики за последние годы не изменился. Меркушкин хотел бы иметь гарантию, что ни один рубль из кредита, выдаваемого предпринимателю, не уйдет налево. С другой стороны, если бизнесмены демонстрируют заинтересованность в судьбе госпредприятий, им идут навстречу. Когда предприниматель Сергей Дорогайкин предложил выкупить хладокомбинат, Меркушкин оказал ему моральную поддержку и даже помог «отшить криминал», обеспечив двухнедельное дежурство ОМОНа на предприятии. «Мы ему поверили»,— объясняет глава республики.
Вообще, Николай Иванович склонен рассматривать частных предпринимателей не как отдельный экономический класс, а, скорее, как резерв управленческих кадров для государственной экономики. Например, он с гордостью рассказывает, как назначил владельца небольшого мясокомбината директором огромного ОАО «Мордовцемент» в Чамзинке — второго в стране завода по объему производства цемента! И тот успешно справляется с новыми обязанностями.
Жизнь взаймы

Если Кипр принято считать налоговым раем, то Мордовия, казалось бы, в этом смысле сущий ад: собираемость некоторых налогов там достигает 250% от запланированного объема.
Понятно, что Мордовия — регион дотационный и что для ее лоббистов важна каждая строчка в расходной части российского бюджета. Печально лишь, что такое положение дел порождает определенный тип иждивенчества, когда каждый визит высокого руководителя воспринимается как судьбоносный и гостю заискивающе смотрят в глаза: а вдруг что перепадет? И перепадает — с завидной регулярностью. По количеству вливаний федеральных средств Мордовия едва ли не лидирует в общенациональном списке: только за два года (1997—1998) мордовский бюджет получил в виде федеральных трансфертов 609,6 млрд. рублей.
Абсолютные цифры задолженности перед федеральным бюджетом за 2000 год составляют 218,9 млрд. рублей. Федеральный бюджет недополучил 226,5 млрд. рублей НДС из-за того, что налогоплательщики заплатили его в бюджет республики, минуя счета Федерального казначейства. Правда, по акцизам, плате за недра и земельному налогу в федеральный бюджет поступило на 7,6 млрд. рублей больше. Долги коммерческим банкам держатся в строгом секрете. По имеющейся информации, их сумма превышает 1 млрд. рублей. Так, известно, что задолженность лишь одному из кредиторов — московскому ГЛОБЭКС—банку — составляла в прошлом году 150 млн. рублей.
Зато с чем в Мордовии полный порядок — так это с налогами и сборами. План по лицензионным и регистрационным сборам выполнен на 228%, по налогам на валютные операции — на 175%, платежи за пользование водными объектами поступили в объеме 214%, а местные налоги и сборы и вовсе в два с половиной раза превысили плановые показатели. О методике столь фантастической собираемости налогов можно догадаться, если принять к сведению, что из года в год республиканский план по сбору налогов существенно занижается. Отсюда и фантастические показатели.
И еще одна деталь. По результатам проверки республиканского контрольно-ревизионного управления к началу 2000 года обнаружилось незаконное расходование средств руководителями предприятий и государственными служащими на сумму 30 млн. рублей. Конкретные имена не обнародовались, но были прозрачные намеки. Мол, никто не запрещает процветающему бизнесмену жить хорошо, но когда особняки возводят директора разваливающихся предприятий и доценты государственного университета — это уж слишком.
Сухой остаток

Засуха 1998—1999 годов принесла мордовскому бюджету убытки в полмиллиарда рублей, что сопоставимо с годичным объемом зарплаты работников бюджетной сферы республики.
Меркушкин называет 1998—1999 годы бедственными для сельского хозяйства. В республике стояла засуха, какой не было в течение целого века: было потеряно 600 тысяч тонн зерна. Неуродившийся хлеб пришлось закупать, что легло грузом на прочие статьи бюджета. На 20% упал сбор картофеля, на 10% — сбор овощей.
В итоге 545 млн. рублей, выделенные из местного и федерального бюджетов, а также взятые в виде коммерческого кредита на развитие сельского хозяйства, принесли товарной продукции лишь на 40 млн. Кредиторская задолженность существует у 95,9% сельхозпредприятий.
Два года неурожая подвели мордовскую экономику к кризисному состоянию и вынудили принимать экстренные меры. Сейчас стараются стимулировать частных производителей мясомолочной продукции. Владельцы коров и свиноматок, успешно выполняющие государственный план сдачи мясомолочной продукции, получают дотации: 300 рублей со сданной тонны мяса и 80 рублей с тонны молока. Меркушкин надеется, что если одному жителю деревни выделили дополнительные деньги, то и соседу захочется их получить. Предусмотрена и обратная шкала: в случае снижения поголовья на один процент фонд стимулирования хозяйства снижается сразу на 5%.
Не просто бедно, а очень бедно

Число людей, находящихся за чертой бедности, по разным оценкам, в республике составляет от 60 до 80%.
Как минимум каждый второй житель республики живет в условиях нищеты, то есть его среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, и без того крайне низкого. Средняя республиканская зарплата в 2000 году составляла 1907 рублей в месяц — около $66. На крупных предприятиях вроде Саранского пивзавода, АО «Лисма», АО «Саранскэлектрокабель» рабочие получают от 1200 до 2000 рублей. И это считается верхом благополучия.
Низкие зарплаты (которые, правда, выдают вовремя, как и пенсии) неадекватны тяжелым условиям труда на мордовских предприятиях. Ситуация доходит до абсурда: зарегистрированные на бирже труда получают пусть небольшие деньги, зато регулярно, к тому же они сохраняют здоровье. О том, что в Мордовии практически нет рабочих мест, свидетельствует и тот факт, что только в течение 1999 года на саранской бирже труда зарегистрировалось 2242 выпускника средних школ (около 40% выпускников).
Неудовлетворенный 66-долларовым доходом контингент уходит в подпольный бизнес, где самыми популярными видами деятельности являются хищение черных и цветных металлов с предприятий и кладбищ и изготовление поддельной водки.
Можно с уверенностью сказать, что «среднего класса» — реальной опоры рыночных реформ — в Мордовии нет. Доходы, позволяющие купить хотя бы однокомнатную квартиру (а в Саранске ее цена составляет чуть более $3 тысяч), имеет лишь 1% жителей республики.

Некоторые основные социально-экономические показатели Республики Мордовия

ПоказателиНа 1.01.1998 годаНа 1.01.1999 годаНа 1.01.2001 года
Объем промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом)106% — 14—16-е место*(102%)**102% — 16—21-е место (95%)112,1% — 14—18-е место (102,5%)
Доля трансфертов федерального бюджета в доходной части местного бюджета53%45%40%
Индекс потребительских цен118,8% — 3-е место (111%)174,2% — 27-е место (184,4%)101,7% — 38-е место (101,6%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона)38,6% — 13-е место (20,8%)***46,9% — 11-е место (23,8%)***41,3% — 14-е место (32,4%)***
Среднемесячная начисленная заработная плата533,5 тыс. рублей — 78-е место (950,2 тыс. рублей)566 рублей — 83-е место (1051 рубль)1907,3 рубля — 80-е место (2508,3 рубля)
Просроченная задолженность по заработной плате234 млн. рублей378 млн. рублей171,5 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий320,1 тыс. рублей — 82-е место (366,4 тыс. рублей)369,6 рубля — 78-е место (402,9 рубля)784,9 рубля — 79-е место (822,1 рубля)
Средний размер вклада в коммерческих банках региона236,3 рубля — 70-е место**** (512,2 рубля)270 рублей — 68-е место ****; (559 рублей)нет данных
Общая численность зарегистрированных безработных25 тыс. человек19,2 тыс. человек10,1 тыс. человек

Данные на 1.01.1998 года указаны без учета деноминации. Разработка по автономным образованиям не производится, а также не учитываются данные по Чеченской Республике.

* Место среди других субъектов РФ.

** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.

*** Без учета данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.

**** Без учета данных по Камчатской области, Чукотскому автономному округу, Республике Алтай, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Калмыкия.

ДМИТРИЙ ТОКМАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK