Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Экономика европы: рецепт роста"

Предполагалось, что европейский эксперимент принесет процветание всем его участникам. Не принес. Но новую здоровую экономику можно сформировать, осуществив меньше реформ, чем можно было бы себе представить. Джон Россант (John Rossant)ВЫСОКИМ СТИЛЕМ, ПРИНЯТЫМ НА ВСТРЕЧАХ такого уровня, двухдневный европейский саммит в Лиссабоне в марте 2000 года был назван «саммитом знаний и инноваций». А почему бы и нет? Казалось, что наконец-то жизнь в Старом Свете начала налаживаться. Экономика стремительно росла — на фоне замедления роста в США. А введение евро в качестве единой валюты для стран с населением в 305 млн. человек обещало процветание. На краткий, ослепительный миг Европа оказалась на вершине.
На такой высокой вершине, что главы 15 европейских государств в эти два весенних дня в Лиссабоне, похоже, утратили ощущение реальности. Они торжественно заявили, что темпы роста экономики Европы в ближайшее десятилетие за год будут составлять 3% — показатель, невиданный с начала 1970-х. Число занятых подскочет на 10%. За счет технологий, огромными скачками рвущихся вперед, резко вырастет производительность. К 2010 году европейская экономика станет самой динамичной в мире — по крайней мере, именно это обещали участники лиссабонского саммита.
Что совершенно удивительно, так это то, что в то время мало кто в Европе подверг все это сомнению. Среди тех, кто все-таки сомневался, был тогдашний замминистра иностранных дел Польши Радек Сикорски (Radek Sikorski), бывший функционер «Солидарности», имевший немалый опыт жизни в условиях официальной полуправды. Наблюдая через полконтинента за событиями в Лиссабоне из своего кабинета, он смеялся в голос. «Я столько не смеялся, — вспоминает Сикорски (ныне эксперт по трансатлантическим отношениям), — с тех пор, как политбюро компартии ставило перед страной совершенно нереальные производственные задачи. Это было почти то же самое».
Пропаганда? Да, не очень далеко от этого. За последние два десятка лет Европа пережила несколько экономических химер: единый рынок приведет к повышению экономической активности; благодаря евро резко увеличатся темпы экономического роста; расширение ЕС на восток вернет Европе былую мощь. Печальная реальность сегодня такова, что в мировой экономике ЕС — в основном на вторых ролях, отставая от США два десятилетия подряд. И активный рост экономики США в III квартале (на 7,2% на фоне европейских 0,3%) делает все большее отставание Европы только очевиднее. В этом году даже Япония растет более чем вдвое быстрее (см. график). Если с 1950 года по 1990 год ВВП в расчете на душу населения в Европе вырос с 50% от американского до 80%, то теперь он сократился до 65% и продолжает сокращаться. Во всех сферах — от создания единого рынка до введения единой валюты — «политические шаги не принесли Европе ожидавшихся результатов», признают экономический советник секретаря Еврокомиссии Романо Проди (Romano Prodi) и автор разгромного анализа конкурентоспособности Европы Андре Сапир (Andre Sapir). «Правда в том, что в последние 20 лет благоприятных показателей экономического роста в Европе не было», — утверждает последний.
И пока хороших новостей, которые могли бы хоть как-то утолить печаль, не так много. Однако, по меньшей мере, европейские политики и многие граждане наконец-то испугались: до них дошло, что они или здорово встряхнут чрезмерно социально ориентированное государственное устройство в послевоенной Европе, или отстанут от США навсегда. К тому же проблема не только в США. Всего два года назад «Китая просто не было на геополитической карте», — говорит отвечающий за предпринимательство и информатизацию еврокомиссар Эркки Лииканен (Erkki Liikanen). — А теперь это серьезный соперник Европы». Головная боль Лииканена: европейские инвестиции в НИОКР меньше не только американских, но и восточно-азиатских. «Европа проигрывает», — замечает влиятельный гендиректор Nestle Петер Брабек-Летмат (Peter Brabeck-Letmathe).
Еще одна хорошая новость: Европа способна найти решение своих проблем в Европе. В странах на периферии континента — Финляндии, Ирландии, Испании, где темпы роста экономики выше, — уже не первый год на практике применяют разные методы их стимулирования. И даже в основных государствах еврозоны — Франции, Италии, Германии — впервые ставятся под сомнение некоторые уже исчерпавшие себя экономические концепции, появившиеся после войны. Начинаются снижение налогов, реформирование пенсионной системы таким образом, чтобы поощрять людей работать больше, а не меньше, и сокращение чересчур щедрых пособий по безработице. Во Франции идет дискуссия о целесообразности назначения жалованья по заслугам верхнему эшелону 6-миллионной армии государственных fonctionnaires. В Германии в конце октября канцлер Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) добился одобрения бундестагом сокращения со следующего года пособий по безработице. На это не решилась даже Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) за все свои 11 лет на посту британского премьер-министра. «Много лет на пути волны реформ стояла дамба, — говорит Курт Биденкопф (Kurt Biedenkopf), бывший премьер-министр земли Саксония. — Сейчас в этой дамбе появились трещины».
Как и многие другие критически настроенные наблюдатели, Биденкопф считает, что нынешние реформы недостаточны, запоздалы, а отдачу от них можно ждать очень не скоро. Противники же перемен утверждают, что рыночные реформы сделают экономику Европы рыхлой, неустойчивой, похожей на американскую и европейцы ее не примут. Эти доводы находят отклик у многих людей.
Именно поэтому невелика вероятность радикальных перемен, например масштабного дерегулирования рынков труда. И все же, даже осуществив кое-какие реформы нестратегических масштабов, европейцы могут добиться ускорения роста экономики. Это могло бы стать началом новой эпохи — с более высокими темпами роста экономики при сохранении основных элементов (например, отсутствие нищеты) столь дорогого сердцу европейцев социально ориентированного государства По данным BusinessWeek — Global Insight, если предпринять небольшие реформы, скажем снизить подоходный налог до 33% (со среднеевропейских 38%), поднять пенсионный возраст до 67 лет (со среднеевропейских 63) и оказывать давление на безработных с тем, чтобы они переезжали в те районы страны, где есть рабочие места, то в течение следующих 10 лет можно ожидать ускорение темпов роста немецкой экономики на 0,5% в год. Эти меры были бы конкретными и действенными и показали бы, что Европа может получать реальную пользу от не таких уж и серьезных перемен. Ведь ускорение темпов роста всего на 0,2% к 2010 году способно дать Франции более 1 млн. новых рабочих мест. «Вполне может существовать и европейский путь обеспечения роста экономики. Он не обязательно должен быть американским», — говорит главный экономист Global Insight Inc. в Лексингтоне (штат Массачусетс) Нариман Бехравеш (Nariman Behravesh).
НЕРАСКРЫТЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

ВЯЛЫЙ РОСТ и неуверенность в будущем заставляют европейцев придерживать свои евро. А если бы потребители были уверены в том, что не потеряют работу, и ощущали бы рост своих доходов благодаря снижению подоходного налога, то, скорее всего, они тратили бы свои деньги, чем стимулировали бы рост. Это начинает понимать даже политический истеблишмент. Чтобы покончить с прошлым, ведущий немецкий политик-правоцентрист Фридрих Мерц (Friedrich Merz) недавно предложил серьезно упростить сложнейшее немецкое налоговое законодательство и снизить верхнюю планку подоходного налога с 48,5% до 36%. По расчетам, это принесет немецкой экономике дополнительно $11,6 млрд. «У Европы есть большие возможности для роста», — считает старший специалист по европейской экономике в компании Lehman Brothers Inc. Майкл Хъюм (Michael Hume).
Эти возможности надо реализовывать поскорее. Сегодня объемы экономики США и ЕС примерно равны. С учетом нынешних тенденций в экономике США она меньше чем за одно поколение вдвое превзойдет европейскую, отмечает директор лондонского Centre for European Reform Чарльз Грант (Charles Grant). Даже при условии расширения ЕС на восток. «Разрыв становится все больше и больше, и это осложняет решение проблем в трансатлантических отношениях, — говорит Ульрике Гюрот (Ulrike Guerot) из берлинского DGAP (Германское общество внешней политики. — «Профиль»). — Отношений на равных уже никоим образом не получится».
Отсутствие роста в экономике все больше сказывается на политике. Из-за провала референдума в Швеции по вопросу о переходе на евро 14 сентября возникает вопрос о том, насколько прочен и долговечен сам ЕС. Для шведов, как и для все большего числа европейцев — от традиционно независимых британцев и датчан до самостоятельных испанцев и небольших стран с активно растущей экономикой, таких как Ирландия, Финляндия и Нидерланды, — идея единой Европы все больше ассоциируется с медленным ростом, большой безработицей, протекционистскими мерами для сохранения умирающих отраслей и предвзятым отношением Брюсселя к Франции и Германии. В странах на периферии Европы ощущается брожение, но с ними же связаны самые большие надежды. Ведь фактически (если не брать в расчет Францию, Германию и Италию) европейские темпы роста в прошлом десятилетии сопоставимы с американскими. Конечно, без этих трех стран, дающих более половины ВВП ЕС, не так много от Европы и останется. Но с начала 1990-х Финляндия и Ирландия росли быстрее США. По оценке экономического советника Barclays PLC Кристофера Смолвуда (Christopher Smallwood), за одно поколение Великобритания обойдет Германию и станет крупнейшей экономической державой Европы. «Разрыв внутри Европы на самом деле больше, чем разрыв между среднеевропейскими и американскими показателями», — говорит глава брюссельского Center for European Policy Studies Даниэль Гро (Daniel Gros).
ИСТОРИИ УСПЕХА

ВОЗЬМЕМ ДАНИЮ. В 1990-х здесь сняли ограничения на наем и увольнения, что привело к устойчивому буму занятости. Уровень безработицы снизился до 6% (при населении 5,2 млн. человек), а в Германии безработица перешагнула рубеж в 10%. Ежегодный рост экономики Дании с 1994 года в среднем составлял 2,6% против 1,4% в Германии. Датчане снизили социальные пособия, включая выплаты по безработице, и подняли косвенные налоги. Это дало им возможность перебросить ресурсы на нужды высшего образования и НИОКР. Сегодня Дания является третьим в мире экспортером фармацевтической продукции в расчете на душу населения и входит в число мировых лидеров по патентам в области биотехнологий.
Успех Дании и других стран дает европейцам ориентир. Благодаря единому рынку и евро сегодня как никогда просто увидеть различия экономических систем разных стран ЕС. Огромные сомнения вызывает немецкое трудовое законодательство, из-за которого увольнение работника — дело долгое и дорогостоящее. В нынешних условиях, говорит гендиректор швейцарского рекрутингового гиганта Adecco Жером Кай (Jerome Caille), «если что-то оправдало себя в одной стране, оперативно заимствуется другими».
Например, в июне прошлого года немецкий министр экономики и труда Вольфганг Клемент (Wolfgang Clement) побывал в Великобритании, чтобы ознакомиться с работой молодежных центров занятости. Впечатленный увиденным, Клемент за четыре месяца сумел «пробить» необходимые меры, и в Германии появились немецкие аналоги британских центров.
Даже французы отдают британцам должное. Успех премьер-министра Тони Блэра (Tony Blair) в борьбе с безработицей (она почти вдвое ниже, чем на континенте) позитивно оценила левоцентристская ежедневная газета Le Monde, 27 октября опубликовавшая броскую редакционную статью под заголовком «Рост и безработица: хвала Тони Блэру». В ней говорится: «Суть политики [Блэра] такова: вы можете потерять работу, но общество гарантирует, что вы найдете новую».
Однако не стоит ожидать поворота к тэтчеризму в континентальной Европе. «Мы не намерены прибегать к шоковой терапии», — говорит французский министр Рено Дютрей (Renaud Dutreil), отвечающий за малый бизнес. Зато Дютрей бьется над дебюрократизацией процесса создания малых предприятий во Франции. Он снизил обязательный минимум капитала для создания компании с 30 000 евро до 1 евро, что отчасти объясняет всплеск появления новых фирм. «Да, что касается духа предпринимательства, то здесь мы отстаем, но я могу сказать вам, что теперь у нас реализуется политика роста», — говорит он.
У этого француза есть единомышленники в Италии, чего поначалу и не заметишь. Итальянские профсоюзы активно протестуют против планов повышения пенсионного возраста, а то и дело проводимые забастовки создают впечатление, что страна неуправляема. Но малый бизнес должен скоро получить серьезные налоговые послабления. Министр экономики и финансов Джулио Тремонти (Giulio Tremonti) добился сокращения налога на реализованный прирост рыночной стоимости капитала для физических лиц с 19% до 12,5% и корпоративного налога с 50% до 33,5%. «В Италии для предпринимателей создана практически самая благоприятная обстановка по сравнению с большинством европейских стран», — считает гендиректор частной миланской акционерной группы Naxetis-CAPE Симоне Чимино (Simone Cimino).
Французские, немецкие и итальянские политики возлагают большие надежды на то, что кумулятивный эффект этих реформ позволит избежать более радикальных шагов. За переменами пристально следят страны поменьше, опасающиеся, что реформы не смогут быстро привести к росту в сердце еврозоны. Кроме того, даже на динамичных окраинах Европы политики не всегда действуют решительно. Премьер-министр Хосе Мария Аснар (Jose Maria Aznar) приложил немало усилий для ускорения роста экономики Испании, но дерегулирование рынков плетется черепашьим шагом. Позитивные перемены на рынках труда Германии и Франции могут подтолкнуть аналогичный процесс и в Испании. Малые страны свою лепту уже внесли. Пора и самым важным членам европейского семейства внести свою.
ЕВРОПА: ЭКОНОМИКА БЕЗ РОСТА

РЕАЛЬНЫЙ ВВП (ИЗМ. В ПРОЦ. ЗА ГОД)

ЕССШАЯПОНИЯ
’952,53,02,0
’961,52,82,7
’972,54,51,8
’983,04,20,0
’993,04,0—1,0
’003,83,93,0
’011,80,20,2
’021,02,40,0
’03*0,82,52,0

*оценка

Источник: Global Insight Inc. — BusinessWeek

ЛИДЕРЫ И ОТСТАЮЩИЕ

СТРАНАСРЕДНИЙ ПРИРОСТ ВВП (1999—2003 гг.)
Ирландия7,6%
Люксембург4,1
Греция3,8
Испания3,0
Финляндия2,8
Швеция2,7
Великобритания2,5
Франция2,3
Дания2,1
Португалия2,0
Бельгия1,9
Австрия1,9
Нидерланды1,9
Италия1,6
Германия1,3

Источник: Eurostat. — BusinessWeek

Большой путь маленьких реформ

BusinessWeek составил этот план реформ на основе мнений экономистов. А в Global Insight Inc., применив собственные экономические модели, рассчитали потенциальный эффект этих реформ для роста экономики, состояния занятости и госбюджета Германии, Франции и Италии. Совершенно очевидно, что небольшие реформы могут принести довольно значительные результаты. В целом реализация этих реформ привела бы к снижению бюджетной нагрузки и налогового бремени, повысила бы уровень занятости и стимулировала бы экономический рост. Предложения BusinessWeek таковы:
НАЛОГИ
Поэтапное снижение подоходного налога с 38% в среднем по Европе до 33%. Снижение максимальной ставки с 48% до 40%.
Сокращение или отмена налога на доход с капитала по акциям реструктурируемых компаний.
ЗАНЯТОСТЬ
Упрощение процедуры найма и увольнения сотрудников для крупных и малых компаний.
Упрощение процедуры найма на работу по контракту, чтобы компании не держали вакантные места.
Расширение возможностей для неполной занятости пенсионеров.
Давление на безработных с тем, чтобы они переезжали в те районы страны, где есть рабочие места, с предложением различных льгот за это.
Отказ в пособии по безработице по истечении 12 месяцев.
Проведение переговоров о зарплате не по отраслям, а по отдельным компаниям. Это подтолкнет компании к инвестированию средств в тех районах, где уровень безработицы высок, так как требования к зарплате там будут ниже.
Сокращение корпоративных отчислений в фонды медицинского и социального страхования, акцент на индивидуальные пенсионные планы.
Увязывание выплаты пособий по безработице с обучением по программе переквалификации.
В Германии и Италии — расширение участия женщин в трудовой деятельности до среднеевропейского уровня к 2010 году.
Отмена ограничений на продолжительность работы магазинов.
Отмена ограничений в различных областях профессиональной деятельности, например юриспруденции, медицине и т.п.
ИНВЕСТИЦИИ
Разработать единые для ЕС правила для рынков акций и облигаций и ввести единый проспект эмиссии для всех ценных бумаг в рамках ЕС.
Открыть рынок ЕС для сделок слияний и поглощений для компаний из разных стран.
Приватизировать госбанки.

РЕАЛЬНЫЙ ВВП (Изм. в проц. за год)

Страна200520102015
ГЕРМАНИЯ
Без реформ2,061,731,71
С реформами2,472,212,23
ИТАЛИЯ
Без реформ2,321,951,94
С реформами2,592,12,31
ФРАНЦИЯ
Без реформ2,61,952,2
С реформами2,82,42,5

Источник: Eurostat. — BusinessWeek

УРОВЕНЬ БЕЗРАБОТИЦЫ (Проценты)

Страна200520102015
ГЕРМАНИЯ
Без реформ9,628,167,55
С реформами10,777,254,24
ИТАЛИЯ
Без реформ8,037,256,74
С реформами8,666,64,38
ФРАНЦИЯ
Без реформ8,87,75,2
С реформами10,66,44,4

Источник: Eurostat. — BusinessWeek

ЗАНЯТОСТЬ (Миллионы)

Страна200520102015
ГЕРМАНИЯ
Без реформ38,539,038,7
С реформами38,640,141,4
ИТАЛИЯ
Без реформ24,725,325,6
С реформами24,825,726,7
ФРАНЦИЯ
Без реформ25,226,126,8
С реформами25,627,228,5

Источник: Eurostat. — BusinessWeek

ДЕФИЦИТ БЮДЖЕТА (Процент от ВВП)

Страна200520102015
ГЕРМАНИЯ
Без реформ2,941,040,86
С реформами2,881,190
ИТАЛИЯ
Без реформ2,621,350,47
С реформами2,951,580,02
ФРАНЦИЯ
Без реформ3,321,3
С реформами321

Источник: Eurostat. — BusinessWeek

Источник: Global Insight Inc. — BusinessWeek

— C ДЭВИДОМ ФЭЙРЛЭМБОМ (DAVID FAIRLAMB) ВО ФРАНКФУРТЕ, ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ БЮРО BUSINESSWEEK. — BUSINESSWEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK