Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Электронный выход"

Информационные технологии из модной и не всегда понятной роскоши становятся жизненно важным элементом промышленного бизнеса. Конкуренция на рынках вынуждает автоматизировать производство. В общем, хочешь остаться в большой игре — покупай большой компьютер.Цена прозрачности

Нефтедобыча, энергетика, металлургия или машиностроение — какая нужда заставляет компании этих отраслей тратить ежегодно сотни миллионов долларов на закупку компьютерного оборудования и программного обеспечения? Причины у всех разные.
Нефтяникам, например, нужны прозрачные финансы для повышения капитализации, ведь иностранные инвесторы понимают только стандартизированную отчетность. По экспертным оценкам, вклад нефтяников в ИТ в 2002 году составил $1,2—1,4 млрд. Ожидается, что их траты будут расти на 10% в год.
Отечественным металлургам не дают расслабиться украинские коллеги — оптимизация производства и здесь становится вопросом номер один.
Сложнее всего дело обстоит в отечественном машиностроении, хотя на Западе именно в этой отрасли заработали первые комплексные информационные системы управления. В российском же машиностроении речь идет не столько о развитии, сколько о выживании: в случае вступления страны в ВТО резко возрастет конкуренция среди поставщиков машиностроительной продукции и целые подотрасли могут исчезнуть безвозвратно.
Если посмотреть на взаимоотношение российского бизнеса и ИТ с «высоты птичьего полета», то можно убедиться в том, что они (отношения) находятся пока в зачаточном состоянии. В зарубежных странах внедрение автоматизированных систем управления уже провели или в данный момент проводят почти все крупные компании и более половины средних. В нашей стране этот процесс только набирает обороты. По итогам 2001 года (данные за прошлый год еще не систематизированы), по объему средств, потраченных на информационные системы управления предприятием, российский бизнес даже среди стран Восточной Европы уступал таким странам, как Чехия и Польша (см. график).
Тот факт, что отечественный бизнес не особо спешит автоматизироваться, печалит еще и потому, что Россия включилась в этот процесс, когда на рынке появились более совершенные системы управления. По сути, весь первый период ИТ-эволюции вместе с ее ошибками мы благополучно пропустили, начав в итоге с внедрения комплексных систем планирования ресурсов предприятия — ERP (Enterprise Resource Planning).
По словам Наталии Парменовой, заместителя управляющего директора SAP в странах СНГ и Балтии, «сразу же перейдя к обкатанным решениям, впитавшим лучший бизнес-опыт Запада, российские предприятия только выиграли, значительно сэкономив свои материальные и человеческие ресурсы. Тем не менее провалы проектов по внедрению систем на российском рынке все равно не редкость и связаны в первую очередь с непониманием заказчиком целей и задач, которые необходимо решить».
Сегодня существует масса предложений ERP-систем, различающихся по типам и способам обслуживаемых ими производств. Они рассчитаны на разный охват бизнес-процессов предприятия и глубину автоматизации.
Что же касается основных игроков на нашем ИТ-рынке, то в России сейчас продается продукция около 30 западных и собственно российских компаний. По итогам 2001 года подавляющее лидерство по доходам среди них в России сохраняла немецкая компания SAP. На долю отечественных разработчиков пришлось всего около 15% ИТ-доходов (см. график).
Превосходство иностранных продуктов на российском рынке заметно почти во всех сегментах автоматизации, прежде всего в блоке систем управления собственно производством. Что же касается финансового учета, тут вне конкуренции ПО российских компаний: часто иностранцы открыто объявляют о том, что такие компании, как «1С», «Галактика» или «Парус», вполне справляются с задачами бухгалтерского учета и конкурировать с ними не имеет смысла. Часто в данном случае два пакета (иностранный и российский) интегрируют в рамках одной информационной системы предприятия.
Человеческий фактор

Выбор подходящей информационной системы — дело дорогостоящее и рискованное. Основные сложности начинаются на этапе внедрения ERP. Очевидно, что инвестиции подобного рода приносят экономический эффект только в том случае, когда они реализованы в соответствии со стратегией развития предприятия.
Накопленный на данный момент в мире и в России опыт неудачных проектов обнаруживает, что чаще всего провал бывает обусловлен отсутствием интереса к внедрению со стороны топ-менеджеров предприятия.
Они нередко относят подобные проекты к разряду компьютерных и поручают их техническим специалистам. Последние же, не имея достаточных полномочий, не могут преодолеть сопротивление персонала, которое чаще всего вызвано боязнью людей оказаться не у дел. Конечно, страшные истории о том, как автоматизация производства приводила к массовому увольнению ставших ненужными сотрудников, имеют под собой некоторые основания, но чаще всего сотрудники компании, которая пытается встать на новые рельсы, саботируют внедрение ИТ, не задумываясь о плюсах и минусах перемен.
Даже в прогрессивной с точки зрения заинтересованности в ИТ нефтегазовой сфере консерватизм старых кадров ИТ-служб дает о себе знать, особенно на региональных предприятиях. Эти люди головой отвечают за текущий процесс и контрольные цифры и не склонны экспериментировать. Любопытный факт: если 90% компьютерной обслуги западных компаний — люди, имеющие экономическое образование, то 90% наших — это бывшие руководители технических служб.
Специалисты «Корус Консалтинг», одной из ведущих компаний на рынке автоматизации промышленных предприятий, отмечают еще одну проблему, связанную с особенностями национального бизнеса, с которой долгое время не могли справиться российские интеграторы, внедряющие западные ERP-системы на отечественных предприятиях.
Речь идет о разнице бизнес-стандартов. Дело в том, что в западных компаниях используют централизованную систему управления, когда единый управляющий центр полностью владеет информацией о подразделениях и координирует их деятельность. В российских же компаниях, несмотря на стремление руководителя быть царем и богом, тем не менее складывается ситуация, при которой начальник, по сути, осуществляет контроль за подразделениями пост-фактум, создавая лишь видимость полной власти. На самом же деле эти подразделения самостоятельно осуществляют управление своей деятельностью, исходя из собственных представлений о своих потребностях и потребностях предприятия в целом. Так вот, лишь в последнее время в России начали появляться проекты, в рамках которых удалось преодолеть концептуальное противоречие российской и западной схем производственного планирования.
Еще один актуальный, так до конца и не решенный вопрос ИТ-рынка связан с отсутствием внятной методики подсчета эффективности информационных технологий. Стоит ли сидеть и ждать чуда, после того как в автоматизацию производства были вложены бешеные деньги?
В настоящий момент, по оценкам специалистов, хорошим показателем для проекта внедрения считается результат, когда ERP-система на 40% сокращает время, затрачиваемое на реализацию каждого звена бизнес-процесса (на ранних стадиях развития рынка корпоративного ПО, ввиду слабого компьютерного оснащения наших производств, эффект получался более значительным — в среднем этот показатель составлял 70%).
Данные результаты свидетельствуют о том, что, несмотря на всю полезность одной-единственной ИТ-системы, она не может решить все задачи, поставленные бизнесом, так как довольно часто эти задачи бывают уникальными.
Тот факт, что отдача от автоматизации объективно снизилась, и то, что руководители предприятий стали более вдумчиво относиться к тратам, изменили сам подход к вложению средств в ИТ. Раньше зачастую на глазок на «железо» и ПО выделяли максимум 5% от оборота, причем деньги тратились бессистемно. Тогда как главное при определении вложений в ИТ — четко понять, какие именно бизнес-процессы на предприятии приоритетны: производство, логистика, транспортировка и т.д. Исходя из этого, под каждый процесс подбирается адекватный по стоимости и эффективности уровень автоматизации.

Сколько тратят на автоматизацию предприятия в странах Западной и Восточной Европы ($ млн.)*

Страна2000 год2001 год
Австрия102200
Польша7885
Чехия5962
Россия5058
Греция3740
Венгрия3237

* Источник IDC.

Доли ведущих поставщиков ERP-систем на российском рынке (%)*

SAP47
«Галактика»12
Scala7
Epicor Software7
Navision6
Oracle6
BAAN4
«Парус»3
Frontstep2
J.D.Edwards2
Остальные64

* Источник IDC.

* Источник IDC.

Пятерка крупнейших ИТ-проектов в российской промышленности*

Предприятие-заказчикИТ-проект (сфера)ИсполнителиОбщий бюджет проекта (тыс. руб.)
«Газпром»Фин. УчетPWC3 762 000
«Сургутнефтегаз»Создание КИСCMA Small Systems752 400
«ЛУКойл-Пермь»Планирование ресурсовPwC219 450
«ЛУКойл» (Румыния)Планирование ресурсовIBS219 450
ТНК**Планирование ресурсов—***188 100

*По данным CNews Analytics.

*** По данным Департамента консалтинга РБК.

*** Прочерк — нет данных.

МАРИЯ ПОПОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK