Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЭЛЕМЕНТЫ, НЕ ЖЕЛАЮЩИЕ ТРУДИТЬСЯ"

Премьер-министр Владимир Путин хочет наделить ФСБ полицейскими полномочиями. Правовая реформа президента превращается в макулатуру.    Людмила Алексеева, пожилая участница правозащитногодвижения, имеет опыт общения с представителями властей. Так, на прошлый Новый год 82-летняя дама нарядилась Снегурочкой, чтобы обойти запрет на проведение демонстрации.
   В 31-й день каждого «долгого» месяца Алексеева встре-чается в Москве с единомышленниками, чтобы публично вступиться за 31-ю статью Конституции, декларирующую свободу собраний. До сих пор вскоре после задержания милиция всякий раз женщину отпускала.
   Возможно, еще немного — и легким испугом правоза-щитнице отделаться не удастся. Всякий, кто организует несанкционированные демон-страции или участвует в них, впредь может очутиться за решеткой: Федеральную службу безопасности, «преемницу» вселявшего страх КГБ, предлагается наделить полицейскими полномочиями.
   Об этом говорится в законопроекте 364427-5, внесенном в парламент правительством бывшего полковника спецслужб Путина. Чтобы «придерживать» оппозицию и еще жестче бороться с исламистским подпольем на Кавказе, ФСБ должно получить право подвергать неугодных граждан аресту на срок до 15 суток — без участия судов.
   «Это еще один шаг назад, в государство спецслужб», — возмущается Алексеева. И этот шаг не может не задеть Дмитрия Медведева. Ведь президент с момента своего вступления в должность обещает развивать в России «гражданскую и экономическую свободу»; ее ограничения «аморальны» и подлежат упразднению.
   Тот факт, что Путин «отодвигает» соображения Медведева на второй план, свидетельствует о нервозности власти, потерявшей уверенность в собственном народе. За последние месяцы в демонстрациях приняли участие десятки тысяч россиян — люди требовали реформ. «Мы — ядро гражданского общества, у нас больше влияния, чем у раздробленной оппозиции», — хвалится Алексеева.
   Очевидно, правительство оценивает нынешнюю ситуацию аналогично: новый закон направлен на то, чтобы социальный протест можно было подавить в зародыше. Так, ЧП в сибирском Кузбассе в начале мая стоило жизни 90 горнякам. После этого шахтеры вышли на улицы с требованиями об улучшении условий труда.
   МВД направило в город части спецназа и приняло жесткие меры: 28 участников были задержаны. Тамошний губернатор опорочил возмущенных демонстрантов перед Путиным, назвав зачинщиков протестов элементами, не желающими трудиться, которых якобы науськивают «британские и украинские веб-сайты».
   Довод, что дополнительные полномочия для спецслужб должны повысить эффективность борьбы против терроризма, встречает понимание среди широких масс населения, хотя именно в этой связи возрастает опасность давления на прессу. После мартовских терактов в московском метро правительство намерено жестче бороться с ис-ламистским подпольем. «Несмотря на все меры, количество преступлений против жизни и здоровья, совершаемых из экстремистских побуждений, не снижается», — говорится в пояснительной записке. Только в кавказском Дагестане за последнее время в результате терактов погибли 13 милиционеров.
   Милиция и госбезопасность убеждены: средствами, присущими правовому государству, терроризм не победить. А вот всякий, кто предостерегает от борьбы против насилия ответным насилием, быстро может прослыть пособником террористов — в первую очередь это касается средств массовой информации. Новый закон позволяет ФСБ «превентивно» вызывать представителей СМИ в органы Федеральной службы безопасности, а также требовать удаления с порталов статей с «нежелательной» информацией. В случае отказа возможен арест на срок до 15 суток или денежный штраф в размере до 50 тыс. рублей.
   Спикер парламента Борис Грызлов, лидер путинской партии «Единая Россия», после московских терактов однажды уже уравнял критически настроенных журналистов с предводителем кавказских террористов Доку Умаровым: их высказывания «фактически варились в одном соку», неистовствовал он.
   Чего стоят медведевские попытки либерализации в свете подобных заявлений? После ряда инцидентов, когда в российских тюрьмах умирали заключенные, президент внес законопроект, призванный сделать систему исполнения наказаний более гуманной. Кроме того, он пытается реформировать коррумпированное МВД. Впрочем, здесь его действия встречают про-тиводействие: высокопостав-ленные милицейские чинов-ники, отправленные им в отставку, решением правительства назначены на другие солидные посты.
   Правозащитница Алексеева не слишком надеется на то, что закон о ФСБ «зарубит» Медведев. Из 233 законопроектов, внесенных правительством за текущий легислатурный период, 232 получили одобрение парламентариев. «Он не пойдет против Путина», — опасается Людмила Михайловна.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK