Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Энерегтический вампир"

Владимир Потанин, самый лояльный из олигархов, практически монополизировал перспективную отрасль энергетического машиностроения. Конкурентам остается только завидовать и делить малую энергетику.
В прошлом году производство промышленного оборудования по объему инвестиций обогнало традиционно капиталоемкую металлургию и уверенно заняло второе место сразу вслед за ТЭК (47% и 35% от общих вложений соответственно). Аналитики отмечают, что в отрасли усилились интеграционные процессы. Например, одна из самых крупных сделок по корпоративному слиянию в России произошла именно в энергетическом машиностроении — в конце прошлого года было объявлено о слиянии крупнейших отраслевых компаний — «Силовых машин» и ОМЗ. Новая компания, суммарный оборот которой составит около $1 млрд., станет фактическим монополистом на рынке оборудования для электростанций большой мощности и атомной энергетики. Некоторые аналитики полагают, что в результате слияния ОМЗ и «Силовых машин» отрасль покинет одна из самых заметных фигур — совладелец ОМЗ Каха Бендукидзе, а объединенная компания перейдет под полный контроль Владимира Потанина и его группы «Интеррос».

Зато в энергетическом машиностроении появился новый крупный инвестор — Виктор Вексельберг. В ноябре 2003 года компания Вексельберга «Ренова» совместно с новосибирским угольным трейдером ПКГ «РАТМ» учредила холдинг «Русэнергомаш», в который войдут предприятия, специализирующиеся на производстве оборудования для малой и средней энергетики.

Большая совковая лопатка

До 1999 года конфигурация на рынке энергетического машиностроения была совсем иной. Большинством предприятий, входящих ныне в холдинг «Силовые машины», управляла «Энергомашкорпорация» (по данным «Профиля», эта компания контролируется ее гендиректором Александром Степановым и топ-менеджерами ЭМК). Однако в конце 1998 года «Интеррос» с помощью процедур банкротства и различных судебных исков получил контроль над Ленинградским металлическим заводом (производит турбины большой мощности), Заводом турбинных лопаток (делает лопасти для турбин) и «Электросилой» (производит генераторы и электромоторы). Впоследствии «Интеррос» получил контроль и над специализирующимся на производстве турбин малой и средней мощности Калужским турбинным заводом.

В результате корпоративных войн подконтрольные «Интерросу» «Силовые машины» отвоевали у Степанова около двух третей российского рынка паровых и гидравлических турбин, гидро- и турбогенераторов, а «Энергомашкорпорации» пришлось перейти в сектор обслуживания малой энергетики.

Еще одним игроком на рынке энергетического машиностроения стала группа ОМЗ, в состав которой с 1998 года входят Ижорские заводы — единственное в России предприятие, способное изготавливать реакторные установки для АЭС. В прошлом году владелец ОМЗ Каха Бендукидзе пошел дальше и получил фактический контроль над компанией «Атомстройэкспорт» — генподрядчиком по строительству АЭС за рубежом. Субподрядчиками АСЭ выступали, в частности, и ОМЗ, и «Силовые машины». В 2002 году оборот «Атомстройэкспорта» составлял примерно $640 млн., а объем заказов — $2,9 млрд. (по разным данным, маржа генподрядчика составляет от 3% до 10% от стоимости заказа). По данным аналитиков, на долю «Атомстройэкспорта» приходится около 20% от общемирового объема строительства АЭС. Весной прошлого года ОМЗ объявил о покупке блокирующего пакета «Атомстройэкспорта», а через некоторое время оказалось, что через «Атомэнергоэкспорт» и «Зарубежэнергопроект» ОМЗ полностью контролирует генподрядную организацию. В ноябре 2003 года Каха Бендукидзе стал президентом «Атомстройэкспорта». В ОМЗ объявили, что в корпорации формируется атомный дивизион, в который вошли подразделения, производящие атомное оборудование на Ижорских заводах и Уралмаше, а также компании «Комплект-Атом-Ижора» и «Атомкомплектпоставка».

Атомная война

После этого в прессе началась страшная шумиха — представители Минатома, концернов «Росэнергоатом» и ТВЭЛ выражали крайнее раздражение действиями Бендукидзе. Доводы оппонентов главы ОМЗ сводились к тому, что частный бизнесмен не может контролировать компанию, которая получает заказы под государственные гарантии, а также, что контроль над «Атомстройэкспортом» позволит ОМЗ иметь конкурентное преимущество при выборе субподрядчиков проектов. Одновременно с критикой в прессе в гостях у ОМЗ, вернее у Уралмашзавода, появились силовые структуры — управление ФСБ по Свердловской области заподозрило, что в ОМЗ появились шпионы. Силовики возбудили уголовное дело о разглашении коммерческой тайны на Уралмаше.

Бендукидзе в ответ на обвинения в узурпации «Атомстройэкспорта» заявил, что готов переуступить часть акций подрядной организации какой-либо из госкомпаний. Впрочем, не исключено, что после объявления о слиянии с «Силовыми машинами» возвращать «Атомстройэкспорт» государству не придется. По крайней мере, теперь и «Росэнергоатом», и ТВЭЛ больше не критикуют структуру собственности АСЭ. В «Росэнергоатоме» «Профилю» сказали, что приветствуют консолидацию в отрасли атомного машиностроения, поскольку этот сектор требует больших капиталовложений. А представители корпорации ТВЭЛ сообщили, что не станут претендовать на увеличение своей доли в «Атомстройэкспорте» (на сегодня госконцерну принадлежит 2,2% акций АСЭ), поскольку сейчас ТВЭЛ больше интересуется приобретением активов профильных предприятий. По словам источника в ТВЭЛе, в августе концерн присоединил к себе Приаргунское горно-химическое объединение и сейчас работает над тем, чтобы приобрести контроль над еще одним предприятием, занятым в цикле производства ядерного топлива.

Среди аналитиков популярна версия, будто скандал по поводу приобретения Бендукидзе контроля над «Атомстройэкспортом» утих потому, что компания вместе со всеми остальными активами ОМЗ попала в нужные руки благонадежного бизнесмена Потанина. Несмотря на то, что в результате слияния «Силовые машины» формально растворятся в ОМЗ, на самом деле именно у потанинского холдинга будет самый большой пакет акций в объединенной компании — 37,7%. Кахе Бендукидзе и бывшему исполнительному директору ОМЗ Алану Казбекову вместе достанется 17,5% акций компании, а остальные пакеты окажутся в собственности миноритарных акционеров (в том числе концерна Siemens — 2,5%).

По мнению аналитика ИК «Проспект» Николая Иванова, на самом деле «Интеррос» поглощает активы ОМЗ, а объявление о слиянии — лишь жест доброй воли со стороны Владимира Потанина. Относительно будущей работы Кахи Бендукидзе бытует версия, что в качестве компенсации за уход из машиностроительного бизнеса глава ОМЗ может быть назначен чиновником в администрации президента и будет работать вместе с советником президента по экономическим вопросам Игорем Шуваловым. А в будущем предпринимателю якобы предложат пост замглавы Минпромнауки.

Аналитик «Проспекта» полагает, что политический характер сделки выдает отсутствие экономических предпосылок к объединению: «…у обеих компаний есть портфель заказов на 3-4 года вперед, поэтому я не вижу особого синергетического эффекта от слияния». Кстати, Владимир Потанин на посвященной слиянию пресс-конференции косвенно подтвердил эту версию, заметив: «По крайней мере, компании не мешают друг другу зарабатывать деньги, поскольку занимают разные ниши на машиностроительном рынке».

Так или иначе, теперь, когда в структуру объединенной компании будет входить и «Атомстройэкспорт», и заводы, позволяющие производить полную комплектацию атомных и энергетических станций, холдинг, по всей видимости, постарается увеличивать экспортные поставки. Возможно, портфель заказов поможет увеличить и грядущее приобретение ОМЗ активов чешской Skoda Holdings — переговоры об этой покупке сейчас ведутся. По словам представителя «Силовых машин» Александра Юдаева, из общего объема заказов холдинга на 2004 год ($2,095 млрд., из которых $1,27 млрд. приходится на уже подписанные контракты) примерно 70% составляют экспортные поставки оборудования. Александр Юдаев приводит прогнозы, согласно которым потребление электроэнергии в мире должно вырасти с 13,9 трлн. кВт/ч в 2002 году до 22,4 трлн. в 2020 году — то есть примерно на 2,5% в год. Большинство вводимых в строй энергетических мощностей приходится на развивающиеся страны Азии и Южной Америки, а это вполне конкурентный рынок для российских производителей оборудования. «К тому же сейчас госорганы начинают поворачиваться в сторону производителей, — говорит Юдаев. — Страны, в которых работают «Силовые машины», небогаты и выбирают проекты с более низкой стоимостью. А конкуренты из западных машиностроительных концернов, как правило, пользуются дешевыми заемными ресурсами. Государственная поддержка в виде правительственных гарантий и долгосрочных экспортных кредитов может значительно повысить наши шансы в острой конкурентной борьбе».

Удел малых

Аналитики полагают, что объединенные «Силовые машины» и ОМЗ окажутся вне конкуренции на внутреннем рынке оборудования для большой энергетики и будут бороться на внешнем рынке с такими мировыми отраслевыми концернами, как Framatom-Siemens или General Electric. В частности, российскому альянсу предстоит борьба с западными конкурентами за получение заказов на поставку оборудования для строительства 8 блоков АЭС в Китае стоимостью около $12 млрд. Ожидается, что тендеры могут быть объявлены в 2005 году.

А вот на внутреннем российском рынке бурного роста заказов на поставки оборудования в ближайшее время не предвидится. По словам представителей «Росэнергоатома», хорошо заработать машиностроители могли бы на строительстве новых энергоблоков — в середине года должен быть введен в строй третий блок Калининской АЭС, а к концу 2005-го — пятый блок Курской АЭС. Но объем инвестиционной программы «Росэнергоатома» в этом году практически не вырос — 23 млрд. рублей по сравнению с 22,2 млрд. рублей в 2003 году. Пока не завершена реформа электроэнергетики, не будут обновляться и весьма изношенные фонды генерирующих компаний, входящих в состав РАО «ЕЭС России».

Тем не менее «Силовые машины» намерены биться даже за этот, не самый привлекательный сегмент рынка и занять нишу поставщиков оборудования для энергетики средней мощности. Компаниям, работающим в этом секторе, придется туго — а работают в нем Лысьвинский турбогенераторный завод и новосибирский «Элсиб» (входит в состав «Русэнергомаша»). По мнению одного из экспертов, несмотря на то, что в составе акционеров «Русэнергомаша» есть обладающий солидными финансовыми ресурсами инвестор Виктор Вексельберг, на рынке оборудования для тепловых турбин «Силовые машины» не позволят новому игроку совершить значительный прорыв.

Зато рынок малой энергетики отдан меньшим братьям «Силовых машин» безраздельно. Так, не пробившись в среднюю энергетику, «Русэнергомаш» может реализовывать на нем продукцию завода «Элсиб» — турбины и турбогенераторы малой мощности. А в секторе производства газотурбинных установок мощностью до 40 МВт сейчас закрепились несколько игроков, в числе которых рыбинское НПО «Сатурн» и «Энергомашкорпорация». Причем ЭМК реализует амбициозный проект строительства около 400 газотурбинных ТЭЦ малой мощности стоимостью $6 млрд. Впрочем, по данным «Профиля», ЭМК испытывает серьезные сложности с реализацией проекта — не хватает денег. По мнению Сергея Суверова из «Зенита», проект ЭМК — это фальстарт, потому что строительство большого количества объектов малой энергетики было бы эффективно при более высоких ценах на электроэнергию. К тому же есть риск, что при дальнейшем росте цен на газ парогазовая энергетика может стать не такой уж и прибыльной.

«Питер раньше всех понял, что нужно объединяться»

В конце прошлого года «Ренова» и новосибирский холдинг «РАТМ» зарегистрировали энергомашиностроительную компанию «Русэнергомаш», объединяющую завод «Элсиб» (производит турбо- и гидрогенераторы), Уральский турбинный завод и НПО «Гидромаш». Председатель совета директоров ПКГ «РАТМ» Сергей СКУЛКИН рассказал «Профилю» о планах новой компании.

«Профиль: Почему ваш холдинг решил заняться отраслью энергетического машиностроения?

Сергей Скулкин: Ситуация идет к тому, что продукция энергетического машиностроения будет востребована. На этом рынке появляется определенная стабильность, стало возможным получать более длинные и дешевые заемные средства на рынке.

«П.»: Какую долю рынка хочет занять «Русэнергомаш»?

С.С.: Рынок оборудования большой мощности и атомная энергетика практически полностью ушел под «Силовые машины». Половина поставок теплофикационных машин мощностью до 100 МВт во времена СССР приходилась тоже на предприятия, которые сейчас входят в состав питерского холдинга. Примерно 30% всех поставок оборудования средней мощности приходилось на Уральский турбинный завод и «Элсиб» и около 20% — на остальные предприятия.

Сейчас многое поменялось. Питер несколько увеличил количество заказов, потому что раньше всех понял, что надо объединять и делать комплектные поставки. К тому же «Интеррос» перевел предприятия «Силовых машин» на единую акцию. Все остальные немного отстали. Поэтому «Силовые машины» не являются в прямом смысле конкурентами с нашим «Русэнергомашем».

Предприятия, входящие в «Русэнергомаш», уже 50 лет выпуская оборудование для тепловых и гидроэлектростанций, имеют богатейший опыт поставок турбин и генераторов на теплофикационные станции, работающие в крупных городах и на промышленных предприятиях. У нас есть желание вернуть нишу на рынке производства оборудования средней мощности — на российском рынке должно присутствовать несколько компаний.

«П.»: У вас есть соглашение с РАО ЕЭС о получении заказов на поставку оборудования?

С.С.: Нет, это все делается на тендерной, конкурсной основе. Но для РАО объединение усилий двух заводов очень важно прежде всего в плане появления комплектной поставки. Мы можем поставлять энергоблоки средней мощности 100-160 МВт под ключ. У энергокомпаний есть необходимость в машинах этого звена — как турбин, так и генераторов. Мы уже участвовали в тендерах вместе с Уральским турбинным заводом, не скрепив отношения в рамках единой компании. На сегодняшний день мы участвуем в ряде проектов, в частности с «Мосэнерго», «Новосибирскэнерго», «Кузбассэнерго», «Алтайэнерго».

«П.»: Вы собираетесь делать новые приобретения?

С.С.: Мы рассматриваем несколько проектов. Для того чтобы выступать полностью в комплекте, в составе холдинга нужен котельный завод, трансформаторный завод, предприятие, специализирующееся на производстве серийных насосов, в том числе и для энергетики. Входящее в «Русэнергомаш» НПО «Гидромаш» — это головной разработчик, по его проектам делается 80% насосов в стране, но там только мелкосерийное производство. Необходимо мощное сервисное подразделение, которое могло бы выполнять полный комплекс услуг — от поставки нового блока до выполнения серьезных работ по капитальному ремонту энергетического оборудования. Однако полностью стратегия работы «Русэнергомаша» будет определена на собрании акционеров, которое состоится в ближайшее время.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK