Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Energizer"

Потеряв РАО «ЕЭС России», Анатолий Чубайс потеряет все — даже возможность сделаться вождем правой оппозиции. Потому что оппозиции без денег не бывает.Правда в одном лице

Анатолий Чубайс сделался причиной того, что всегда осторожный в публичных высказываниях и тем более оценках тех или иных деятелей руководитель президентской администрации Александр Волошин высказался, да еще как. После заседания правительства 15 декабря, где рассматривался план реструктуризации РАО «ЕЭС России» по Чубайсу, Волошин поделился с журналистами своим наблюдением: оказывается, глава РАО представил на рассмотрение кабинета министров не тот документ, который был согласован с президентом Владимиром Путиным. Более того, Волошин обозвал такие действия Чубайса игрой в наперстки.
Но еще до Волошина почти то же самое про Чубайса (за исключением «наперстков») сказал экономический советник президента РФ Андрей Илларионов: мол, представленный на заседании правительства вариант реструктуризации не отражает интересы ни государства, ни акционеров. После чего в эфире РТР и Чубайс, и Илларионов высказались в том смысле, что за каждым из них правда — причем в одном и том же лице, лице президента Путина.
Сам президент при начале скандала находился с визитом в Канаде и заявление сделал на первый случай непонятное: он, Путин, поддерживает и Илларионова, и правительство. Прямо как в анекдоте. Приходит к раввину женщина и жалуется, что соседка украла у нее кувшин. Тот говорит: «Ты права, пусть вернет». Чуть позже приходит та, на которую жаловались, и объясняет, что кувшин этот она давно вернула. «И ты права». Сидевший рядом ученик спрашивает своего учителя: «А кто же тогда не прав?» На что раввин отвечает: «И ты, мой мальчик, прав».
Говорят, что на упомянутом заседании правительства не очень искушенный в интригах союзник Чубайса министр экономики Герман Греф проговорился, сообщив, что главным финансовым обеспечением Чубайсовой реформы в энергоотрасли станут бюджет и повышение тарифов, частные же инвестиции находятся лишь на четвертом месте. Если так, то Чубайс лукавил, ранее рассказывая о том, что главное в его плане — приток частных инвестиций. Якобы такая наглая нестыковка и возмутила блюстителя президентских экономических интересов Илларионова. А вслед за ним — и самого главы президентской администрации Волошина. Последнему вообще не нужна Чубайсова реструктуризация РАО ЕЭС, как и сам Чубайс на этом месте: Волошин, как говорят в Кремле, держит кресло главного энергетика страны про запас для себя.
Этапы большого пути

С того момента, как Анатолий Чубайс объявил о разработке концепции реформы российской энергетики (это было 29 октября 1999 года), правительство, по сути, ни разу прилюдно не усомнилось в правоте Чубайса. Но все рассмотрения, обсуждения и тем более утверждения соответствующих документов по реструктуризации неизменно откладывались на потом. Соглашаясь с необходимостью и срочностью реформы, правительство тем не менее постоянно ограничивалось абстрактными одобрениями и отправляло документы на доработку в РАО ЕЭС. Естественно, Чубайсу весь год было нечем особенно похвастаться, кроме как самим планом и тем, что правительство и президент принципиально с ним согласны.
В самой концепции реструктуризации РАО по Чубайсу предусматривается, что электростанции и сбытовые структуры должны быть преобразованы в самостоятельные компании и проданы частникам — в результате в отрасли сформируется рыночная, конкурентная среда. При этом все энергосети (то есть непосредственно «монопольную составляющую» энергохолдинга) планируется оставить за РАО ЕЭС, в котором государству должно принадлежать не менее 75% плюс 1 акция. Самый главный рыночный мотив реструктуризации — потребность российской энергетики в инвестициях для модернизации мощностей, которые в целом по отрасли изношены более чем на 50%. Нужда в инвестициях измеряется $5 млрд. в год, в то время как своими силами энергохолдинг способен инвестировать не более $0,8 млрд. в год. По расчетам Минэкономразвития, чубайсовская реструктуризация способна принести в отрасль до 2010 года около $50 млрд. инвестиций.
К декабрю главе РАО, судя по всему, удалось как никогда доходчиво объяснить правительству, что промедление подобно катастрофе: если не начать реструктуризацию в ближайшее время, то через 2—4 года произойдет остановка энергообъектов и страна останется без света. Конечно, российское руководство тут же не бросилось подписывать план реформы. Ставить свою визу под столь глобальным планом, автором которого к тому же выступает столь неоднозначная фигура, как Чубайс, никто из руководителей страны не спешил. Даже официально поддержать на словах этот план никто особенно не торопился.
Тем не менее 6 декабря на заседании правительства под председательством премьера Михаила Касьянова концепцию не вполне ожиданно одобрили ее недавние серьезные противники — министр энергетики Виктор Гаврин, министр по атомной энергии Евгений Адамов, первый вице-президент концерна «Росэнергоатом» Юрий Яковлев. Сам Касьянов сказал о концепции несколько теплых слов, после чего распорядился детально описать все то, что предлагается предпринять на первом этапе реструктуризации (введение новой законодательной базы для работы отрасли, создание конкурентного рынка сначала на небольшом участке России и т.д.). С тем заинтересованные лица и расстались, договорившись, что окончательное решение о реформе энергетики будет принято на заседании правительства 15 декабря.
Перед этим заседанием план реструктуризации обсуждался на совещании у президента Владимира Путина и там был серьезно раскритикован главой президентской администрации Александром Волошиным. В частности, Волошин заметил, что концепция не дает ответов на важнейшие вопросы: какой станет в результате реформы структура принадлежащей государству собственности энергохолдинга (сейчас государство владеет контрольным пакетом РАО «ЕЭС России»), как изменится налоговая база, на каких условиях будут продаваться электростанции, как государство будет контролировать этот процесс и т.д. Как утверждают в энергохолдинге, все замечания Волошина и других участников совещания у Путина были учтены, а сам документ обогатился изменениями и дополнениями.
Примечательно, что экономический советник президента Андрей Илларионов на упомянутом совещании не сделал никаких громких заявлений. Но на заседании правительства 15 декабря выступил с обличительной речью, где, как было сказано, раскритиковал план реструктуризации и впоследствии был поддержан главой президентской администрации Александром Волошиным.
Вообще-то, на совещаниях кабинета рассматривались два документа. Первый — об основных принципах реформирования электроэнергетики, второй — о неотложных действиях по подготовке реструктуризации отрасли. Оба документа были одобрены и отправлены на доработку. Первый на два месяца, второй на две недели. Что вполне удовлетворило Чубайса.
21 декабря протокол правительственного заседания подписал премьер Касьянов, что означает официальное одобрение правительством концепции реструктуризации. Однако, как заявил Илларионов, одобрение Касьянова не означает, что реструктуризация действительно будет проводиться по плану Чубайса, и президент Путин еще скажет по этому поводу свое решающее слово. Пока же Путин не обнародовал свое отношение к реструктуризации РАО ЕЭС, Анатолий Чубайс ожидает, что его план будет принят на заседании правительства, которое назначено на 1 марта будущего года, и начнет претворяться в жизнь.
Американская трагедия

Как бы то ни было, а с электричеством не шутят: напряжение по поводу раздела лакомого куска и в чем-то даже станового хребта российской экономики достигло запредельных политических величин и может кое-кого и покалечить — вплоть до самого Чубайса.
Собеседник «Профиля» в Кремле по этому поводу говорит: «Пробивать свою идею реструктуризации РАО ЕЭС Чубайсу надо было раньше. А сейчас он опоздал: на президентских выборах в США победил республиканец Буш и с уходом администрации демократов Чубайс лишился своей американской «крыши». Чубайс, кстати, пытался протащить свой план еще летом, но тогда тот же Волошин через Бориса Федорова, который организовал скандал мелких иностранных акционеров, ему помешал. Дело в том, что советская система создала уникальный энергетический комплекс с удивительно низкими ценами на электроэнергию. Но уже до Чубайса себестоимость киловатт.часа увеличилась. Если же реструктуризация отрасли пойдет по чубайсовскому варианту, то себестоимость увеличится еще больше. Еще недавно рыночная стоимость акций РАО ЕЭС оценивалась в $10 млрд., а при прозрачности системы цена была бы еще выше. При делении же РАО на мелкие составляющие естественная рыночная стоимость акций энергосистемы будет падать — это все равно что алмаз весом 200 карат распилить на куски по карату и, положив в чемодан, тихо вынести. Падает в результате этого и капитализация, о чем иностранные инвесторы взволновались еще летом, жестко выступив против Чубайса. Но тогда госдепартамент США, куда они обратились с просьбой не поддерживать Чубайса, им отказал, сославшись на то, что Чубайс важная политическая фигура».
Республиканцы же защищать Чубайса не станут — это не их человек, а потому с появлением в Вашингтоне новой команды в Москве недруги сразу же раскритиковали главного приватизатора. По мнению людей из кремлевской администрации, новый план ГОЭЛРО серьезно забуксовал во многом из-за того, что американцы Чубайсу больше не друзья.
Удар током

Между тем, говоря о политической составляющей борьбы Анатолия Чубайса за РАО ЕЭС, собеседник «Профиля» в правительстве начинает опять же с бизнеса: «Чубайс предлагает провести в РАО ЕЭС точно такую же приватизацию, какую он уже проводил в масштабах страны. Он хочет, разделив единую компанию на сегменты, приватизировать их. Другими словами, он намерен получить необратимый контроль над РАО, понимая, что рано или поздно от руководства энергетикой его отодвинут. По этой схеме после расчленения и раздела энергетической системы между его, Чубайса, менеджерами ему можно не беспокоиться: создастся ситуация, при которой в РАО на балансе останутся лишь его старые ботинки, а все реальные активы уйдут в компании, которые будут ему подконтрольны через руководителей этих компаний. Отнять их будет уже сложнее. Примерно по такой же схеме пять лет назад Чубайс по залоговому аукциону отдал Владимиру Потанину «Норильский никель», который государство сегодня забрать не может. При этом РАО «ЕЭС России» — крупнейшая политическая дубина, которая означает большое влияние и на регионы, и на федеральный центр через глобальное влияние на экономику страны в целом».
Чубайс, форсируя реформу РАО ЕЭС, в последнее время активно выступает как публичный политик. Это говорит о том, что он серьезно ограничен в политическом времени и пространстве. Поэтому согласно свойственной ему тактике привлекает к себе внимание (когда у Чубайса дела идут успешно, он предпочитает оставаться в тени): например, открыто выступил против любимой музыки президента Путина — гимна СССР композитора Александрова. Кроме того, как утверждают собеседники «Профиля» в кабинете министров, у Чубайса возникли проблемы с его людьми в правительстве. Министром финансов Кудриным не очень доволен президент, а программа Грефа пробуксовывает, что позволяет левым все смелее выступать против сверхлиберального экономического курса, молчаливо одобренного Путиным. К тому же недавний выход Чубайса напрямую на Бориса Ельцина по поводу того же гимна и появившееся после этого в «Комсомольской правде» «антиалександровское» интервью 1-го российского президента, по сведениям собеседника «Профиля» в кремлевской администрации, вызвало у дочери Ельцина Татьяны Дьяченко сильное недовольство: ей совсем не к чему раздражать Путина.
Так или иначе, Чубайсу надо спешить: похоже, из власти его действительно хотят окончательно выдавить. Что касается РАО ЕЭС, то, по слухам, вездесущий Роман Абрамович уже потихоньку перекупает тамошний средний менеджмент, чтобы лишить Чубайса поддержки внутри его фирмы.
Парадокс Чубайса

Чубайс — калач тертый и вряд ли покинет большую политику без боя. Пока в активе у него РАО «ЕЭС России», Союз правых сил, где он состоит сопредседателем, и либеральная интеллигенция, недовольная политическим курсом Владимира Путина.
В окружении Чубайса говорят, что, готовясь к отпору, он рассматривает вариант создания пробивной силы из «олигархов», включая не только поколоченных Гусинского с Березовским, но и шефа «Газпрома» Рема Вяхирева с министром путей сообщения Николаем Аксененко. По расчетам Чубайса, Вяхиреву терять нечего — ему уже дали понять, что он досиживает в газовом концерне последние месяцы, а Аксененко, хоть и входит в команду главы президентской администрации Волошина, крайне недоволен тем, что его план реструктуризации железных дорог не находит горячей поддержки в Кремле и правительстве. Якобы главный аргумент Чубайса для перечисленных людей: либо надо заставить Путина с собой считаться, либо президент окончательно передушит всех поодиночке.
Если Чубайс и в самом деле решится на такое, то дело никак не ограничится подковерными интригами в ближайшем окружении президента — Чубайсу придется выйти один на один с самим Владимиром Путиным.
А там его уже ждут. Говорят, еще в начале путинского президентства Чубайс позволял себе даже покрикивать на новичка, пользуясь давним питерским знакомством. Если же следовать унылой прагматике, то зачем вообще Путину расчлененная энергосистема, да еще под контролем строптивого Чубайса, когда он может просто взять все это под себя единым куском, а дальше реструктурировать по своему усмотрению? Дело в том, что в Думе принят в третьем чтении и готов к отправке в Совет Федерации закон «Об акционерных обществах». В нем написано, что президент любого акционерного общества голосуется не по уставу, каким бы он ни был, а исключительно акциями акционеров. У государства в РАО ЕЭС 52%, так что после вступления в действие этого закона Чубайс в любую минуту может лишиться должности — и без всякой компенсации в виде подконтрольных ему менеджеров частных электростанций и сбытовых структур.
Между тем, если Чубайсу придется уйти ни с чем из РАО ЕЭС, то, на худой конец, он может стать лидером новой правой партии, которую сейчас сколачивает СПС. Но при таком раскладе появляется видимый парадокс: нельзя быть вождем оппозиции, не имея денег, а, кроме как от электричества, денег Чубайсу взять негде. Этот парадокс отсылает нас к самому началу, а именно: за РАО ЕЭС Чубайс станет биться до конца.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ, МИХАИЛ СИДОРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK