Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Ещё один голос в хоре"

Основной «пиар-удар» должен прийтись на «важнейшее из искусств» — телевидение. Тома написаны про то, как создавался канал Russia Today, как назначали главного редактора, перекупали западные лица из других СМИ, а то и набирали с улицы. О слухах и фактах «Профилю» рассказывает главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян.Как реакция на авиакатастрофы

 — Давайте начнем не с самого политкорректного вопроса, навеянного недавними событиями вокруг Грузии и грузин. У вас, ваших близких и друзей не вызывает беспокойства та волна ксенофобии, которая сейчас катится по России?


— Вызывает. И всегда вызывала. В конце 1980-х в Краснодаре, где я жила, было еще страшнее: тогда вообще были погромы, мы в школу не ходили несколько дней. О них мало кто знает из тех, кто не жил на Кубани.

Поэтому опасение, что где-то может вспыхнуть нечто подобное, у меня и моих родных остается. То обостряется, то притупляется — это как реакция на авиакатастрофы: упадет где-то самолет — начинаешь бояться летать, долго нет катастроф — меньше боишься… Есть такое ощущение. Неприятное, мягко говоря.

— А нет ли ощущения, что какие-то «сигналы», расшевелившие волны ксенофобии, направляются кем-то?

— Иногда бывает… А мы разве обо мне собирались говорить, не о канале?

— Хорошо, давайте. В проекте федерального бюджета на 2007 год предусмотрено заметное увеличение финансирования СМИ, в том числе тех, что вещают на зарубежную аудиторию. На какую часть государственных денег вы претендуете?

— Бюджет Russia Today в следующем году будет таким же, как и в этом. То есть приблизительно 800 млн. рублей. Увеличения бюджета, выделяемого на наш канал, не предусмотрено. Этих денег достаточно, чтобы удержаться на том уровне, на который канал вышел за год. Но недостаточно, чтобы канал перешел на качественно новый уровень развития. Поэтому в планах на следующий год одна из приоритетных задач — разработка тех направлений, которые позволят нам зарабатывать деньги самим. Речь идет о рекламных возможностях канала. Мы отдаем себе отчет в том, что для российских медиа, работающих на внутреннем рынке, цифра в 800 млн. рублей существенна. Но наша аудитория в основном живет за пределами России, и мы работаем там в принципиально иных конкурентных условиях. Скажем, за вхождение в кабельные сети Нью-Йорка нам предложили заплатить $2 за одного абонента. То есть выход на 10 млн. абонентов — $20 млн. в год. И это только в Нью-Йорке. А у нас весь бюджет в переводе на доллары — $30 млн.

Создали, но не вывели

— Так вы войдете все-таки в сети Нью-Йорка?

— Нет, мы от этого пока отказались, поскольку, естественно, не в состоянии платить такие деньги. Если бы были в состоянии, то, конечно, тогда человек, живущий в Нью-Йорке, мог, не покупая спутниковую тарелку, просто включить телевизор и найти Russia Today. В США мы вышли на вещание через PBS, это так называемое общественное телевидение. Этот путь экономически для нас приемлем.

— Мои американские друзья жалуются: через PBS ваш канал неудобно смотреть. Мне в этой связи непонятно: правительство дает деньги, чтобы вас создать, но экономит на том, чтобы выйти нормально на аудиторию…

— Не знаю, кто на чем экономит. Мы исходим из того, что есть.

Девушка и погода

— Давайте попытаемся представить траекторию вашего развития. Когда вы хотите выйти на уровень BBC и CNN или хотя бы приблизиться к нему? Через пять, десять лет? Когда будете иметь 20 с лишним тыс. сотрудников, как на BBC? Чувствуете ли вы творческие возможности и что вас помимо бюджета ограничивает?

— Было бы глупо и наивно позиционировать себя как конкуренты CNN и BBC, несмотря на то, что некоторые так и пишут. Мы, скажем, стремимся стать еще одним голосом в общем хоре мировых СМИ. К этому, кстати, стремятся многие компании в разных странах. Франция до конца года собирается запустить канал на английском языке, и финансирование у них много больше, чем у нас, кстати. BBC планирует запускать канал на арабском. «Аль-Джазира» работает над запуском английской версии. Чем дальше, тем сложнее завоевывать позиции. Но мы работаем. Получаем много откликов от зрителей со всего мира. Последнее время получаем много писем от иностранцев, живущих в Москве. Пишут разное. Некоторые, например, требуют, чтобы у нас был прогноз погоды с ведущим — чтобы девушка ходила и рассказывала про погоду, как на других каналах… В общем, мы даже сами не ожидали, что наши программы будут пользоваться таким интересом. В США, Европе, Индии и даже в Австралии и Новой Зеландии.

 — Чем вы объясняете такой интерес?

   — Люди немножко устали от однообразия тем и подходов. Тем, кто нам пишет, нравится, что мы открываем для них какой-то другой мир, другие истории, что-то, о чем они раньше не слышали или не знали. Ну и, конечно, просто не было раньше телевидения про Россию на английском. А теперь есть. И те люди, которым была интересна страна, но источника такого не было, теперь его получили.

Голосам дают деньги
Беспрецедентную сумму — 20 млрд. рублей — намерено выделить из бюджета российское государство на поддержку СМИ в 2007 году, сообщает Би-би-си. Увеличение затрат составит 64% по сравнению с прошлым годом. По данным Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), господдержка в распространении сигнала будет оказана не только ВГТРК (телеканалы «Россия», «Спорт», «Культура»), но и ОАО «Первый канал» и ОАО «НТВ». На это будет выделено около 1,5 млрд. рублей. Такая же сумма предусмотрена на увеличение тарифов по распространению телерадиопрограмм и оплату услуг предприятий связи. На обеспечение работы телеканала Russia Today государство выделяет 2,4 млрд. рублей. Еще часть бюджетных денег пойдет на переоборудование радиостанции «Голос России» и увеличение на 7 часов в сутки ее вещания на страны СНГ, Балтии, Германию и Великобританию.

Первая кнопка 

— Какие у вас задачи на ближайшее будущее?

— Хотим добиться того, чтобы, если что-то происходит в России, СНГ, на территории бывшего Советского Союза, люди первым делом включали Russia Today. Для этого необходимо проделать огромную работу, начиная с того, что Russia Today должен быть доступным (речь идет о доступе к кабельным сетям) и известным. То есть чтобы люди знали: если что-то у нас случается, есть канал, который осветит это быстрее и полнее, с большим количеством комментариев, с лучшей картинкой. Естественно, другие новости, которые не касаются СНГ, тоже освещаются, но менее детально.

— Сколько у вас сейчас корпунктов?

— В дальнем зарубежье шесть, недавно к ним добавились три на постсоветском пространстве — в Киеве, Владикавказе, Тбилиси. Сейчас мы первым делом хотим расширяться здесь — Дальний Восток, Санкт-Петербург, Казахстан…

— На все это требуются деньги. Как вы будете укладываться в эти 30 миллионов, что вам выделили?

— Я не знаю телекомпании, которая бы сказала: денег у нас много, вот только фантазии не хватает, куда их потратить.

— А сколько у вас сейчас сотрудников?

— Около пятисот, но это в редакции. А всего сотрудников на канале больше 700.

Ignorance поражает

— Вам не кажется, что, если человеку нужно узнать о происходящем в мире, он включает BBC или CNN и все узнает оттуда? Или вы исходите из того, что ваш зритель любит Россию, а посему будет смотреть ваш канал?

— А что бы такой человек узнал из мировых каналов, например, о референдуме в Приднестровье? Который, в отличие от референдума в Черногории, был проигнорирован многими англоязычными СМИ. Или надо считать так: раз CNN и BBC это не показывают, то этого как бы и «не происходит в мире»? Допустим, упал самолет в США и погибло 50 человек, и одновременно упал самолет в Непале, погибло 200. Довольно предсказуемо, какая новость будет первой для существующих англоязычных СМИ. Мы стараемся выработать другой подход, исходим из того, что нет более важных или менее важных стран. Не считаем, что это правильно, когда малейшие внутренние политические передвижения или болезни лидеров в одних странах считаются суперважными новостями, а массовый голод или геноцид в других странах при этом можно игнорировать. Или политические пристрастия. Проблемы у белорусской оппозиции — это сразу становится новостью на англоязычных каналах. А проблемы грузинской оппозиции — нет. А они, может, объективно интересны зрителям. Почему их игнорируют? Потому что не принято считать, что в Грузии есть проблемы с демократией, а про Белоруссию так считать принято? Или по другим причинам? Мы, кстати, потом получаем отклики от зрителей: «Спасибо за то, что рассказываете о чем-то другом».

Вообще, уровень того, что называется английским словом ignorance (невежество. — «Профиль»), иногда поражает. И это происходит часто как раз от недостатка источников информации. Могу рассказать одну историю. Я училась в Штатах, там была учительница, с которой у меня сложились очень хорошие отношения. Спустя некоторое время я приехала навестить ее и семью, где жила. Мы с ней разговорились на тему, как изменилось мнение в России о США по сравнению с 1990-ми, когда у многих людей был восторг, чуть ли не поклонение. Я предположила, что в этом разочаровании для простых людей могли сыграть роль натовские бомбардировки в Югославии. Она удивленно спросила: «Какие бомбардировки, кто бомбил?» Я ей отвечаю: «Вы бомбили, это было три года назад». Так она мне не поверила и сказала, что я что-то перепутала. Можете себе представить, если бы Россия кого-то бомбила, а учительница в любой нашей школе ничего не слышала бы об этом!

Так вот мы стараемся дать зрителям то, чего не дают им другие каналы по тем или иным причинам.

Не вслепую и не предвзято
 

— Вы занимаетесь целевым изучением аудитории в США? Выясняете, что именно ей интересно?

— В США мы обратились к услугам двух профессиональных и независимых друг от друга компаний, занимающихся изучением медиа-аудиторий. В настоящее время одна проводит изучение и детализацию портрета нашей потенциальной аудитории, анализирует востребованность продукта. Результаты исследований скоро будут. Вторую компанию мы планируем привлечь после запуска вещания на одной из популярных телевизионных платформ в США. Анализ зрительских откликов, поступающих на сайт канала практически со всего мира, выявил и совершенно неожиданную для нас тенденцию. Оказалось, значительный процент аудитории Russia Today — те, кого принято называть обывателями. Те самые «домохозяйки», которых нам часто ставят в упрек. Интерес к России шире, чем мы предполагали.

— То есть вы не вслепую на американцев вещаете?

— Мы точно знаем, что хотим донести до зрителя, то есть новости из России, новости из СНГ, рассказы об истории России, о людях, проблемах, технологиях. Мы это делаем независимо от того, насколько успешно коммерчески это может быть.

— Так вы же сказали, что собираетесь зарабатывать деньги за счет рекламы.

— Мы по своему статусу не можем зарабатывать денег больше, чем тратим. Мы некоммерческая организация. У нас есть цель заработать деньги, чтобы развивать канал, а не чтобы извлечь прибыль. Мы смогли бы развивать те направления, которые считаем нужными. Если в нас будут заинтересованы рекламодатели, значит, мы сможем открывать дополнительные корпункты, приглашать более «дорогих» ведущих и т.д.

— Давайте поговорим о ваших сотрудниках. Есть мнение, что у вас работают те, кому не нашлось места в больших западных компаниях.

— Наверное, поэтому у нас сейчас судорожно переманивают людей французы и арабы. (Смеется.) По-моему, у нас не осталось ни одного западного эфирного сотрудника, которому такое предложение не поступало бы. Дефицит кадров у нас действительно есть. Он связан с тем, что найти в России людей, которые одинаково хорошо владели бы телевизионными профессиями и английским языком, очень сложно. С другой стороны, мы не можем массово платить иностранным сотрудникам те деньги, которые принято платить в больших западных компаниях. Мы стараемся выдерживать определенный уровень, который бы удовлетворял качественных специалистов. Да, мы не можем себе позволить иметь 10—20 известных лиц телевизионной западной журналистики. Но, по крайней мере, два-три таких лица у нас есть. И нужно сказать, наличие в штате большого числа иностранных ведущих и специалистов высокого уровня — это не только гарантия того, что наш канал адекватно воспринимается иностранными компаниями, но и для многих гарантия того, что мы даем непредвзятую информацию.

Таблица 1 Cуществующая сеть распространения телеканала Russia Today и перспективы ее развития в 2007 году.
















































I Вещание через платные вещательные платформы
ОператорТип вещанияТерриторияЗапуск вещанияЧисло абоненто
SKYНепосредственное спутниковоеВеликобритания и Западная ЕвропаСередина ноября 2006 года8 100 000
II Вещание через спутники в открытом режиме для непосредственного приема
СпутникТерриторияЗапуск вещанияПотенциальная аудитория
Astra 19,2 EЕвропаНоябрь 2006 года95 000 000
Sirius 2Северная ЕвропаДекабрь 2006 года1 500 000
Astra 28,2Великобритания и Западная ЕвропаНоябрь 2006 года11 800 000
Amos 2Ближний ВостокНоябрь 2006 года1 500 000
Информация о количестве абонентов официально предоставлена операторами.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK