Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Если не убьют"

Писатель Михаил Веллер считает, что ложь и незнание уменьшают шансы человека на выживание и успех. Поэтому говорить правду необходимо, хотя иногда и рискованно.   Вышедшая недавно книга Михаила Веллера называется «Мишахерезада». Как сказано в аннотации, это книга «приключений бродяги на просторах СССР». Так звали самого автора в экспедициях, где он вечерами у костра рассказывал свои бесчисленные истории. С тех пор Веллер стал профессиональным литератором, а темперамент и риторический талант проложили ему дорогу во многие дискуссионные программы отечественного телевидения. В интервью «Профилю» Михаил ВЕЛЛЕР рассказал, в чем он видит человеческий и профессиональный долг современного писателя.
   ПРОФИЛЬ: О вас критики говорят мало. Не обидно?
   Веллер: Я сам по себе неформатный, неудобный. И столько раз издевался над критикой в книгах, что странно ожидать в ответ любви. Это любовь редко взаимна, а ненависть — всегда. Ну нельзя же быть молодым, красивым, умным, талантливым, любимым — и еще чтобы тебя почитали критики и изучали идиоты. Должно что-то остаться и для посмертной славы! На первом курсе ленинградского филфака я придумал себе тему курсовой: «Герой нашего времени» в современной ему русской критике». И в Публичке над древними журналами у меня челюсть отвисла: о Лермонтова ноги вытерли все! Начиная с государя императора и кончая демократической критикой. И герой безнравственный, и в сочинении нет смысла… Мое представление о критике дало трещину. А много лет спустя захожу к другу-музейщику в равелин Петропавловской крепости. А у него над головой — плакатным пером по облупленной штукатурке: «Критик должен быть готов в любой момент и по первому требованию заступить на место критикуемого им и исполнять его обязанности исчерпывающе. Профессионально и компетентно; в противном случае критика становится наглой, самодовлеющей силой и превращается в тормоз на пути культурного прогресса». И подпись: доктор Йозеф Геббельс…
   ПРОФИЛЬ: Ну, невнимание критики не мешает популярности. Помню празднование вашего 60-летия, прошедшее чуть ли не под охраной конной милиции…
   Веллер: Входную дверь сломали. Это любому автору приятно. Когда столпившиеся в одном проходе закричали: «Дайте сесть!», а в другом: «Позовите доктора!», я понял, что вечер удался. Выступать уже было необязательно.
   ПРОФИЛЬ: Все-таки выступили, у вас много чего спрашивали. Например, есть ли бог. Каково отвечать на такие вопросы?
   Веллер: Чувствуешь оторопь. Появляется комплекс самозванца, и хочется оправдаться: что вы, ребята, я не настолько крут. Я вырос в представлении, что всегда надо быть прежде всего нормальным человеком. Скажем, был миф о том, что хирурги должны жутко беречь пальцы. А двое приятелей моего отца были лучшими офтальмохирургами Союза. И один играл в волейбол, а второй, автолюбитель, не вылезал из-под своего «москвича», все пальцы сбиты. Это относится и к теории «писателя в башне из слоновой кости». Надо писать предельно хорошие книги. Остальное — снобизм или шарлатанство.
   ПРОФИЛЬ: Одной литературой вы не ограничиваетесь. Вы еще и философ.
   Веллер: Теория энергоэволюционизма сложилась у меня еще в 1981 году. Когда в 1997-м я сумел выпустить ее в России в полном виде, отзыва не было никакого. В «Литературке» кто-то написал: Веллер, типа, создал еще одну теорию устройства мира, не хуже и не лучше любой другой. У меня аж рот открылся. За бугром лучше поняли. В России не было философии. Страна такая. История так сложилась. И если с тобой пьют чай или водку и вообще давно знакомы, сложно воспринять всерьез, что именно Мишка Веллер впервые в истории наконец сообразил, в чем назначение и смысл существования человечества во Вселенной. Ну… когда Коперник обнародовал свою гелиоцентрическую систему, на нее особо не обратили внимания. Век спустя церковь начала доставать Галилея с его телескопами: сомнений в тверди небесной сеять не смей! Галилей, оправдываясь, перевел стрелки на Коперника, который умер: это он придумал! Ватикан запретил Коперника. Вот тогда — скандал и мировая слава. Как писал Карнеги: если за все хорошее, что Иисус сделал для людей, они его распяли, то скажи, почему на лучшее должен рассчитывать ты или я?
   ПРОФИЛЬ: Предложения от политических партий к вам поступают?
   Веллер: Постоянно. Но радужный иней с ушей мне отряхнули еще в 2000 году, когда пригласили в Союз правых сил. Хороших ребят много, пока спят зубами к стенке. Но голосовать на выборах надо. Правильнее всего — за КПРФ как наиболее радикальную оппозицию. Бороться надо за сменяемую власть, за то, чтобы она отчитывалась, чтобы никто, даже бывший президент, не выводился из правового поля, чтобы неисполнение закона было тяжким преступлением. В конце концов, чтобы за торговлю тяжелыми наркотиками и убийство детей следовала смертная казнь.
   ПРОФИЛЬ: Вы такой кровожадный?
   Веллер: Смертная казнь есть отсутствие священной неприкосновенности жизни изуверов и убийц. Если зверь режет ребенка, а в этот самый миг закон охраняет его жизнь, то это значит, что мир охренел. Несколько веков назад гомосексуалистов сажали на кол, а фальшивомонетчиков варили в кипящем масле. И лучшие люди своего времени боролись против этих зверств. Доборолись до того, что в цивилизованной стране убийца детей требует, чтобы ему починили в еврокамере сливной унитаз и цветной телевизор. Чет-вер-то-вать!
   ПРОФИЛЬ: И на площади, чтоб никому бы-ло не повадно?
   Веллер: Когда люди теряют способность умирать и убивать, их цивилизация рушится, как все гнилье. Сегодня мы переживаем период самоликвидации Европы. Первая мировая война вселила в людей Запада разочарование в привычных ценностях. Стало стыдно быть патриотом, целомудренным, традиционным. Зато не стыдно читать и писать порнуху и грязь, объявляя это современным. Когда цивилизационная система исчерпывает свой ресурс, выясняется, что людям нечего больше создавать. А там, где ты ничего не можешь создать, ты должен разрушить. Что и имеем.
   ПРОФИЛЬ: В какую сторону, если не на Европу, нам тогда стоит обернуться?
   Веллер: По карте вправо. На Китай. Дэн Сяопин предупреждал Горбачева: нельзя выпускать руль, переезжая с одной дороги на другую. При переходе с одной экономической модели на другую велика роль государства. Горбачев не послушал. Прав оказался Дэн Сяопин. России гораздо больше подошла бы китайская модель, нежели европейская. Наша страна никогда не была Европой. Петр Первый решил создать из азиатского государства европейское… одним из последствий чего стало, кстати, появление интеллигенции.
   ПРОФИЛЬ: Поясните.
   Веллер: В чем феномен русской интеллигенции? Это столкновение европейского Просвещения, демократической морали и гражданских прав — с азиатским устройством государства, с тоталитарной властью, с верноподданностью вместо закона. Образованные и просвещенные люди в отсутствие свободы слова и вообще политических свобод оказываются моральной оппозицией тоталитаризму. Отстаивание своих взглядов становится актом и гражданского мужества, и утверждения просвещенной истины. В Европе интеллигента нет по определению — при свободе слова и гарантированных правах интеллектуалы не несут моральной миссии.
   ПРОФИЛЬ: Сегодня интеллигенция существует?
   Веллер: Возрождается. С возвратом и усилением азиатской лживой тоталитарной модели возвращается и роль просвещенных людей как носителей каких-то моральных критериев и оппозиции власти. Для этого и есть смысл ходить на некоторые телеэфиры.
   ПРОФИЛЬ: Ваши слова из телеэфиров когда-нибудь вырезали?
   Веллер: Если передача делается в записи с превышением эфирного времени — шеф-редактор может смонтировать как хочет. Бывали и скандалы, когда монтировали не то, что реально говорили. Ну а прямого эфира почти не осталось — только Владимир Соловьев, Минаев и Ника Стрижак. Я отказываюсь от большинства приглашений. Но благодаря телевидению можно донести мысли до большой аудитории. Что все разговоры о коррупции — это фуфло, потому что она была заложена еще в 1992 году в самый костяк государственного строя. Что глупо рассуждать о возрождении мирового влияния русского языка, не увязывая это с возрождением мирового влияния народа и страны этого языка. Перефразируя цитату из старого фильма «Офицеры»: есть такая профессия — правду говорить.
   ПРОФИЛЬ: Это и есть писательский долг?
   Веллер: Говорить правду рекомендуется всем, независимо от профессии. Любая система, биологическая или социальная, нуждается в адекватной информации о происходящем. Для того, чтобы правильно ее анализировать и адекватно реагировать на все изменения окружающей среды. Ложь и незнание уменьшают шансы на выживание и успех. Поэтому ложь и вызывает у нормальных людей раздражение, переходящее в бешенство. А говорить правду полезно для нервов и вообще для здоровья. Если не убьют.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK