Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "«Есть Черномырдины русские, а есть — украинские»"

Для того чтобы встретиться с послом России на Украине Виктором ЧЕРНОМЫРДИНЫМ, наш обозреватель Екатерина Дранкина поехала в Киев. А что? Праздник все же, а без Виктора Степановича что-то не идет праздник. И вот — пришел.
«Профиль»: Виктор Степанович, как вам в Киеве? Жилищные условия устраивают?

Виктор Черномырдин: Живу здесь. У посла есть резиденция — пять минут от Киева, в хорошем месте. Живу здесь постоянно. В Москву стараюсь зря не летать. Нравится ли жить, вы спрашиваете? Дискомфорт, конечно, есть. Потому что я не дома. Дети, внуки, друзья — все там. Но когда работой загружен — не замечаешь. Мы же ведь живем для того, чтобы работать, так ведь?

«П.»: Чем же вам нравится эта работа?

В.Ч.: Ну, во-первых, я загружен. Много встреч. Здесь же были мои предприятия, мои подчиненные — тогда еще, при Союзе. Люди, которых я назначал тогда, и сейчас работают. Встречаемся. Работа знакомая, интересная.

«П.»: Украинскую речь понимаете? Говорите по-московски — «на Украине» или по-киевски — «в Украине»?

В.Ч.: То так, то этак говорю. Это без разницы, по-моему. Речь понимаю — со мной же теща всю жизнь жила и по-украински говорила. У нас в станице, в Оренбургской области, половина украинцев была, половина русских. Есть Черномырдины русские и украинские.

«П.»: Вы не устали? Не хотите книжку написать или еще чем-нибудь заняться?

В.Ч.: Устал? Да вы что! После моей работы эта — совсем не то… Мне это не в тягость. А книгу написал сейчас одну. Ирак подтолкнул. Помните, как война в Ираке начиналась? Якобы там химическое оружие нашли. Ну и что — нашли? Правильно, не нашли. Не нашли, Саддама как будто обнаружили, всю страну перевернули и забыли. А оружие где? За что все раздолбали? Кто-то должен за это ответить. Но это только повод был. После Ирака я написал книжку о Косове, где я тоже был спецпредставителем. Если потребуется — еще что-нибудь напишу. Повод нужен…

«П.»: В украинской прессе писали, что год России на Украине — это год Черномырдина на Украине. В том смысле, что очень много вы делаете для укрепления здесь позиций россиян.

В.Ч.: Да ну, это уж слишком. Программы идут, конечно. Прошлый год был годом Украины в России, этот — год России на Украине. Я так считаю, что главный итог — экономический. Мы же сейчас вышли на миллиардный товарооборот в месяц. Впервые за много лет, но раньше больше было. В области культуры тоже. Большой театр в Киев приезжает с гастролями. «Лебединое озеро» — здесь его пятьдесят лет не было. Только что «Современник» уехал. Мариинский театр… Для них это тоже самореализация, тут очень образованная публика. Ну разве это не показатель? Но я все равно не удовлетворен. Я считаю, у нас больше возможностей. Гораздо больше.

«П.»: Российские предприниматели прибегают к вашему посредничеству для выхода на украинский рынок?

В.Ч.: Зачем? Такой задачи не стоит. Когда нужна помощь — делаем, это наша обязанность. Но многие и без нас справляются…

«П.»: Бытует мнение, будто вы оказали помощь и в недавнем снятии украинского вице-премьера по ТЭК — якобы его отставка произошла после вашей встречи с Леонидом Кучмой.

В.Ч.: Ну глупость, зачем… Во-первых, я даже не знал. По-моему, я в Москве был тогда. А мне говорят — вице-премьера освободили. Даже не сказали вначале какого. Я себе не позволяю никогда! Напишите так — никогда не говорю о кадрах. Потому что не в моих правилах. Ни в России не говорю, ни здесь не говорю — хотя некоторые кадры знаю так, что будьте любезны. А почему не говорю? Потому что все это проходил. Когда мне пытались говорить «вот этого возьми, а этого убери» — никогда так не делал. Первым убирал советчика. Да все уж и знали, что со мной на эту тему говорить нельзя. Когда спрашивал — говорили. Но я не для того спрашивал, чтобы сделать, а чтобы посмотреть, что человек говорит, зачем говорит и как.

«П.»: В российской и украинской прессе очень по-разному освещают проблему газового консорциума. В России пишут, что Украина затягивает процесс создания консорциума, на Украине — что Россия ставит палки в колеса.

В.Ч.: Консорциум создан! Чтобы все понимали. Подписаны учредительные документы, устав, финансирование идет. Другое дело, что он не начал работать. Должны были закончить к декабрю все документы, но не успевают немного. Некоторые пытаются перевести стрелки назад — дескать, построим трубу от Пскова до Ужгорода, пусть ею консорциум занимается. Тогда нам такой консорциум не нужен. Но я вижу, кто это говорит — это абсолютная бестолковщина! Не знаю даже, зачем они это говорят. А руководство Украины — профессионалы, они абсолютно владеют темой. Консорциум нужен, если он будет владеть газотранспортной системой Украины. Это же колоссальная система! Она требует — чтоб вам сказать — более миллиарда долларов в год! Мы через нее качаем 120 млрд. кубов на Запад — конечно, нам надежность нужна. Мы знаем эту систему, мы ее сами строили. И потребителям на Западе нужна надежность. И Украине нужна.

«П.»: Здесь очень остро воспринимаются любые проявления российской экспансии…

В.Ч.: Остро, конечно остро. А вы возьмите пример. На Украине были очень большие перебои с нефтепродуктами — потому что тут заводы нефтеперерабатывающие есть, а нефти нет. Пришли российские компании, купили заводы, и они забыли, что такое перебои. Забыли! Украина — это же мощнейшее государство. С огромным промышленным потенциалом. И не только промышленным. Здесь все есть! И это надо использовать. Чтобы было на пользу прежде всего Украине и тем компаниям, которые придут. А то что же, заводы, которые здесь есть, строить у нас? Когда их весь Союз создавал. Опять с нас же драть? А эти будут простаивать, хотя от нас буквально через дорогу. Многим это, конечно, не нравится. Как так, пришла Россия и все скупила. Ну не Россия бы пришла, так кто-то другой! Польша бы купила. У Польши тоже нет нефти — что, лучше бы было? Тут часть энергосистем купили как будто словаки. А как будто — не словаки. Нам это не нужно — разбираться. Потому что на то она и приватизация. Что, при приватизации обязательно нужно смотреть в рожу? Нет. Так что, я повторяю, много бывает шума, когда начинаются такие вопросы.

«П.»: Как вам кажется — РАО ЕЭС добьется успеха в приобретении местной энергетики?

В.Ч.: Знаете, тут Чубайс приезжал, кое-какие заявления поспешно делал, как мне кажется. Все мы куда-то спешим. Вот так вот: мы придем и все мы скупим — это не подходит, так нельзя. Нельзя. Представляете, к нам вот кто-то приехал и сказал: я к вам приехал и все здесь у вас скуплю. Что было бы? Первое — получил бы по морде. Это первое, даже не разговаривая. Потом начали бы разговаривать. Но сначала бы получил.

Нужно, чтобы процессы вызрели. Встанет вопрос о приватизации — приходи и покупай. Все придут: Россия, Польша, Турция. У кого больше денег — тот и купит. А как же? Но на Украине достаточно специалистов, которые понимают, как делать, чтобы система работала и экономика и как приватизацию провести.

«П.»: История с Тузлой на итогах выборов президента Украины скажется как-нибудь?

В.Ч.: Да ну… Еще год до выборов. Все забудется.

«П.»: И все-таки хорошие козыри получила оппозиция. Политологи стали с большей уверенностью говорить о победе Виктора Ющенко. Как вам видится судьба интеграции с Россией в случае его победы?

В.Ч.: Я бы шире вопрос ставил. Что мы будем гадать — если Ющенко, если не Ющенко. Наши отношения всегда будут нормально развиваться — кто бы ни был. Нормально! Будут изменения, конечно. Но никто тут не говорит, что Россия не нужна вообще. За исключением — знаете, есть тут такие ярые, слушать их тошно. Так и у нас они есть. Больных у нас не меньше. Даже больше, страна потому что больше. Народ изберет того, кого сочтет нужным. Избрали же у нас депутатов, каких сочли нужными. Потом сами удивились — как так могло получиться, а вот избрали же.
А кто будет президентом, тот сразу поймет всю ответственность, которая ложится на президента в отношениях с соседним государством. Тем более с Россией. Проблемы-то, они, конечно, конечно есть и будут. Нормальные проблемы! Как в любой семье что-то бывает, а кто-то на этом играть пытается.

«П.»: «Что-то» — это Тузла? А «кто-то» — Рогозин, может быть?

В.Ч.: Тузла… Неприятно, что Тузла случилась. Коряво как-то получилось. В первую очередь мы создали неприятности для руководства Украины. Им тут досталось — будьте любезны. Полоскали их на всех углах: и президента, и правительство. А Рогозин — артист. Так и напишите — «просто артист». Для себя он, конечно, кое-что сделал — сыграл на низменных чувствах, в Думу прошел, у коммунистов что-то отобрал. Ну да это не сложно было. Совсем дряхлеют коммунисты. Призрак один остался. Призраком коммунизм начинался, призраком заканчивается. Но Рогозин должен будет расплатиться за то, что наговорил: четыре года пролетят — не заметишь, а по итогам все вспомнят. А те, кто проиграл на думских выборах, — они просто России не знают!

«П.»: А победители знают Россию?

В.Ч.: Конечно знают. Потому что это власть. Власть, пока она молодая, всегда хорошо страну знает. Потом власть стареет, связь с действительностью теряет, и ее убирают. Сама власть никогда не уходит. Никогда.

«П.»: Каково ваше отношение к итогам выборов в российскую Думу?

В.Ч.: В том смысле, что «Яблоко» с СПС не прошли? Было бы лучше, если бы они прошли. Для работы лучше. И в геополитическом плане. Но они сами виноваты! Вот пусть теперь разберутся, что у них произошло и почему им не доверили. Молотили не то, что нужно, вот почему! Более конструктивными нужно было быть. А когда все отметают, ничего не предлагают… Да нечего им предлагать было! За это и поплатились.

«П.»: Вы остаетесь акционером «Газпрома»?

В.Ч.: Что значит остаетесь? Это вроде вопроса Карлсона: «Вы перестали пить коньяк по утрам?» «Газпром» акционировался в тот момент, когда я уже был в правительстве. Я разрешал акционирование «Газпрома», но сам быть его акционером не мог.

«П.»: А действия нынешнего менеджмента «Газпрома» вас устраивают?

В.Ч.: Ну, знаете ли. Так можно любого спросить — нравится вам руководство страны или не нравится. Кому-то нравится, кому-то не нравится. Каждый управляет так, как считает нужным. Но если ему доверено — нужно понимать, и ответственность чтоб была. Там, конечно, сейчас новые люди. А что, это нормально, смена поколений. Черномырдин тоже был не первым министром газовой отрасли — до меня еще трое было. Все работали, многого добились, это нормально, так и должно быть. Пока еще все идет по накатанной. Но наскоком решать проблемы, а тем более развитие отрасли, — нельзя! В газовой промышленности нельзя. И еще в нескольких. В тяжелых отраслях — там ни штурм не поможет, ни деньги не помогут, ничего не поможет. Там так не бывает и не будет! Время — вот главный фактор в этих отраслях. И понимание проблем.

«П.»: То есть вы хотите сказать, что нынешний менеджмент «Газпрома» многие вопросы пытается решить наскоком?

В.Ч.: Почему «наскоком», работают люди как могут. Задачи свои «Газпром» выполняет, перебоев с газом нет, и контракты долгосрочные выполняются. Но результат измеряется не сегодняшним днем — сегодняшний день за них уже сделали. Они должны работать на будущее. Вот понимают они это или не понимают — тут есть вопрос. Есть и всегда будет.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK