Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ НЕФТИ?"

Какие сюрпризы готовят цены на нефть, и готова ли Россия к исчерпанию нефтяного богатства?    Баррель по-английски — это и ствол, и бочка. Для России это совершенно точный перевод. Можно спорить на тему нефтяного проклятья или, наоборот, счастья, но факт в том, что российская экономика — да что там экономика, вся российская жизнь — сегодня зависит от нефти, точнее, от цены на нее. Разговоры же о том, что нефть, во всяком случае, российская, близится к исчерпанию, ведутся постоянно. Пустая бочка нефти — это ствол, приставленный к виску. Так что там впереди?
   
ЕСЛИ В КРАНЕ НЕТ НЕФТИ
    Минэнерго подготовило про-ект генеральной схемы развития российской нефтяной отрасли. Документ аларми-стский.
   В нем представлено два основных сценария развития событий — «плановый» и «проектный». «Плановый», то есть реализуемый сегодня сценарий развития предполагает, что пик добычи уже пройден.
   В 2011 году ожидается падение на 2,4% к сегодняшнему уровню в 496 млн тонн, а к 2020 году добыча нефти и газоконденсата составит всего 388 млн тонн, то есть упадет на 21% к уровню 2009 года. Если же обстановка на нефтяном рынке будет нестабильной, то возможно сокращение добычи нефти почти вдвое — до 250 млн тонн.
   В качестве альтернативы Минэнерго предлагает «про-ектный» сценарий. Отличие — в налоговых льготах, которые должны получить не-фтяники.
   Их суть: во-первых, дифференцированный режим для старых и новых месторождений; во-вторых, нефтяники на любых месторождениях должны сохранять в своем распоряжении минимум 40% цены на нефть вместо сегодняшних 33%.
   Только так можно будет до 2020 года найти 7,2 трлн рублей, из которых почти 5,8 трлн рублей требуется для обустройства и разработки месторождений.
   Это необходимое условие реализации «проектного» сце-нария, по которому пик добычи будет отодвинут до 2017 года, когда добыча составит 571 млн тонн, а в 2020 году снизится до 547 млн тонн.
   Минэнерго не пожалело черных красок, чтобы нари-совать российское нефтяное будущее. Однако Минфин увидел в генсхеме, прежде всего, лоббирование интересов нефтяников и отреагировал по-своему.
   С 2012 года для отрасли может быть введен новый налог — налог на дополнительный доход (НДД).
   Замминистра Сергей Ша-талов специально подчеркнул, что это не означает, что отменяется пошлина или НДПИ: «Это означает, что они могут быть пересмотрены, это будет другой уровень НДПИ и другой уровень пошлин. но при этом появится дополнительный налог».
   Правда, при этом он заверил, что увеличения налоговой нагрузки на отрасль не произойдет.
   Первый факт состоит, таким образом, в том, что никаких льгот нефтяники не получат, скорее, события бу-дут развиваться в прямо про-тивоположном направлении. Второй факт не менее настораживающий.
   Сергей Шаталов говорит, что если сейчас пошлины на экспорт нефтепродуктов составляют 55% от полшины на сырую нефть, то с 2011 года они могут повыситься до 85-90%.
   Так Россия хочет разрешить спор с Белоруссией. Механизм взимания пошлин на внешней границе таможенного союза согласован — России причитается примерно 84%, а за неф-тепродукты она рассчитывает получить все 100%.
   Повышение экспортных пошлин на вывозимые на За-пад белорусские нефтепродукты компенсируют россий-ские потери от перспективы неполучения пошлин на сырую нефть, поставляемую в Белоруссию.
   Одновременно, правда, ста-вится жирный крест на возможностях российского экспорта нефтепродуктов, которые тем самым признаются неконкурентоспособными.
   Крест перечеркивает и периодически возникающие ра-зговоры о возможной дифференциации производства и экспорта в рамках ТЭК.
   Такая вот модернизация. Остается только ждать, когда нефтяная кормушка окончательно прикроется.
   
СЛАДКИЙ ЯД
    Правда, с ценами на нефть пока все более или менее в порядке, в том числе и в краткосрочной перспективе. Рынок ждет 2-3 ноября, когда Федеральный комитет по открытым рынкам американской ФРС может принять решение о дальнейшем выкупе облигаций ФРС.
   20 октября появилась утечка из специального отчета компании Medley Global Advisors, в котором сообща-лось, что ФРС готовит агре-ссивное расширение прог-раммы количественного смя-гчения на общую сумму в $1,5 трлн.
   Дальше простая логика: вы-куп бумаг — это новые массы долларов на рынке; существенное увеличение долларовой массы — это падение курса доллара, о чем в первую очередь позаботятся валютные спекулянты; падение доллара — это рост цены на нефть, традиционно котируемой в долларах, ее рост — это давно опробованный способ хеджирования валютных рисков. Любопытно, что ряд нефтяных аналитиков крупнейших ин-вестиционных банков и министры нефти некоторых стран ОПЕК сходятся в том, что цена барреля нефти в $100 и выше будет «справедливой» в 2011 году.
   Казалось бы, здорово. Министр финансов Алексей Кудрин, например, сосчитал, что при цене в $109 российский бюджет 2011 года станет бездефицитным. Скорее всего, правда, дефицит останется, а допдоходы пойдут на предвыборные нужды.
   Суть в том, что «ремиссия», краткосрочный возврат изобилия нефтедолларов камуфлирует перспективу. Тот факт, что пик добычи нефти уже пройден или будет вот-вот пройден, требуется осо-знать и пережить. Как и дру-гой непреложный факт: кто бы и как бы об этом ни пре-дупреждал, к такому развитию событий не готовы ни правительство, ни нефтяники, ни вся страна в целом.
   Если к диверсификации производства, инновациям и модернизации по-прежнему относиться как к чему-то полусказочному, необязательному и далекому, то отказ нефтяного двигателя развития российской экономики и общества в целом может произвести эффект, сравни-мый с эффектом, произведенным перестройкой на советский социализм.
   Примеров же развития, которое ведет пусть к локальной, но все-таки диф-ференциации производства, наперечет. Стоит напомнить, что даже проект «Сколково» при всей политической поддержке и всемерном привлечении западных научных и инновационных ресурсов в лучшем случае заработает (а это еще далеко не значит, что даст ожидаемую от него отдачу) в момент, когда Россия уже перевалит через пик нефтедобычи. Самый простой ответ на новые реалии — ставка на газ. Его в России действительно хватит надолго, но это лишь отсрочка все того же приговора.
   Если российские просторы так и не сдвинутся со своей сегодняшней незавидной позиции сырьевого придатка, остается ждать 7 ноября 2017 года. Юбилей, с учетом того, что нефтяное счастье будет клониться к закату даже по са-мым оптимистическим оценкам, может получиться резонансным. Придется вспомнить, что баррель — это еще и ствол.
   

   Суть в том, что «ремиссия», краткосрочный возврат изобилия нефтедолларов камуфлирует перспективу. Тот факт, что пик добычи нефти уже пройден или будет вот-вот пройден, требуется осознать и пережить. Как и другой непреложный факт: кто бы и как бы об этом ни предупреждал, к такому развитию событий не готовы ни правительство, ни нефтяники, ни вся страна в целом.
   Если к диверсификации производства, инновациям и модернизации по-прежнему относиться как к чему-то полусказочному, необязательному и далекому, то отказ нефтяного двигателя развития российской экономики и общества в целом может произвести эффект, сравнимый с эффектом, произведенным перестройкой на советский социализм.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK