Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "ЕВГЕНИЙ САБУРОВ: «В НАШЕЙ ШКОЛЕ ЧЕЛОВЕКА НЕ УЧАТ ПРОСТО ЖИТЬ»"

Научный руководитель Института развития образования при Высшей школе экономики Евгений Сабуров считает, что в основании проблемы образования стоит не качество ЕГЭ, а подмена понятия успеха простой гонкой за дипломом.— У образования есть две проблемы, которые и определяют всю дискуссию вокруг него. Первая: нет ни одной страны, ни одного периода времени, когда бы не ругали образование. При этом существует миф, что образование — очень консервативная сфера. На самом деле она постоянно изменяется — под давлением обстоятельств, родителей, самих детей, корпуса преподавателей. 

Вторая проблема связана с нашей страной. Советская школа имела такую составляющую, как селективный механизм. Предполагалось, что в старшие классы пойдут 30% от общего числа учеников и 7% — в вузы. Считалось, что национальная элита — 3—4%, и она должна формироваться по образовательному принципу.

Сейчас практически 100% выпускников идут в вузы. Вузов столько, что всех этих желающих они готовы принять. Селективные механизмы уже не работают, и существующая система справиться с новыми потоками не может. Эту опасность специалисты осознают, и потому возникла необходимость изменений.

— У нас желание получить высшее образование обусловлено и тем, что у выпускников вузов больше шансов найти высокооплачиваемую работу.

— Это не совсем так. Я бы в первую очередь обратил внимание на то, что в нашем менталитете «отбор» (ну хотя бы поступление в вуз) — это приговор в успешности или неуспешности. Не поступил в университет — и вся семья вешаться готова. Это в корне неверно. Функция отбора — выявить, кто чем должен заниматься в жизни.

И вот эта узость понятия успеха закладывается как раз в школе. Не вузы, а именно школа в этом контексте вызывает большую тревогу. Она не показывает, что успешность, счастье именно в потреблении: в жизни, нормальном существовании, сохранении семьи, прокормлении и воспитании детей. Школа показывает лишь гонку за успехом в виде диплома. Отсюда сумасшедшие в плане объема и сложности школьные программы. В нашей школе человека учат только работать, но не учат жить. Когда в нашей школе говорят о патриотизме, то обязательно вспоминают какие-то войны, но не русскую поэзию, чтение которой приносит незабываемое наслаждение. Да, мы не можем, как американцы, сделать потребительским ядром музыку. У нас другая традиция, однако у нас эту функцию вполне может выполнить литература. Так когда мы скажем, что литература создана для наслаждения, а не для иллюстрации к страницам истории? Человек наслаждающийся, имеющий такое, если хотите, благое пристрастие, — это нормальная личность. Если благих пристрастий нет, то возникают пристрастия пагубные. Нечему удивляться, что при таком, как у нас, преподавании литературы, музыки, живописи дети начинают пить и колоться. 

Мы должны признать, что обязаны перестроить свою систему воспитания, и поставить на первое место не борьбу с пагубными пристрастиями, а привитие благих пристрастий.

— Изменения должны идти по западным стандартам или стоит поискать собственные решения?

— Мы всегда пытаемся что-то изобрести, потом приходят иностранцы и это делают. Мы долго восхищаемся ими, пока до нас не доходит, что это же мы придумали. Наши методики работают во всех западных школах. Например, методика игрового развития, совершенно не получившая распространения у нас и ставшая основанием американской школьной системы младших классов. У нас же по-прежнему дети сидят за партами, слушают училку и тихо ненавидят все вокруг.

— Помимо западных стандартов обучения есть западные принципы оценки результатов этого обучения. Насколько целесообразно внедрение ЕГЭ? 

— Принцип выдачи аттестата в самой школе аналогичен принятию построенного дома самими строителями. Поэтому вывод оценки из системы образования — шаг правильный.

Другой вопрос — качество этого самого ЕГЭ. Есть три вида тестов с разными функциями: тест на усвоение знаний, тест на возможность продолжения обучения и оценка учебного заведения. Собрать эти тесты вместе равнозначно получению фиги.

— С ЕГЭ сложилась ситуация, при которой главный вуз страны признавать его категорически отказывается. Насколько такое положение вещей нормально?

— Ректор МГУ и министр просвещения всегда находились в положении собак, рвущих друг другу горло. Это такая привычная ролевая игра. Министр просвещения должен делать шаги навстречу ректору, но понимать, что МГУ — это выколотая точка на карте образования страны. Нельзя решать проблемы сельской школы, ориентируясь на главный университет.

Поэтому то, что МГУ обходится без ЕГЭ, совсем неплохо. Хотя на многих факультетах МГУ, на мой взгляд, эта система тоже пригодилась бы: например, ЕГЭ по русскому языку на мехмате.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK