Наверх
19 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Евразийский газовый кран"

Состоявшийся на минувшей неделе российско-китайский саммит стал беспрецедентным по задействованным человеческим ресурсам и количеству подписанных соглашений. Стороны явно продвинулись вперед: Китай — в получении доступа к российским углеводородам, Россия — в осознании того, что с прочим товаром на китайский рынок пробиться очень трудно.   «Все было как обычно, но только с еще большим размахом. Столько российских шишек вместе я еще ни разу не видел. Прилетело 16 бортов, из них 6 частных. Лужков прибыл на самолете жены», — рассказал «Профилю» ветеран российско-китайской торговли, участвовавший в деловой части визита президента Путина в Пекин. Действительно, казалось, что в Поднебесной оказался почти весь правительственный, деловой и губернаторский бомонд России.

Легкая паника в Вашингтоне
   Масштаб российского десанта в Поднебесную был обусловлен его «выставочным», «юбилейным» характером. Открыв Год России в Китае, руководители двух государств напомнили о том, что на него приходится 10-летняя годовщина российско-китайского стратегического партнерства (объявленного в ходе визита Бориса Ельцина в Пекин в апреле 1996 года), пятилетие двустороннего Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, а также пятилетие создания Шанхайской организации сотрудничества.

   В очередной совместной декларации как очевидное достижение упомянуты многочисленные двусторонние межправительственные комиссии, призванные координировать сотрудничество в различных областях. Особо отмечено создание «нового важного канала межгосударственного диалога» — механизма консультаций по стратегическим вопросам безопасности на уровне руководства Совета безопасности Российской Федерации и руководства Государственного совета КНР. В документе также констатировано «окончательное урегулирование пограничного вопроса между двумя странами» (с ратификацией в обоих государствах в 2005 году дополнительного соглашения о российско-китайской госгранице на ее восточной части).

   В целом же, по мнению члена-корреспондента РАН Василия Михеева, в политической декларации, подписанной лидерами двух стран, прописаны «довольно общие вещи, в основном повторяющие тезисы прежних заявлений, призванные обозначить совпадение взглядов на глобальные проблемы мира; что-то можно было бы прописать и более внятно».

   А вот в США обратили внимание на дальнейшую конкретизацию позиции Москвы по тайваньской проблеме. Теперь наряду с очередным подтверждением непризнания Тайваня как государства Москва заявила, что «с пониманием относится к усилиям Китайской Стороны по мирному объединению страны на основе положений Закона КНР о противодействии деятельности по расколу государства и считает тайваньский вопрос внутренним делом Китая. Внешние силы не вправе в него вмешиваться».

   Это можно понять как сигнал Вашингтону: если США в случае конфликта в Тайваньском проливе выступят на стороне Тайбэя, Москва может оказать поддержку Пекину.

   Официальный Вашингтон воздержался от прямой реакции на дальнейшее сближение Москвы и Пекина. Зато американский истеблишмент не остался безучастен к происходящему. В своей редакционной статье The Wall Street Journal замечает: «Когда нелиберальная Россия и коммунистический Китай объединяются в попытке завязать тесную дружбу, это сулит суровые времена. И администрация Буша должна мобилизовать больше дипломатической энергии на развитие отношений со свободными странами Азии». Далее орган деловых кругов США приводит целый реестр раздражителей, исходящих из укрепляющегося российско-китайского партнерства. Это и продолжающаяся продажа Москвой и Пекином оружия Ирану, и готовность России и Китая предотвратить принятие ООН резолюции о санкциях в отношении Тегерана, и поддержка Москвой «агрессивных настроений Пекина по отношению к Тайваню». Особое раздражение газеты вызвал тот холодный прием, которого в те же дни, что проходил визит Путина, удостоилась в Пекине делегация американских конгрессменов. И далее газета прямо пеняет Белому дому: «Администрация Буша все видит, но предпочитает считать это частью нормального процесса взаимных уступок в международной дипломатии. Это разумно до тех пор, пока все эти маневры не мешают осуществлению политических задач США…»

   Многое в геополитическом треугольнике Москва—Пекин—Вашингтон прояснится в ходе намеченного на вторую декаду апреля государственного визита председателя КНР Ху Цзиньтао в США. Если Пекин и Вашингтон в ближайшие дни не договорятся о ревальвации китайской валюты, Конгресс США уже 31 марта может проголосовать за резолюцию, которая предусматривает обложение китайского экспорта в США 27,5-процентной антидемпинговой пошлиной. Реализовавшиеся в таком решении торгово-экономические (политические раздражители — отдельная статья) противоречия, конечно, испортят визит китайского лидера.

   Таким образом, можно констатировать: в рамках указанного треугольника происходит поступательное ухудшение отношений по китайско-американскому и российско-американскому периметрам на фоне дальнейшего укрепления альянса Москвы и Пекина.

«Наши железяки китайцам не нужны»
   Однако, как и в ходе всех предыдущих саммитов, лидеры России и Китая вновь вынуждены были констатировать, что экономика отстает от политического взаимодействия. Конечно, объемы товарооборота растут быстрыми темпами, но, как подчеркнуто в подписанной лидерами двух государств декларации, «все большую актуальность и значение приобретают задачи существенного повышения его эффективности, наполнения качественно новым содержанием, совершенствования форм и методов осуществления торгово-экономических связей». И хотя стороны не согласовали пока конкретных путей решения указанной задачи, они все-таки остались верными ранее провозглашенному ориентиру — вывести к 2010 году двусторонний товарооборот на уровень $60—80 млрд.

   «Чтобы избежать нестабильности, нужно менять качество взаимной торговли», — заявил в Пекине президент Путин. Но тут же констатировал, что структура двустороннего товарооборота в свете согласованных планов по поставкам российских углеводородов в Китай может стать еще более «сырьевой».

   Тема практически полного прекращения экспорта продукции машиностроения из России, кстати, была одной из центральных на состоявшемся в Пекине российско-китайском деловом форуме. Но проблема эта беспокоила только наших производителей. Особенно тех, которые до сих пор — как и в прошлые годы — питают надежды, что согласованные в верхах «крупные проекты сотрудничества» помогут реанимировать такой экспорт по межгосударственной линии. Однако, как рассказал еще один российский участник этого мероприятия, «мы пытались в обмен на энергоресурсы силой впихнуть наши железяки, но это вряд ли получится — китайцам они не нужны».

   Наиболее реально, говорили собеседники из «Газпрома», Росатома и других ведомств, продвигать российские «железяки» в пакете с энергетическими проектами. Наибольшие перспективы в этом плане открываются в свете выраженного в ходе саммита согласия китайской стороны на продолжение сотрудничества в области ядерной энергетики. Китай, стремящийся к снижению зависимости своей экономики от ближневосточной нефти, намерен построить как минимум 30 новых ядерных реакторов. И согласие китайской стороны на подключение России к этим планам (о чем объявил в Пекине глава МИД РФ Сергей Лавров) открывает перед Росатомом весьма заманчивые перспективы. Они измеряются десятками миллиардов долларов в виде контрактов на строительство новых энергоблоков. Пока «Атомстройэкспорт» закончил строительство первого блока Тяньваньской АЭС недалеко от Шанхая (и достраивает второй), но у российских атомщиков есть все шансы выиграть тендеры и на строительство еще четырех китайских реакторов. Те будут расположены в провинциях Чжэцзян и Гуандун — там, где дефицит электроэнергии стал особенно острым.

   Сомнения Пекина по поводу будущего своих отношений с США, Японией и Западом в целом играют на руку России. Как и нежелание западников (в частности, французов) делиться с китайцами технологиями. Впрочем, заверил меня источник в Росатоме, и российская сторона не собирается «раскрывать начинку» поставляемых энергоблоков, дабы не лишиться в будущем лакомых заказов. И все же не технологические, а политические аспекты выходят в данном случае на первый план: ведь АЭС потом надо будет обслуживать, а делать это должен поставщик оборудования. Россиянам в «чувствительных вопросах», связанных с национальной и энергетической безопасностью, Пекин доверяет больше, чем Западу.

Кто у кого на крючке
   Более озвученными в ходе саммита оказались газовые и нефтяные проекты. Но если судьба ответвления на Дацин от будущего Тихоокеанского нефтепровода опять не решена (несмотря на выраженную Путиным уверенность в том, что изучение возможности реализации этого маршрута окажется успешным), то заявления по газу преисполнены большей определенности.

   После подписания «Газпромом» и китайской нефтегазовой корпорацией CNPC Протокола о поставках природного газа из России в КНР российская сторона заявила о предстоящем выходе на «наиболее перспективный рынок», а эксперты увязали бросок российского монополиста на Восток с геополитикой — стремлением ослабить зависимость России от экспорта газа в Европу.

   Но у наблюдателей сразу же возникли многочисленные вопросы и сомнения. Среди тех, что прозвучали сразу же после подписания документа: хватит ли у «Газпрома» газа для обеспечения обещанных уже через пять лет объемов поставок? Удастся ли до конца согласовать с китайской стороной формулу цены? Пока стороны договорились лишь о принципах ее формирования, отталкивающихся не от себестоимости газодобычи на конкретном месторождении, а от сложившейся цены российского газового экспорта в Европу.

   Известный российский китаист Виля Гельбрас считает, что при запланированных темпах прироста потребления газа Китаю вполне хватит и наличных (но еще не разрабатываемых) запасов на своих месторождениях. Впрочем, «застолбить» свои интересы в российских газовых месторождениях на будущее — такая мотивация тоже возможна, считает ученый.

   Сходную позицию высказал и один высокопоставленный российский дипломат: «Нет ни слова о том, сколько чего и на какие нужды по прогнозам необходимо Китаю (газа, конденсата, мазута, различных нефтепродуктов и т.д.). Ведь Китай наряду с торможением экономического роста предпринимает серьезные меры по энергосбережению. Причина непроработанности наших планов очевидна — наши внутриполитические проблемы. Неясно — кто, куда, зачем, откуда, почему, почем, что мне с того и т.д. Кто у кого окажется на газовом крючке? Тот, кто будет правильнее проводить государственную политику. У китайцев она есть, а у нас — сомневаюсь».

   «Очень большой вопрос, — говорит источник «Профиля» в «Газпроме», — дадут ли китайцы нам войти на их газовый рынок. Им же не хочется его терять. Если дадут — слава богу. Но пока они на это не шли. В любом случае взамен китайцы захотят получить допуск к нашим месторождениям. Если мы их не пустим, тогда и наше сотрудничество с ними в этой области ограничится тем, что мы построим трубу до границы и будем закачивать по ней газ. С другой стороны, очевидно, что «Газпром», подписавшись под такие большие объемы, не справится с подъемом всех газоносных областей. Китайцы, видимо, войдут туда капиталами — в месторождения. «Газпром», конечно, по дешевке отдавать ничего не будет. А китайцы будут упорно торговаться, пытаться опереться на «административный ресурс».

   В общем, предстоит еще большой и длительный российско-китайский газовый торг, отнюдь не сторонним «третьим» участником которого станут европейцы.

   В «Газпроме» на вопрос моего коллеги, с каких месторождений Западной Сибири планируется продавать газ в Китай, ответили так: «Газ планируется поставлять из Единой системы газоснабжения». Но ведь и в Европу из этой же системы газ поставляется, и в строящийся Северо-Европейский трубопровод оттуда же будут закачивать. То есть двуглавый российский орел приобретает еще и газовый ореол.

   «Конечно, «Газпром», — сказал мне еще один российский эксперт, — теоретически может закольцевать свою трубу от Европы до Китая, чтоб получить краник «в оба конца». Но реально никто ему играться с ним не даст — ни Европа, ни Китай. К тому же Китаю эта труба погоды не делает: у него, в отличие от Европы, даже в случае реализации проекта не будет такой критической зависимости от российских поставок».

Путин добавил очков Рыжкову
   Подписавшись на сенсационные объемы поставок голубого топлива в Поднебесную, Россия вынуждена будет в кратчайшие сроки: а) решить вопрос с допуском к добыче в Западной Сибири крупнейших европейских, американских и, возможно, китайских игроков; б) договориться наконец с ТНК-ВР по Ковыктинскому месторождению (без чего вариант с трубой из Восточной Сибири реализован быть не может); в) допустить к трубе независимых производителей газа из числа частных нефтяных компаний.

   В свете заявленных планов, естественно, никто не спросил: а что думают о «возможном создании новой трубопроводной транспортной системы с условным названием «Алтай» через западную часть границы между РФ и Китаем» (формулировка Путина) те же жители Алтая?

   Можно предположить уже сегодня, что президент Путин вместе с «Газпромом» тем самым поспособствуют существенному повышению политического рейтинга депутата Госдумы от Алтайского края Владимира Рыжкова. Тот уже заявил, что в угоду «удовлетворению безграничных амбиций монополистов» будет нанесен непоправимый ущерб заповедной зоне края, а это обернется «невосполнимой потерей не только для нас, жителей Алтая, но и для всей страны в целом, для всех будущих поколений».

   Не приходится сомневаться, что российская власть, как и в случае с маршрутом нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (который утвержден вдоль берега Байкала, невзирая на протесты местного населения и экологов, ученых РАН), пробьет свой интерес через любую заповедную зону. Причем в данном случае эти усилия получат действенную поддержку и китайской стороны, заинтересованной не только в получении газа из Западной Сибири, но и в том, чтобы спрямить туда и весь «торговый путь». Речь идет об усилившемся в последнее время давлении китайской стороны в пользу реализации проекта строительства автодороги из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая в Новосибирск через перевал Канас.

   Если это произойдет, считают в Алтайском крае, к 200 тыс. его жителей уже в обозримом будущем может прибавиться немало подданных Поднебесной.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK