Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Европа: битва титанов"

За господство в еврозоне борются Франкфурт и Париж.Падение Вернера Зайферта (Werner G. Seifert) было жестким. Бывший глава франкфуртской Deutsche Borse (DB), главной биржи Германии, был архитектором Neuer Markt — рынка, насыщенного быстрорастущими акциями технологических компаний, который во время пика Интернет-бума вобрал в себя миллиарды долларов. А затем разразилась серия скандалов вокруг продажи акций, и, когда мыльный пузырь новой экономики лопнул, этот динамичный рынок пострадал гораздо сильнее своих конкурентов. 26 сентября Зайферт прекратил мучения Neuer Markt, объявив, что ему на смену придет новый «сегмент рынка» под названием Prime Standard.
Ой! Впрочем, один человек, без сомнения, получил удовольствие, наблюдая за муками Зайферта. Это Жан-Франсуа Теодор (Jean-Francois Theodore), председатель фондовой биржи Euronext в Париже, возникшей в 2000 году при слиянии парижской, брюссельской и амстердамской бирж. И Теодор, и Зайферт решительно намерены превратить — каждый свою биржу — в крупнейший и самый доходный рынок ценных бумаг. Они ведут постоянную закулисную борьбу, чтобы извлечь максимальную выгоду из прогнозируемого экспертами процесса консолидации бирж. В Европе их все еще более 20. Но, по словам главы одной небольшой немецкой региональной биржи, «в долгосрочной перспективе место есть лишь для 2—3».
Neuer Markt погиб, и еще один раунд Зайферт проиграть не хочет. Он много работает, чтобы привлечь новые акции, предложить новые финансовые продукты, использовать синергический эффект и до последнего снизить издержки. Приз, заполучить который стремятся и Зайферт, и Теодор, — Лондонская фондовая биржа (LSE), самый представительный международный рынок в Европе и дом родной для самых престижных европейских транснациональных компаний. Зайферт уже однажды пытался осуществить слияние с LSE, но сделка расстроилась.
Оба героя молчат о своих планах атаки на Лондон. Теодор отмечает, что LSE достаточно сильна, чтобы продолжить свой путь в одиночку, и что «ничто не вынуждает ее стремиться к соглашению любой ценой». Зайферт отказывается публично обсуждать слияние с LSE. Однако слияние DB с ее широким спектром услуг и LSE с ее большим рынком средств, с деловой точки зрения, выглядит вполне разумно.
Битва за господство на европейских биржах разворачивается как раз тогда, когда Европейская комиссия завершает разработку мер по гармонизации систем регулирования разных стран, различия между которыми усложняют инвесторам работу с иностранными ценными бумагами и ведут к большим расходам. Подробности станут известны в ноябре. Новые правила позволят биржам, работающим по закону одной страны—члена ЕС, свободно работать на всей территории ЕС. «Создание более-менее равных условий игры еще больше усилит конкуренцию», — считает Зайферт. Это пойдет на пользу более крупным и ликвидным биржам, таким как DB, Euronext и LSE.
Между тем падение котировок и дефицит изначальных открытых предложений еще больше обострили противостояние, так как DB и Euronext — и, уж если на то пошло, LSE — теперь открытые акционерные компании и им необходимо добиться максимальной прибыли. Несмотря на падение их акций в течение года, аналитики сохраняют за ними высокие места в рейтингах. Ожидаемая прибыль DB в этом году — $350 млн. при общем доходе в $1,3 млрд. Euronext планирует заработать $271 млн. при общем доходе в $962 млн.
Теодор и Зайферт воюют с 2000 года, когда DB явно не под счастливой звездой вела переговоры о так и не состоявшемся слиянии с LSE. Еще до того, как сделка расстроилась, Теодор нанес ответный удар, осуществив смелое слияние бирж Парижа, Брюсселя и Амстердама. Позднее, в январе, француз приобрел биржу London International Financial Futures & Options Exchange (LIFFE), обставив LSE на ее собственном поле.
И теперь по объему торгов фьючерсами и другими деривативами Euronext сопоставима с DB, которой принадлежит 80% Eurex, крупнейшей мировой биржи фьючерсов. Это важно, потому что сектор деривативов растет быстро. «Опасения по поводу кредитных рисков и растущий спрос на хеджинговые продукты означают, что объем торгов деривативами на биржах растет, — говорит Хув ван Стеенис (Huw van Steenis), следящий за ситуацией на фондовых биржах для Morgan Stanley в Лондоне. — Рост измеряется двузначными цифрами. Фьючерсы и опционы — вот новое поле битвы бирж».
В начале этого года Теодор, бывший высокопоставленный чиновник французского казначейства, привел в свою «конюшню» бирж португальский фондовый рынок, присоединив его к Euronext. Зайферт, 53-летний гражданин Швейцарии и бывший консультант McKinsey & Co. c дипломом в области страхования, банкинга и теории организации, сделал свой серьезный шаг в апреле, когда DB взяла под контроль клирингово-расчетную компанию Clearstream International. Клиринговые компании занимаются проводкой акций и денег за них между покупателями и продавцами. Купив Clearstream, Зайферт сможет за счет синергического эффекта свести расходы к минимуму.
Кроме того, 1 июля Eurex вторглась на территорию Euronext, расширив свой спектр голландских опционов на акции и усовершенствовав технические процедуры, что повысило ее привлекательность в глазах голландских инвесторов. С тех пор ее доля на этом соблазнительном рынке составила 7%.
Так чья же берет? Сейчас дешевле и быстрее провести сделку на DB, чем на Euronext. И хотя ее основа — немецкий фондовый рынок — находится в упадке, DB отлично справляется с трейдингом деривативов и организацией сделок с фиксированным процентом. У DB — меньше расходы и выше доходность ценных бумаг, чем у Euronext. По прогнозам аналитиков, индекс ROE на Euronext в этом году составит 10%. На DB — 14%.
Но не спешите сбрасывать Теодора со счетов. Хотя Euronext снижает затраты медленнее DB, разрыв постепенно сокращается. В конечном итоге, самой успешной биржей будет та, которая привлечет наибольшие объемы сделок либо за счет более эффективной работы, либо за счет роста в результате слияний. Здесь Теодор, выпускник элитной французской Ecole Nationale d’Administration, окажется в родной стихии. Наблюдатели считают, что он достиг успеха, принимая решения на основе консенсуса. А что касается Зайферта, то критики отмечают, что одной из причин неудачи сделки с LSE стала его несговорчивость и резкость.
Теодор, напротив, предлагает партнерам своей Euronext щедрые условия. Он не только выделяет им больший процент в образовавшихся компаниях, чем гарантирует объемы их трейдинга, но и сохраняет руководство и большую часть персонала. Он применил похожую тактику для привлечения LIFFE, заплатив наличными $808 млн. и гарантировав сохранение постов председателю и гендиректору.
Теодор, несомненно, постарается обольстить и LSE, так как обладание ею может навсегда закрепить ведущие позиции за Euronext или DB. LSE от комментариев отказалась. «У нас есть несколько интересных вариантов», — отметил пресс-секретарь компании. Один из них, по словам Фила Брюса (Phil Bruce), руководителя отдела корпоративной стратегии LSE, — это сохранение независимости. В США существуют единая клиринговая система и один регулирующий орган, но несколько бирж, потому что «клиенты не хотят иметь только одну биржу». Может, и так. Но это не остановит Зайферта и Теодора.

Дэвид Фейрлэмб (David Fairlamb) в Париже. — Business Week.

Биржи в сравнении*

ПоказательDeutche BorseEuronextLSE
Рыночная капитализация$3,8 млрд.$2,3 млрд.$1,6 млрд.
Рыночная капитализация (списочные акции)$790 млрд.$1,6 трлн.$1,86 трлн.
Дневной объем188 070 акций305 306 акций723 205 акций
Биржа деривативовДаДаНет
Система клиринговых расчетовДаДаНет
Расчетная системаДа3,5% Euroclear/CrestНет

* В среднем за последние 6 месяцев.

Источник: Bloomberg Financial Markets, Morgan Stanley Research Federation of European Securities Exchanges. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK