Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Европечки-лавочки"

В рамках фестиваля «Новый европейский театр» состоялась премьера спектакля знаменитого режиссера из Латвии Алвиса Херманиса «Рассказы Шукшина» с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой.    За три часа, что идет спектакль, переворачивается с головы на ноги если не весь мир, то, по крайней мере, взгляд на некоторые вещи. Например, становится ясно, что основательно забытые рассказы Василия Макаровича Шукшина вовсе не остались в прошлом. Что их язык и персонажи — это не только отличное чтение, но, натурально, народное достояние, шагающее за всякие рамки — и отечественного, и литературного. Неудивительно, что эта прекрасная новость пришла от европейца Херманиса, одного из самых востребованных на международной сцене театральных режиссеров, руководителя Нового рижского театра. Подобно Чехову и Станиславскому с его системой, некоторые русские ценности получают на родине статус транзитом через чужедальние края. Рассказчику чеховского уровня, писателю Шукшину, объяснявшему попутчикам, что «едет к югу» в фильме «Печки-лавочки», пришлось побывать в Европе, чтобы вернуться домой.
   Оказалось, что рассказы Шукшина, на первый взгляд, такие вещественные, привязанные к быту и к антуражу советского быта самого несчастливого свойства, вообще не нуждаются в реквизите ни эпохи, ни деревни: «космос» и «нервная система» в них категорически перевешивают «шмат сала». В руках у артистов появятся, конечно, и прельстительные сапожки, и преступный микроскоп из одноименных рассказов, но сыграют не самих себя — конкретные вещи, предназначенные для будничного прозаического употребления, — а прозрачно явят свою суть — идей, побуждающих душу как следует воспламеняться. Сценография Херманиса предельно проста: длиннющая, во всю сцену, лавочка и сменные задники с огромными фотопортретами современных жителей алтайского села Сростки, где Шукшин родился и вырос. Таким образом, все, что происходит на сцене, происходит на миру, и артисты играют не только перед публикой, но как будто на глазах у деревенских.
   Составлен спектакль по принципу альманаха, в который Алвис Херманис отобрал десять рассказов, а это значит, что у каждого из артистов не одна, а едва ли не больше десяти ролей. То, как работают Евгений Миронов и Чулпан Хаматова, делает постановку Херманиса событием в сугубо театральном смысле. Актерский театр, переживающий кризис на современной европейской сцене, получил фантастически веский аргумент в пользу своего существования и развития. Яркий, на грани эксцентрики способ артистического представления, не переживания, встречается в спектакле с такой особенностью театра Херманиса, как обращенность к «документальным» впечатлениям, добытым из жизни, из общения с реальными людьми, предваряющего некоторые постановки этого режиссера. В конце лета Херманис вместе с артистами наведался в Сростки, где художник Моника Пормале и сделала те самые снимки.
   К форме альманаха в фильме «Странные люди» обращался и сам Шукшин, как принято считать, не вполне удачно с точки зрения кинематографической целостности. В том фильме, в новелле «Роковой выстрел», чудика Бронислава Пупкова, любившего порассказать, как в Гитлера стрелял, играл Евгений Лебедев. У Херманиса с целостностью все в порядке. Пупков, Степка, медичка Клавдия Никаноровна, Глеб Капустин, который всех срезал, — многообразие характеров, вся эта антология частностей, странностей, эксцентрических умов и фигур к финалу складывается в проявление универсального духа, в комедию божественную и человеческую. Возможно, именно это редкостное ощущение универсума, слияния, целостности, встречи становится самым счастливым переживанием спектакля, с безупречным вниманием отнесшегося к человеческому крою.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK