Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Европейцы советской закваски"

Пока Россия пытается дотянуться до братской Украины через Керченский пролив, Малороссия всеми силами уворачивается от контакта. Глава Национального банка Украины Сергей ТИГИПКО считает, что уворачиваться не следует: нужно взять от России все, что она сможет дать, — и идти с этим багажом в Европейский союз.«Профиль»: Какие курсовые ориентиры исповедует Нацбанк Украины, как они могут пересматриваться в перспективе?
С.Т.: В отношении курсовой политики у нас существует привязка к доллару. Речь не идет о фиксированном курсе или валютном коридоре с объявленными границами. Но тем не менее Нацбанк жестко контролирует стабильность гривны.
И наш опыт показывает, что привязка к доллару — это правильно. Мы имеем стабильное положительное платежное сальдо, рост валютных резервов, хорошо развивающуюся внешнюю торговлю.
Нас эта ситуация абсолютно устраивает — она не устраивает только МВФ, который подталкивает нас отказаться от контроля за стабильностью курса. Но мы эту проблему решим…
«П.»: Как?
С.Т.: В том числе и путем сокращения нашего долга перед МВФ. У нас весьма незначительный внешний долг — около $11 млрд., то есть меньше 30% ВВП (критической считается отметка в 60%). Мы будем и дальше сокращать долг.
Исходя из того, что валютные резервы Нацбанка за последние 9 месяцев выросли больше чем на 60% и к концу нынешнего года достигнут $6,5—7 млрд., мы предложили кабинету министров принять решение о досрочном погашении долга перед МВФ. По первоначальным договоренностям, это должно было произойти в 2009 году, но, думаю, мы сумеем это сделать значительно быстрее.
«П.»: Как вы оцениваете перспективы расширения рублевой зоны?
С.Т.: За счет включения в нее Украины — никак. Хотя на Россию все еще приходится почти половина (46%. — «Профиль») внешнеторгового оборота нашей страны, эта доля постепенно сокращается.
У нас есть долгосрочные внешнеполитические и внешнеэкономические ориентиры на Евросоюз. Я прекрасно понимаю, что речь идет о достаточно длительном сроке — но это даже хорошо с точки зрения выстраивания взаимовыгодных экономических отношений с Россией. У нас будет время на продуманную многовекторную интеграцию Украины в мировое экономическое пространство. В том числе и (здесь я один из немногих признаюсь в этом открыто) в рамках ЕЭП, создания зоны свободной торговли с Россией, Казахстаном и Белоруссией, перемещения рабочей силы и т.д. Но эти интеграционные процессы никак не должны сказаться на положении гривны.
«П.»: А на «незалежности» гривны это не скажется?
С.Т.: Для того чтобы прийти к единой валюте, нужен такой уровень интеграции, когда никто практически не видит границ, проводится единая внешняя и налоговая политика и т.д. Европейский союз пошел на такой шаг уже перед принятием единой конституции.
У политиков есть свои мотивы, которые заставляют их обсуждать этот совершенно фантастический на сегодняшний день путь. Но мне лично говорить об этом неинтересно.
«П.»: Если я вас правильно поняла, то более реалистичным вам представляется вступление Украины в зону евро. Вас не пугают возможные последствия этого шага — введение квот для производителей, снижение уровня жизни?
С.Т.: Последствия не должны быть негативными. Через 10—12 лет мы реально должны вступить в Евросоюз — с намного лучшими стандартами социальной защиты людей, лучшими стандартами демократии и рыночной экономики.
Я считаю, что перспектива иметь через несколько лет на территории Украины евро не должна нас пугать — от этого жизнь людей станет только лучше.
Результаты введения единой валюты в Европейских странах кажутся мне положительными. Сегодня ЕЦБ не ставит в качестве ориентира стабильность евро — прежде всего банк интересует сдерживание инфляции, сохранение внутреннего рынка, содействие инвестициям.
«П.»: А от интеграции с Россией жизнь станет хуже?
С.Т.: Зачем противопоставлять эти два вектора? Почему нужно загонять себя в какое-то стойло? Это невыгодно и экономически, и политически. Сегодняшний курс — это и европейская интеграция, и интеграция с Россией. Российский капитал уже работает здесь, и его присутствие будет нарастать.
Следует исходить из здорового прагматизма, а не заниматься фантазиями. Фантазеры есть и у нас — те, кто думает, что Россия распахнет нам объятия, забыв о своих экономических интересах.
Прагматичный подход состоит в многовекторности.
«П.»: Стало быть, вы за политическую и финансовую интеграцию с Европой и экономическую — с Россией?
С.Т.: Можно и так сказать. Такой гибкий подход в наших обоюдных интересах. Российскому капиталу тоже было бы интересно находиться одной ногой на Украине, а другой — в Европейском союзе. Это автоматически поднимет стоимость российского бизнеса на Украине. А для Украины это выгодно с другой стороны. Европейский союз не может позволить себе принять такую бедную страну, как Украина, в свое сообщество. Российский капитал поможет исправить это положение. Хотя темпы, которые мы сегодня демонстрируем (а я считаю, что 2004 год мы закончим с ростом минимум в 7% ВВП), позволяют надеяться, что справимся и сами.
По-русски говоря, сейчас «покатило». Улучшаются рейтинги, репутация Украины на западных рынках.
«П.»: В будущем году на Украине состоятся президентские выборы. Не может ли это отрицательно сказаться на ваших финансовых рынках?
С.Т.: Предвыборный год всегда несет с собой риски. Особенно сейчас — ведь явного фаворита среди кандидатов в президенты нет, и борьба предстоит очень напряженная. Прежде всего, существует риск деструктивной работы парламента — в этом случае мы потеряем год созидания и либеральных реформ.
Но меня очень радует то, что демонстрирует сегодня экономика. Она перестала нервно реагировать на происходящее в политике. При том что мы, сказать по правде, очень мало помогаем своей экономике. Плохо работают лизинговое законодательство, ипотека, законы о защите миноритарных акционеров. Однако все как-то справляются: наши изобретательные «советские» мозги быстро научились работать в новых условиях — как на внутреннем, так и на внешнем рынках.
«П.»: Параллельно с работой в Нацбанке вы возглавляете партию «Трудовая Украина» и, говорят, намерены участвовать в президентских выборах. На ваш взгляд, это совместимо?
С.Т.: Я согласен — для стабильной экономики совмещение должности главы Нацбанка и главы политической партии вряд ли допустимо. Идеально, чтобы эта должность была деполитизирована. Но в переходных экономиках задача деполитизации ключевых должностей — это утопия.
Моя задача — чтобы Нацбанк стабильно работал независимо от моих политических устремлений. И я с этим справляюсь. Что же касается моих планов в большой политике, говорить о них еще рано. В политике, равно как и в бизнесе, важно не допустить фальстарта. Реальная предвыборная гонка начнется в марте—апреле.

Темпы роста ВВП и инвестиций на Украине (% к предыдущему году)

ГодВВПИнвестиции
’97—3,02,0
’98—1,82,2
’99—0,10,2
’006,013,0
’019,06,0
’025,85,0
’03*6,014,0
’04*6,26,0
’05*6,010,0

* — Прогноз

Географическая структура украинского экспорта (%)

Регион2000200120022003
СНГ32282424
ЕВРОПА30353640
АЗИЯ24242725
АФРИКА5677,5

* — Прогноз

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK