Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Face-off"

 Мой питерский знакомый, небрежного вида мультипликатор, очень боится милиционеров. Поэтому, отправляясь на Ленинградский вокзал, он попросил выдать ему какую-нибудь газету: «Так безопаснее». Говорит, что с газетой ни один милиционер не остановит проверить документы.

Итак, своему знакомому я дала в руки «Ведомости» — как самый, с моей точки зрения, надежный вариант защиты от ментовских наездов, и посоветовала побыстрее добраться до поезда и уже там спокойно обложить себя бесплатными «Пропеллерами» и «Гудками», которые, бывает, рассованы по вагонам. Впрочем, позже, прочитав свежий «Московский комсомолец», в совете своем усомнилась. Оказывается, связываться в поезде с «Гудком», газетой железнодорожного ведомства, бывает небезопасно. «МК» сообщает, как некий журналист «Гудка», со странным образом «измененной в целях следствия» фамилией Александрюк, надругался в поезде «Адлер—Москва» над семилетней девочкой.

Александрюк ехал в купе с тремя особами разного возраста и, распаленный кокетством, хвастался своей принадлежностью к газете «Гудок»: размахивал якобы не фальшивой корочкой. Затем корреспондент на радостях ушел гулять с бригадиром поезда, с которым употребил полбутылки вина, бутылку пива и некоторое количество водки. Вернувшись от бригадира ночью в купе, корреспондент «полез под одеяло к семилетней девочке! Малышка так испугалась, что не смогла закричать». Далее «МК» в свойственном ему душераздирающем стиле описывает домогательства, которые допустил в отношении ребенка корреспондент… «Свой поступок Александрюк пытался оправдать тем, что хотел успокоить девочку, стонавшую во сне». Конечно, сотрудники «Гудка» имеют льготы на проезд в поездах дальнего следования. Но не такие же! Суд назначил Александрюку лишение свободы на 8 месяцев с отбыванием в колонии-поселении.

Не знаю, почему «МК» изменил фамилию негодяя, раз справедливость восторжествовала. Наверное, из корпоративной солидарности. Согласимся… Но ретушировать лица на фото осужденных несовершеннолетних вообще-то предписывает закон. Что и сделало большинство газет, пересказывая «дело об эвтаназии», рассмотренное судом в Волгодонске Ростовской области. Правда, почему-то этого не сделала газета «Газета» — только она поместила крупные фото малолетних преступниц на своих страницах (за авторством ИТАР—ТАСС), в то время как остальные («Известия», «Комсомолка» и др.) из этических соображений наложили на портреты цензорские плашки.

К этой истории пресса вообще отнеслась с какой-то излишней торжественностью. Суть драмы такова: две девушки, 14 и 17 лет, задушили соседку, которая мучилась в параличе. В качестве награды взяли драгоценности. Девушки утверждали, что убитая сама попросила их избавить ее от мучений. Свидетели, правда, напрочь это отрицают. Уж к чему эта печальная история не имеет отношения, так это к эвтаназии — к умышленному медицинскому уходу из жизни по соображениям гуманности (чтоб не мучился). Так и посчитал суд, приговорив девушек за умышленное убийство. Когда человек говорит «убейте меня», это не эвтаназия, а беда. Причем был человек, который боролся с этой бедой, — муж несчастной. Тем не менее, наслушавшись доводов адвокатов, газеты вдохновенно завели речь о правомерности применения эвтаназии. Тут есть одна тонкость. В России почему-то принято хвататься за разные поводы, чтобы сравнить себя с цивилизованным миром. Вот и теперь — ну чем, казалось бы, не повод, чтобы поговорить о том, о чем спорит уже несколько лет западный мир. «Известия» и «Трибуна» даже организовали близнецы-опросы, в которых эксперты по всем поводам (писатель Жуховицкий, адвокаты Трунов и Астахов, диакон Кураев) и типовые глашатаи народа из глубинки («депутат Тверской городской думы», «врач скорой помощи» и «просто мама») рассуждали о жизни и смерти. Хорошая тема. Главное — вечная, как смерть. Спасибо адвокатам. Только как же быть с позаимствованными у убитой драгоценностями? Даже ведь в голландском законе (Голландия стала первой страной, разрешившей эвтаназию) ничего не сказано о том, что умерщвленных можно грабить.

Кстати. Вот еще. Наболевшее. Еженедельное. Вечное. Как инфляция. Экономическое. Догадываетесь? Нет. А? Теперь? Дога… дываетесь? Или. Не очень? Ладно. Лившиц. Называется. Александр. Великий и ужасный. Колумнист. Теперь. Известный. По средам. В «Известиях». Вот так. Пишет. Колонки свои. Чтобы. Было понятно. Тем, кто в экономике, черт возьми, ничего не смыслит.

В этих экономических дебрях иногда тем не менее обнаруживаются интересные, прямо-таки детективные сюжеты. Например, вот Альфа-банк, перешедший в своем диалоге с прессой на язык доллара, судится с «Московской правдой». Некоторое время назад, выиграв крупный куш у «Коммерсанта», банк нагрел еще и «Московскую правду» и ее корреспондента Константина Ласкина. Теперь «Московская правда» и ее корреспондент подали встречный иск. «Коммерсант» за процессом с интересом следит. К статье «О Михаиле Фридмане либо хорошо, либо ничего» помещена фотография. Рука закрывает пространство для объектива — классический снимок для иллюстрации якобы скрытности и трусливости объекта. Подпись: «Начальник юридического управления ОАО «Альфа-банк» Олег Серов и его коллега Татьяна Колченова отчаянно защищали в апелляционном суде свои лица от фотокамеры». Без ретуши, без гнева, якобы и без пристрастия, практически уже и без лица: просто «Коммерсант» на тропе войны с Альфа-банком. А на войне — как на войне.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK