Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Фактор нового"

Лидеры российского рынка факторинговых услуг считают, что политика демпинга исчерпала себя. Время предлагать клиентам новые продукты.  

Лидеры российского рынка факторинговых услуг считают, что политика демпинга исчерпала себя. Время предлагать клиентам новые продукты.  

 По данным Ассоциации факторинговых компаний (АФК), объем факторингового рынка в стране по итогам первого полугодия 2011 года составил 347,5 млрд рублей (для сравнения: за весь прошлый год — 484 млрд рублей). К концу года, по прогнозам аналитиков, оборот достигнет 700 млрд рублей — это больше, чем в докризисном 2008 году. При этом ценовая конкуренция, доминирующая сейчас на рынке, плавно перерастает в продуктовую.    РОЖДЕННЫЕ СПРОСОМ   "Нарастающая ценовая конкуренция между факторами привела к появлению большого числа различных предложений, в основе которых, к сожалению, лежит низкая стоимость, а не качество предоставляемой услуги", — рассказывает начальник отдела развития факторинга Московского кредитного банка (МКБ) Максим Микульшин.    По мнению вице-президента, директора департамента факторинговых операций Промсвязьбанка Виктора Носова, рынку очень недостает более качественной конкуренции: "Сейчас она сосредоточена преимущественно в ценовом сегменте: большинство факторов до сих пор не оставляют попыток отвоевать долю рынка с помощью демпинга". Выход на рынок факторов из числа крупнейших частных банков, по словам специалиста, медленно, но верно выводит конкуренцию на иной уровень.    А вот генеральный директор факторинговой компании "Лайф" Александр Карелин, напротив, приветствует появление небольших, но амбициозных новых игроков, которые начинают работать в сегменте малого и среднего бизнеса. "Для нас это позитивный тренд — то дело, которое мы начинали, поддерживает рынок, и, значит, предприниматели будут получать еще больше качественных продуктов, — считает Александр Карелин. — Рынок меняется постоянно, и в условиях рыночной конкуренции выживает тот, кто умеет правильно слышать своих клиентов и отрабатывать их запросы".    А поскольку растет рынок и спрос, то и игроки находят ресурсы и стимулы что-то менять, в том числе в клиентском предложении в продуктовом ряде.    Сейчас, к примеру, по словам эксперта, активно появляются такие предложения, как электронный факторинг, с полностью электронным документооборотом, с электронно-цифровыми подписями. Все более востребованными становятся закупочный факторинг, при котором фактор финансирует покупателя на закупку товаров у поставщика на условиях отсрочки платежа, и конфиденциальный, или, как его еще называют, скрытый факторинг, осуществляемый без перехода прав кредитора на фактора.    В Промсвязьбанке также отмечают интерес к сервису по управлению и централизованному сбору дебиторской задолженности. Данной услугой все чаще пользуются предприятия, не желающие отвлекать свои ресурсы на работу с должниками.    Набирает обороты и безрегрессный факторинг, его доля неуклонно растет. По оценке Виктора Носова, этот продукт обладает большим потенциалом, объем этого сегмента рынка может увеличиться на 20-30% за 2011 год.    "Мы сталкиваемся с тем, что даже при работе с крупной сетью клиент заинтересован в подстраховке, он понимает источник риска и готов платить, особенно если есть очень серьезная концентрация бизнеса на конкретных сетевых дебиторах, — уточняет Александр Карелин. — Люди не хотят в случае банкротства или несостоятельности сетевого ритейлера потерять полностью свой бизнес".    О том, насколько подобные продукты привлекательны для клиентов, лучше все-го говорят цифры, считает заместитель председателя правления Национальной факторинговой компании (НФК) Корнелиу Робу.    Так, например, в НФК доля продуктов, предусматривающих исключение риска неплатежа по поставкам, отгруженным с отсрочкой, в общем объеме оказанных компанией услуг увеличилась за восемь месяцев 2011 года с 24% до 48% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. "Спрос на закупочный факторинг также растет, что говорит о потребности финансирования закупок со стороны крупных покупателей, — добавляет Корнелиу Робу. — По этому продукту с начала года мы заключили с покупателями 58 новых договоров".    Как добавляет Максим Микульшин, в будущем доля закупочного факторинга будет только увеличиваться, и для многих компаний этот продукт может стать спасательным кругом в реалиях российского бизнеса. Стоит, по его мнению, ожидать роста международного факторинга.    РИСКОВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ По словам заместителя начальника управления факторинга ЮниКредит банка Геннадия Золкина, на фоне избытка ликвидности и устойчивого спроса усилилась не только ценовая конкуренция, но и технологическая. Многие российские факторы существенно ослабили требования к поставщикам, дебиторам, риск-менеджменту.    "Для отдельных категорий клиентов мы сократили количество документов, — приводит свой пример Виктор Носов. — Процедуры, внедренные ранее, мы продолжаем совершенствовать с акцентом на унификацию, упрощение и ускорение принятия решений при установлении первоначальных лимитов".    Многие факторы, по словам Максима Микульшина, упростили подход к оценке поставщика. Основные изменения заключаются в сокращении времени рассмотрения и перечня необходимых документов, предоставляемых в банк для анализа. "Не думаю, что основные игроки существенно поменяли подходы к оценке и анализу клиента, — добавляет представитель МКБ. — Учитывая высокую конкуренцию на рынке, мы стараемся заключить договор с клиентом в максимально короткие сроки, в течение трех дней предоставить ему предварительное решение и в течение 1,5-2 недель заключить договор". Как показывает практика, этого времени достаточно для полноценной оценки рисков, связанных с финансированием клиента и его дебиторов.    О повышении лояльности факторов говорит и Александр Карелин: "Аппетит к риску повысился, кредитная политика стала либеральнее, игроки готовы работать с более мелкими бизнесами и принимать риски не только по первоклассным плательщикам, но и по отношению к дистрибьюторам и перепродавцам". Некоторые отрасли, которые ранее были под запретом, тоже открываются для факторинга — такие, например, как строительство и металлургия. Но появляются и новые вызовы — к примеру, в алкогольном сегменте закон запрещает уступку прав денежного требования, там есть много нюансов, и интерес факторов к этой отрасли несколько снизился. Как считает топ-менеджер "Лайфа", есть над чем поработать всем участникам рынка.    В целом подходы к риск-менеджменту, по словам Геннадия Золкина, остаются достаточно консервативными. Смягчились лишь некоторые требования к документации. "Существенный крен произошел в сторону электронного документооборота и более широкого применения реестров, — уточняет специалист ЮниКредит банка. — Это существенно упрощает и ускоряет взаимодействие как с поставщиками, так и с дебиторами".    РЫНКУ НУЖНА ВНЯТНОСТЬ   А вот что сильно мешает сегодня российскому рынку факторинговых услуг, так это отсутствие единых стандартов. "Именно это сейчас тормозит развитие рынка, — считает Корнелиу Робу. — Стандартов нет даже в терминологии. Под видом факторинга продают и кредиты, и овердрафты. Разница в цене, по которой предлагается такой "недофакторинг", может доходить до трех раз". В итоге, по его мнению, клиенты получают не то, на что рассчитывали, испытывая разочарование не только в продукте, но и в отрасли как таковой.    Не стоит забывать, по словам Александра Карелина, и о том, что факторинг — это не кредит, а комплекс услуг, которые создают добавленную стоимость для бизнеса клиента, позволяют ему расти и развиваться.    "Если мы "вычистим" кредитную составляющую и посмотрим реально на те факторинговые услуги, которые создают нефинансовую пользу (страхование, консалтинг, управление рисками), то здесь отдельная огромная зона развития для всего рынка в целом и для отдельных его участников", — говорит эксперт.    "Недостатков действительно огромное количество, — вторит коллегам Геннадий Золкин. — Это и ограничения валютного законодательства, и фактический запрет уступки для поставщиков алкогольной продукции, и несовершенство закона о торговле и Гражданского кодекса РФ и т.д. Но главная, на мой взгляд, проблема — это отсутствие стабильности и внятных перспектив на финансовых рынках".{PAGE}    Отсюда, по мнению эксперта, вытекает и дальнейшее ра-звитие рынка. Будущее российского факторинга напрямую зависит от развития макроэкономической ситуации как в стране, так и в мире. "В самом лучшем случае объем факторингового рынка достигнет 3-3,5% от ВВП", — предполагает представитель ЮниКредит банка. При том, что сейчас доля рынка факторинга в ВВП страны не превышает и 1%, тогда как у нашего "соседа" по БРИК — Бразилии — этот показатель составляет около 4,5%. "Эта цифра должна быть минимальной планкой, которую рынок факторинга должен ставить себе в качестве ориентира к 2016 году", — уверен Корнелиу Робу.    При этом, если ситуация на финансовых рынка будет ухудшаться, все факторы без исключения, по словам Максима Микульшина, начнут сокращать объемы финансирования и пересматривать ценовые параметры продукта.    Естественно, затормозится и развитие продуктового ряда. Ну а если ситуация будет более-менее прогнозируемой, без каких-либо сильных перепадов, рынок факторинга в состоянии прибавлять 10-20% ежегодно в ближайшей перспективе 3-5 лет. Вполне возможно, в этот период мы увидим появление новых крупных игроков или поглощение действующих. Все это может привести к перераспределению долей на рынке факторинга.  

 

   КАКИЕ НОВЫЕ ФАКТОРИНГОВЫЕ ПРОДУКТЫ ВЫ ПРЕДЛАГАЕТЕ КЛИЕНТАМ?
   ЭКСПЕРТЫ
   Виктор НОСОВ, вице-президент, директор департамента факторинговых операций Промсвязьбанка:
   "Мы активно работаем над массовым запуском новых продуктов, многие из которых уже были отработаны на отдельных клиентах. Факторинг — инструмент, позволяющий решать огромное количество бизнес-задач. И чем четче они сформулированы, тем проще нам ответить достойным предложением в рамках индивидуального обслуживания. Среди наших новых продуктов, которые могут применяться для широкого перечня задач, — реверсивный факторинг, факторинг-гарант, коммерческий кредит. Причем наибольшую пользу зачастую клиенты получают от так называемого гибрида — то есть услуги, сочетающей в себе опции нескольких продуктов. И если мы выходим на рынок с новым продуктом, то нашим клиентам он доступен в любой точке продаж, которых на сегодняшний день более 250.
   Большое внимание мы уделяем расширению продуктовой линейки безрегрессного факторинга. Также в ближайшее время наши клиенты смогут во всех городах присутствия банка воспользоваться такими продуктами, как реверс-регресс, реверс-безрегресс, реверс-гарант, реверс-коммерческий кредит, а также закупочный факторинг. Более востребованным становится сервис по управлению и централизованному сбору дебиторской задолженности. Благодаря нашей широкой филиальной сети и многолетнему присутствию на рынке мы наработали собственную базу дебиторов. Поэтому нашим клиентам мы готовы предоставлять услугу по управлению дебиторской задолженностью отдельным продуктом.
   На мой взгляд, новые продукты должны создаваться вместе с клиентами, потребности которых постоянно растут. С точки зрения развития любого бизнеса наибольший интерес представляют те финансовые инструменты, которые максимально подходят для решения текущих бизнес-задач. Поэтому и факторинг должен предоставляться вариативно, то есть предусматривать возможность сочетания особенностей разных продуктов в рамках индивидуального обслуживания".
   
   Максим МИКУЛЬШИН, начальник отдела развития факторинга Московского кредитного банка:
   "Мы постоянно работаем над расширением продуктового ряда и стремимся предложить своему клиенту те решения, кото-рые ему необходимы. Клиенты — это наш индикатор различных изменений, происходящих на рынке. Очень часто те или иные продуктовые решения приходят именно от них. Недавно под одного крупного поставщика мы разработали схему факторингового финансирования без права регресса с дисконтированием ко-миссии за обслуживание. Последнее наше продуктовое решение — безрегрессный факторинг в адрес покупателей катего-рии малого и среднего бизнеса. Этот продукт будет интересен поставщикам с развитой региональной сетью покупателей, с которой поставщик работает на условиях коротких отсрочек или даже предоплаты. Не секрет, что небольшим покупате-лям поставщики неохотно предоставляют отсрочку платежа, но с нашей помощью они смогут предложить более конкурентные условия закупки товаров и существенно нарастить объемы продаж. Конечно, речь не идет о какой-то пакетной покупке дебиторской задолженности. Всех дебиторов мы пристально оцениваем, изучаем историю работы с поставщиком, определяем лимиты финансирования на каждого и выносим решение о готовности работы по факторингу. Случаются и отказы, но для поставщика это является дополнительным источником информации, помогающей принять решение о целесообразности дальнейшей работы с таким дебитором. В ближайших наших планах, до конца года, разработать параметры нового для нас продукта — "факторинг для покупателей", некий аналог существующего закупочного факторинга. Учитывая, что на многих дебиторов у нас установлены лимиты финансирования, обсуждаем возможность выдачи поручительств поставщикам за таких дебиторов. Суть услуги заключается в обязательствах банка произвести выплату финансирования за определенный срок до наступления плановой оплаты дебиторской задолженности. Конечно, нельзя сказать, что все эти продукты — новые, в том или ином виде они уже представлены, но для нас введение в действие этих продуктов позволит максимально полно охватить внутренний рынок факторинговых услуг".
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK