Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Фарш-бросок"

Отечественные стада должны и будут тучнеть благодаря усилиям правительства, считает первый замминистра сельского хозяйства РФ Сергей ДАНКВЕРТ.
«Профиль»: Сергей Алексеевич, прошел год, как Россия впервые ввела квотирование импорта мяса. Это было сделано, как утверждали в вашем ведомстве, для поддержки отечественного животноводства. Удалось?

Сергей Данкверт: Не год, а полгода — поэтому говорить о каких-либо конкретных результатах пока еще рано. Я думаю, реальный эффект от введения квот мы ощутим только лет через пять, когда производители поймут, что лишь благодаря вмешательству правительства удалось стабилизировать рынок и создать предпосылки для роста производства мяса. Кстати, в 2003 году производство мяса в убойном весе уже увеличилось на 260 тыс. тонн.

Тем не менее сам механизм квотирования еще далек от совершенства, что не самым лучшим образом сказывается на рынке. Наш мясной рынок постоянно кидает из стороны в сторону: то он перенасыщен — как это было в мае или в ноябре прошлого года, то на нем наблюдается недостаток в связи с тем, что импортеры не получили вовремя лицензии.

Но это, подчеркну, результат не квотирования как такового, а непроработанности механизма, над совершенствованием которого мы работаем.

«П.»: В прошлом году постоянно критиковался страновой принцип распределения квот по птице. Однако в нынешнем году было решено распространить его и на говядину, и свинину. Почему?

С.Д.: Распределение квот по страновому принципу — это инициатива не нашего ведомства. Мы всегда выступали против, ведь рынок должен быть конкурентным. Если в Бразилии свинина дешевле, то зачем вынуждать импортера везти более дорогое мясо из других стран? Вот, например, в этом году США выделили квоту в 17 тыс. тонн говядины, а там разразилась губчатая энцефалопатия. Сколько времени пройдет, пока будет снят запрет на ввоз?

«П.»: Такая ситуация усложняет жизнь компаниям-импортерам. А заодно — и рядовым потребителям, которые в результате вынуждены переплачивать за мясо. Ведь сейчас птица и свинина по цене сравнялись с говядиной…

С.Д.: Это не следствие квотирования. Здесь другая причина: к нам приходит импортная субсидированная говядина по заниженным ценам. Говядина не может стоить дешевле мяса птицы по определению — это более затратное производство, где инвестиции возвращаются в течение семи лет, в то время как по птице — за год-полтора. Применяемые на Западе субсидии, особенно на мясо и молоко, существенно снижают их стоимость и искажают рынок любой страны, на который они попадают. Завтра не будет субсидий, не будет дешевого мяса из-за границы — нужно надеяться на собственное производство.

«П.»: С намеченным на май расширением Евросоюза эта ситуация не усугубится?

С.Д.: В связи с расширением Евросоюза у нас возникнут другого рода сложности. Первая — серьезное ограничение нашего экспорта в страны ЕС.

Общий экспорт России во все эти 10 стран составлял в прошлые годы около $280-300 млн. В частности, мы поставляли наше мороженое в Чехию, молочные продукты — в Литву, Латвию и так далее. Однако как только эти страны решили вступить в ЕС, они от наших продуктов стали отказываться — таковы требования Евросоюза. Если в 2000 году мы поставляли только в Литву 22 тыс. тонн молока, то в 2002 году уже 700-800 тонн, а в прошлом году даже эта скромная цифра превратилась в ноль. Так что расширение ЕС означает для нас сокращение рынка сбыта.

Но есть и еще одна проблема — она может возникнуть у наших импортеров с ввозом продукции европейского сельского хозяйства в связи с тем, что затягивается подписание между нашей страной и ЕС единого ветеринарного сертификата. Ведь старый ветеринарный сертификат действует только до 1 мая — даты вступления в Союз 10 новых государств-членов. Если до этого срока ветсертификат не будет согласован, то мы введем его в одностороннем порядке. Это может привести к прекращению — пусть и временному — импорта мяса из всех стран ЕС.

«П.»: А зачем это вообще было затевать — разве от изменения количества членов ЕС там меняется жесткость ветеринарного контроля?

С.Д.: Все очень просто: границы внутри ЕС открыты. Если раньше на пути любой болезни, идущей из Евросоюза, встали бы ветслужбы стран Восточной Европы, то теперь этого нет. И продукция, скажем из Португалии, за один день может оказаться в Литве, а затем и в России. Как показала практика, упрощенная система передвижения грузов влечет серьезные проблемы, связанные с ветеринарией. Вспомните хотя бы ситуацию с ящуром, когда болезнь в короткий срок поразила Англию, Ирландию, Голландию, Францию, Германию. Аналогичная ситуация была с гриппом птиц в 2003 году. Мы себе такой роскоши позволить не можем, поэтому в связи с расширением ЕС предпринимаем меры, адекватные опасности возникновения заболеваний.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK