Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Фэшн больше, чем жизнь"

Книги о моде или глянце почти всегда сеанс гламурной магии с последующим разоблачением.Упублики, планомерно воспитанной глянцем и желтой прессой, своеобразное «раздвоение личности». Страницы журналов, украшенные восхитительными моделями и репортажами светской хроники, навевают сладкие мечты о красивой жизни. Другая, не менее жгучая страсть — желание попасть за кулисы и узнать «всю правду» об этой самой dolce vita. Игривый производственный роман «Шарманщик» Алексея Белякова (М.: ЭКСМО) — попадание в самое яблочко обывательского интереса. Тринадцатый этаж, офис с окнами на Кремль. Секьюрити у подъезда учит японский. Прекрасные наяды-нимфы, с хорошими фигурками и образованием, сплошь в шубках, шанелях, вествудах и маноло бланиках, а также стильные эстеты-дизайнеры разнообразных оттенков голубого чирикают на странном полуптичьем англо-русском суржике, обедают и ужинают в лучших ресторациях, мирно делят халявную косметику, тусуются в компании знаменитостей, регулярно летают в Лондон-Париж-Милан, где с явными матримониальными намерениями внимательно присматриваются к олигархам. За что им такое счастье? Кому — за красивые глаза, а кому — за выдающиеся способности: в промежутках между шопингами, пилингами и вояжами они своими ухоженными ручками творят обыкновенное глянцевое чудо — женский журнал Charme.

Заявленный жанр «Шарманщика» — фэшн-роман. Все неизбежные вопросы снимаются сразу: автор и в самом деле работал литературным редактором реального издания, которое по-английски состоит из пяти букв, а по-русски — из трех. Поэтому все непременные аксессуары в ассортименте: тут вам и секретная редакционная кухня, и бренды-тренды, и светские сплетни, и узнаваемые персонажи. Маскировка минимальная: известный писатель и телеведущий Виктор Урофеев обрывает телефон, предлагая послать его в Италию с семейством; Никита, Великий и Усатый, приходит на статусную вечеринку в найковской куртке и лыжной шапочке; Рината забывает о характерном придыхании и старательно хвалит свои часики, отрабатывая контракт с «часовой» маркой… У некоторых точно будет повод обидеться, но какой модный роман без скандала? Первое, что скажут о книге: наш асимметричный ответ нашумевшему американскому бестселлеру «Дьявол носит Прада». У них «Подиум», у нас Charme, у них главная редактриса Миранда Пристли, у нас — Алиса Савицкая. Но если поискать «пять отличий», начинаются принципиальные несовпадения. У них юная амбициозная провинциалка изо всех сил старается уподобиться грандиозной стерве-начальнице. У нас меланхоличный столичный интеллектуал, чтобы выжить в гламурном царстве, выбирает себе безобидное амплуа очаровашки-натурала, сharme-манщика, который с упоением принимает правила игры. Главное отличие в интонации: там редакция культового журнала — психологическая преисподняя, тут — вполне дружная компания. Там паноптикум, тут — симпатичные барышни с милыми слабостями. Там злая сатира с социальным подтекстом, у нас — легкая ирония на тему, кто, как и зачем служит глянцу.

Что, спрашивается, может быть загадочного и непонятного в блондинке? Смотря в какой! Феномен Мэрилин Монро не дает покоя уже не первое десятилетие. Мало кто знает, что легенда сама попробовала ответить на вопрос. И испугалась. В начале 50-х она познакомилась со знаменитым кинодраматургом, сыном иммигрантов из России Беном Хектом. Опытный сценарист каким-то чудом уговорил актрису вспомнить все. Получились безыскусные, искренние, пронзительные и вопиюще негламурные рассказы «от первого лица» — о горьком одиноком детстве, о первых шагах в кино, о Голливуде, о мужчинах и, конечно, о любви. Книга «Моя жизнь» была готова к публикации, но Монро в последний момент передумала. Несколько десятилетий рукопись лежала в банковском сейфе. В Америке она увидела свет в середине 70-х, у нас не издавалась вообще. Валерий Головский, в отличие от других биографов, поступил честно: не стал пересказывать мемуары своими словами. Он перевел и включил самые яркие фрагменты в свою книгу «Мэрилин Монро. Жизнь и смерть» (М.: Захаров). Норма Джин имеет право на монолог. «Я богат, сказал мне Джонни Хайд, у меня почти миллион долларов. Если ты выйдешь за меня, после моей смерти тебе достанется все. Я мечтала о деньгах… но миллион, который обещал мне Джонни перед смертью, для меня ничего не значил. — Ну подумай, что ты теряешь? — Себя, отвечала я, я выйду замуж только по любви».

Если место самой сексуальной блондинки ХХ века за Монро, то титул «Самая экстравагантная женщина прошлого столетия» принадлежит Луизе Казати. На сцене ее играли Вивьен Ли и Ингрид Бергман. На рубеже нового тысячелетия она вдохновила на эстетические подвиги сразу трех великих модельеров — Гальяно, Лагерфельда и Армани. К этому времени самой героини не было на свете уже почти полвека. Не актриса, не жена президента, не любовница гения, она три десятилетия царствовала в колонках светских новостей. Рядом с ее феерическими безумствами и умопомрачительными фантазиями меркнут жалкие выходки современных светских львиц. Она не оставила ни дневников, ни писем — только эффектные портреты, сногсшибательные фотографии и воспоминания людей, знавших ее лично. Она не сотворила ничего, кроме себя. Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарин много лет вели исследования в архивах, частных музеях и коллекциях, результатом стала книга «Неистовая маркиза» (М.: СЛОВО/SLOVO). Это первая и единственная попытка отделить факты от домыслов, разобраться, в чем заключался удивительный магнетизм эксцентричной аристократки, которая заявила: «Хочу стать живым шедевром».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK