Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Финал концерта для трубы"

Ожидаемое в ближайшее время повышение импортных таможенных пошлин на украинские трубы ударит не только по их производителям, но прежде всего по российским нефтяникам и «Газпрому» — считает заместитель министра экономики — министр торговли Украины Андрей ГОНЧАРУК. Почему? А потому, что в России подходящих труб не производят.«Профиль»: Андрей Иванович, в каком состоянии сегодня находятся торговые отношения России и Украины? Что и в каких объемах Украина поставляет на российский рынок?
Андрей Гончарук: Украина является крупнейшим после Германии и Белоруссии торговым партнером России. Товарооборот между нашими странами составил в прошлом году около $8,6 млрд. Большая часть украинского экспорта — это продукция черной и цветной металлургии (30%) — в частности трубы и металлопрокат, различные комплектующие для предприятий машиностроения и ВПК (24%), продовольственные товары (17%) и продукция химической промышленности (16%). Степень взаимозависимости наших экономик очень велика. Ведь за последние десять лет появилось не так много совершенно новых производств, а все действующие предприятия строились как элементы единой советской инфраструктуры. Так что мы обречены на тесное сотрудничество в самых разных областях.
«П.»: Российские производители часто обвиняют Украину в демпинге. Особенно это касается некоторых продовольственных товаров и продукции предприятий черной металлургии. Насколько обоснованны эти претензии?
А.Г.: Речь идет не совсем о демпинге. Ведь мы находимся в очень похожих базовых экономических условиях. Кроме того, классический демпинг — это дотирование экспортной продукции. Мы, может быть, и рады дотировать наших экспортеров, но по финансовым соображением просто не можем себе этого позволить. Так что демпинг тут ни при чем.
Вы, видимо, имеете в виду специальное расследование в отношении импорта украинских труб, начатое год назад Российским фондом трубной промышленности (объединяет крупнейших производителей труб.— «Профиль»). Там проблема заключалась вот в чем. Российские производители считали недопустимым, что украинские трубники, в отличие от российских, не платили НДС и их продукция автоматически становилась дешевле на 20%. Этот вопрос, насколько я понимаю, так же автоматически снимается с вступлением в силу нового Налогового кодекса РФ. С июля 2001 года НДС будут платить все, в том числе украинские экспортеры — при заключении контрактов на поставку своей продукции в Россию. И проблема исчезнет сама собой.
«П.»: Тем не менее российские металлурги уверяют, что вы нашли новый способ удешевления своей продукции: теперь вашим металлургам разрешено платить меньше налогов на экспортные товары.
А.Г.: Эксперимент, который проводится в металлургической отрасли Украины, никак не сказывается на себестоимости продукции. Основная его задача — стимулировать производителей. Проблемы, которые приходится решать в России и на Украине, действительно очень похожи: неплатежи, нехватка оборотных средств и т.д. Поэтому правительство приняло решение о проведении эксперимента. Сутью его является направление части налогов предприятий на пополнение оборотных средств участников эксперимента. Не радикальное уменьшение налогов, которое и стало одним из поводов обвинять нас в «протекционизме», а целенаправленное их использование.
Часть налоговых выплат по прежнему идет в госбюджет, часть, причем под контролем налоговых органов,— на пополнение оборотных средств. Есть и еще ряд мер, которые обязательны для участников эксперимента: например, в «принудительном порядке» вкладывать средства в модернизацию производства.
Мы действительно убеждены, что эти меры способны значительно улучшить ситуацию в горно-металлургическом комплексе. Но на себестоимость конечной продукции — а именно в этом нас пытаются обвинить — эксперимент никак не влияет.
«П.»: Но ведь российская комиссия по таможенному и тарифному регулированию при правительстве все-таки чем-то руководствовалась, когда решила на прошлой неделе рекомендовать ввести 20- и 40-процентные пошлины на украинские трубы…
А.Г.: Понятно, что каждое правительство находится под давлением внутренних производителей. Ясно также, что решение принято в интересах Фонда трубной промышленности РФ.
Однако у меня лично есть ряд возражений по этому поводу. Что касается труб большого диаметра — а именно на них рекомендовано ввести 20-процентные пошлины,— то в России они вообще пока не производятся. И у их основного поставщика — Харцизского завода — на территории СНГ вообще нет конкурентов.
Поэтому фактически запретительные пошлины на наши трубы не в интересах российских нефтяников и газовиков. Они-то как раз выступают за сохранение текущей ситуации, опасаясь дефицита и резкого роста цен на продукцию. Ведь полностью заместить весь украинский импорт российские трубники не в состоянии.
«П.»: Тем не менее российские производители утверждают, что украинские поставки наносят существенный ущерб нашей трубной отрасли…
А.Г.: Вы сами можете сделать выводы, если посмотрите динамику производства и потребления труб — и за последнее десятилетие, и за последние три года, которые по российскому законодательству должны рассматриваться при вынесении решения о признании факта ущерба.
Да, за последние десять лет производство труб в России сократилось примерно в два раза, но этот спад произошел в 1992—1994 годах. И причиной тому были не украинские поставки (на Украине за аналогичный период производство сократилось в четыре с лишним раза), а всеобщий экономический кризис, разразившийся на постсоветском пространстве.
После ситуация стабилизировалась. Внутреннее российское производство — около 4200 тысяч тонн, внутреннее потребление — примерно 5500 тысяч тонн. Украинские трубники при этом поставляют на российский рынок около 620—650 тысяч тонн, что составляет примерно половину всего российского трубного импорта.
Причем, если посмотреть на данные статистики, именно за последние три года, после августовского дефолта-98, ситуация для российских трубников стала резко меняться к лучшему. Крупнейшие российские трубные заводы (например, НТМК, «Северсталь»), объемы производства которых сопоставимы или превышают весь украинский импорт, демонстрируют темпы роста до 200% за год. Не меньшими темпами растет и внутреннее потребление. В этих условиях украинский импорт (а в 1999 году он был самым низким за все предыдущее десятилетие, в 1998-м и 2000-м — на уровне средних значений) вряд ли мог нанести серьезный ущерб российским трубникам.
«П.»: Как изменится ситуация на рынке, если будет принято решение о введении пошлин?
А.Г.: В этом случае и Россия, и Украина окажутся в весьма трудном положении. Естественно, нам частично удастся переориентироваться на другие рынки, но это длительный процесс. Значит — и мы не скрываем этого — будет свернута значительная часть производства. Но ведь это тот случай, когда проигрывают оба участника. Российские нефтяники вынуждены будут закупать трубы по повышенной цене. Единственный, кто выиграет,— российские трубники, которые за последнее время, как я уже говорил, и так демонстрируют успех за успехом.
«П.»: И где выход?
А.Г.: Продолжать переговорный процесс. Для нас, с учетом того, какую роль отрасль играет в экономике Украины, договориться очень важно. Но и для России, которая потребляет значительную часть производимых нами труб, причем использует их в стратегически значимых для себя сферах, в первую очередь ТЭК, достигнуть устраивающей всех договоренности не менее значимо.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK