Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Формула забега в зону"

Для любого ареста нужен формальный повод. Самый простой и проверенный временем — брать за уклонение от уплаты налогов. Первый нашумевший пример применения этого способа датируется 22 октября 1931 года, когда присяжные вынесли обвинительный вердикт, что и позволило судье приговорить знаменитого чикагского гангстера Аль-Капоне к 11 годам тюрьмы. Через 70 лет американский опыт получает распространение в новой свободной России.Между американским опытом и российской практикой есть много общего и всего одно различие. Различие лишь в том, что заокеанские спецслужбы обратились за помощью к налоговикам для разрушения преступной империи, так как не могли доказать очевидные случаи рэкета, массовых убийств и других деяний солдат Аль-Капоне. В России пики мытарей пошли в ход для разрушения империи нефтедобывающей и бюджетообразующей.

Любопытнее похожести. Американцы не сразу догадались привлечь Аль-Капоне за неуплату жалких, по гангстерским меркам, $388 тыс. Сначала пробовали осудить его за ношение оружия без разрешения. В 1929 году Капоне провел в тюрьме 10 месяцев. В России уже при «позднем» Ельцине прокуратура пыталась «наехать» на нефтяные компании за очевидные вроде нарушения при их приватизации. Ничего не вышло, частные адвокаты оказались проворнее государственных. Понадобилось несколько лет, чтобы подготовить налоговую атаку на ЮКОС. И для американских, и для российских спецслужб важно было отстранить начальников от управления их делами даже из камер. Причем для российских — важнее, так как Михаил Ходорковский претендовал и на управление парламентом. Американцы быстро перевели Аль-Капоне из местной тюрьмы, где он вел прием посетителей, свободно пользовался телефоном, круглые сутки руководя своей империей, сначала в другой штат, а после и вовсе на остров Алькатрас. Михаил Ходорковский пока блокирован в московской камере, но дело поставлено так, что все его письма оттуда будто продиктованы с Лубянки. И главная схожесть: в схватке с самым влиятельным и богатым гангстером (у американцев), бизнесменом (у россиян) отработан метод борьбы с другими, помельче.

Союз силовых и налоговых служб России уже нанес несколько проверочных ударов по другим компаниям, выставив им претензии по недоплате. То есть можно предположить, что именно налоговые фронты будут главными в борьбе государства с частным бизнесом, а налоговые претензии являются основным индикатором, по которому можно вычислить следующего кандидата в СИЗО. Как вычисляет их власть, доподлинно неизвестно. Из открытых источников самым корректным методом расчета кажется тот, что предлагает Альфа-банк.

Как вычислить кандидата

В российском Альфа-банке сделали измерение налоговой честности для российских нефтяных корпораций, которое условно можно назвать формулой забега в зону (или в свободную экономическую зону, или просто в зону — как карта ляжет). Аналитики разделили показатель выплаченных компаниями налогов на прибыль на валовой показатель прибыли, который компании продемонстрировали своим инвесторам в отчетах по международным стандартам (US GAAP). В результате получилась «реальная эффективная» налоговая ставка — та, которую для себя лично установили нефтяные генералы, самостоятельно, таким образом, определив долю государства. Остается только сравнить эту реальную эффективную ставку с номинальной, то есть той, которая определена законом (сейчас она 24%).

Есть, конечно, досадное недоразумение: российское государство долго не могло решить, какую же часть доходов оно будет изымать. Правила игры постоянно менялись. Кроме того, исчисление доходов по российским правилам и по международным стандартам существенно различается. «Это, конечно, может вести к некоторым вполне нормальным отклонениям, — поясняет аналитик «Альфы» Анна Бутенко. — Нормальным считается отклонение в несколько процентных пунктов. Все, что выше или ниже, прямо указывает на использование налоговой оптимизации». А в нынешних условиях это и есть источник огромного риска оказаться на нарах.

В расчетах «Альфы» есть одно белое пятно — «Сургутнефтегаз». Не потому, что компания перестала платить налоги в 2002 году. Просто она перестала делать отчеты по международным стандартам. В результате разница между нормой и реальностью в деловой практике «Сургутнефтегаза» просто исчезла. Не может не поразить воображение самого честного инвестора размах налогового патриотизма «Татнефти», который, судя по всему, имеет очень локальное происхождение.

Лавры самой искусной в оптимизации налоговых выплат компании по формуле «Альфы» стяжала себе «Сибнефть». Сомнительные лавры, которые вот-вот могут превратиться в терновый венец. Первый звонок уже прозвучал — налоговая претензия к компании на $733 млн. Именно столько требуется доплатить за период с 2000 по 2001 год. Это первое серьезное предупреждение. Быстрые на подсчеты аналитики уже рассчитали критическую для компании массу следующей налоговой претензии. По оценке компании UFG Deutsche Bank, если дополнительные налоговые требования к компании за 2002—2003 годы превысят $1,5 млрд., «Сибнефти» угрожает развитие ситуации по юкосовскому сценарию. Например, продажа основного добывающего подразделения компании — «Ноябрьскнефтегаза». Такой вариант маловероятен — так оценили риски аналитики UFG Deutsche Bank, но на всякий случай снизили рейтинг компании для своих клиентов.

Для того чтобы оплатить уже предъявленные налоговиками счета, компании придется провести тотальную мобилизацию наличности. Она уже началась. Вопрос о выплате дивидендов не был включен в повестку дня годового собрания акционеров компании. Той самой компании, которая в 2001 году первой выплатила своим акционерам рекордные дивиденды и всегда этим гордилась. Теперь за своей частью дивидендов обратилось уже государство.

По данным последнего финансового отчета «Сибнефти», в конце июня 2004 года объем наличности на счетах компании составлял ничтожные $81 млн. — сумма, способная испугать неподготовленного инвестора. Но инвесторы в России подготовленные, и они хорошо знают, что настоящие деньги «Сибнефти» хранятся в надежном месте. А именно на счетах ее трейдинговых компаний. По расчетам UFG Deutsche Bank, к концу года объем таких свободных средств составит совсем другую сумму — около $1,5 млрд.

Как деньги уплывают под пальмы

Деньги на счетах трейдеров оседают в результате простой как мир торговой схемы, в основе которой лежит трансфертное — договорное ценообразование.

Российский производитель продает свою продукцию по ценам значительно ниже рыночных через компанию-посредника, расположенную в свободной экономической зоне, где действует льготная ставка налога на прибыль. Затем компания-посредник снова реализует продукцию, но уже «по-настоящему» — и по настоящим же ценам. В результате компания-посредник и аккумулирует значительную прибыль.

«Для того чтобы определить, является ли описанная схема уходом от налогообложения, — рассказал нам один из налоговых консультантов, — необходимо определить, каков «вклад» торговой компании в процесс образования добавочной стоимости (т.е. общей прибыли от сделки по реализации продукции). Например, если в компании-посреднике два сотрудника и никакая деятельность, кроме перевыставления счетов, ею не ведется, можно предположить, что имеет место схема ухода от налогообложения. В то же время такую схему ухода от налогов нужно отличать от нормальной торговли через посредников, когда прибыль от сделки распределяется между производителем и торговой компанией в соответствии с «вкладом» каждого участника.

Согласно проведенному нами опросу экспертов все крупные российские группы, имеющие разветвленную организационную структуру, проводят операции между компаниями группы по трансфертным ценам. «Только так в России можно добиться необходимой централизации финансовых потоков, — откровенно поясняет нам экономист одной из ведущих нефтяных компаний. — А без такой централизации вы не сможете реализовать инвестиционную программу на уровне всей корпорации». Хотя, по мнению нашего собеседника, самые одиозные примеры трансфертного ценообразования уже давно стали историей.

Однако руководитель департамента по налоговой политике Минфина Александр Иванеев к разговору на «исторические темы» пока не готов. По его мнению, тема вполне актуальна. «Наше налоговое законодательство пока еще не обеспечивает единого правового пространства на всей российской территории, — говорит Иванеев. — Мы еще даже не вошли в категорию нормальных стран, где налоговые органы отслеживают лишь внешнеторговые контракты. Различные налоговые льготы, хоть и копеечные, позволяют экономить огромные суммы, если пропускать через эти территории соответствующие потоки товаров».

Правительство готовится нанести решающий удар по этой практике. В кабинете министров уже лежит новый законопроект — итог совместных усилий двух налоговых интеллектуалов российского Министерства финансов — Михаила Моторина и Сергея Шаталов. По информации «Профиля», этот проект будет внесен на рассмотрение в Думу в самое ближайшее время.

«Не совсем понятно, зачем понадобились эти дополнительные усилия, — сомневается наш источник в одной из нефтяных компаний, — ведь об этом говорится сразу в двух главах нынешнего Налогового кодекса — 20-й и 40-й. Главной новеллой законопроекта станет определение сделок с «заинтересованными лицами», которое позволит разоблачать поставки внутри одной корпоративной сети. С Нового года Минфин отменяет и презумпцию невиновности в налоговой сфере. Теперь сами компании будут доказывать обоснованность своих цен. Правда, налоговым инспекторам придется обзавестись всеми справочными материалами, для того чтобы уметь оспорить такое обоснование. — Наш собеседник сомневается в высоком уровне профессионализма российских рядовых мытарей, но все же замечает: — Хотя, если никогда не пробовать, никогда и не получится». Итоги проб и ошибок российских налоговиков станут известны уже очень скоро.

Как сделать ставку на совесть

Не слишком надеясь на эффективность своих мытарей, российские государственники полагаются на этику «международных нефтяников». Для этого у них есть некоторые основания. «Компании должны уважать законы в каждой из стран, где они работают. Если нас не устраивает налоговый режим в той или иной юрисдикции, мы просто не будем там работать» — так обрисовал свое этическое кредо один известный нефтяник. Зовут этого нефтяника лорд Браун, а компания BP, которую он возглавляет, потратила недавно $8 млрд. на приобретение российской компании ТНК. «Россия имеет исключительное значение для нас», — признается лорд Браун. Вряд ли он захочет испытывать судьбу и ставить на кон репутацию своей компании, которая имеет высший рейтинг корпоративного управления у агентства Standard & Poor’s. Похоже, что отныне ТНК обречена отказываться от широкого использования схем оптимизации налогообложения.

Российские нефтяные компании рейтинга корпоративного управления не имеют. По информации «Профиля», некоторые отечественные компании оплатили соответствующие исследования аналитиков и им были присвоены заслуженные рейтинги. Но никто из них обнародовать свой рейтинг пока не стал. «Когда мы определяем рейтинг корпоративного управления, — рассказывает аналитик Standard & Poor’s и автор российского проекта рейтинга корпоративного управления Юлия Кочетыгова, — мы, конечно, встречаемся с представителями аудиторских компаний, клиентами которых являются получатели рейтинга, и определяем налоговые риски». Таким образом, рейтинг корпоративного управления может хоть и грубо, но служить индикатором налоговой практики корпорации. Может быть, поэтому компании не спешат знакомить с результатами исследований государство.

Надежды на этические налоговые позиции международных нефтяников и на международные правила, куда более жестко относящиеся к трансфертному ценообразованию по сравнению с российскими нормами, толкают российское правительство в объятия международных энергетических корпораций. По мнению ряда экспертов, им для создания новой системы сдержек и противовесов будут продаваться пакеты российских нефтяных компаний. Не контрольные и не сразу. «Но подобные сделки будут «утверждаться» российским правительством лишь после урегулирования старых налоговых проблем», — считает стратег Альфа-банка Крис Уифер.

Заграничный бизнес уже уловил это настроение российской власти. И демонстрирует свою готовность помочь. «Каждый инвестор, работающий в России, должен быть патриотом», — ни минуты не сомневается Питер О’Келле. Господин О’Келле — российский патриот. Он работает управляющим директором германского HVB банка по странам СНГ, а по совместительству занимает пост председателя совета директоров Московского Международного банка, которым германский банк владеет. Быть патриотом в России, по мнению банкира, означает прежде всего правильно платить налоги. Другими словами — надо быть налоговым патриотом. В ближайшие годы, видимо, предпочтительнее с зарубежным паспортом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK