Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Форсирование Днестра"

Попытка Москвы помирить Молдавию и Приднестровье обернулась крупным международным скандалом. Организатором и вдохновителем скандала следует считать президента Молдавии Владимира Воронина.На встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Маастрихте нам припомнили все: и недостаточно быстрый вывод войск из Приднестровья, и контакты с руководством Абхазии и Аджарии, якобы угрожающие территориальной целостности Грузии. Завершающим аккордом стало высказывание госсекретаря США Колина Пауэлла по поводу соблюдения прав человека в Чечне.

Никакого официального документа по поводу ситуации в Молдавии и Грузии принято не было. Зато и.о. председателя ОБСЕ Яап де Хооп Схеффер в заключительном выступлении высказал «крайнюю озабоченность» тем фактом, что Россия не успевает вывести свои войска из Приднестровья до конца года, и посоветовал ей побыстрее решить вопрос о военных базах на территории Грузии. Это, разумеется, отнюдь не частное мнение де Хооп Схеффера, а общая позиция Евросоюза и США, которые впервые за несколько лет выступают против России единым фронтом.

Такое несчастье нам, конечно, не за опоздание с выводом войск. Вообще-то его сроки, которые оговаривались в 1999 году на конференции стран—участников договора по обычным вооруженным силам в Европе, Россия в прошлом уже переносила. Масштаб скандала объясняется нашим состоявшимся успехом в Грузии и едва не состоявшимся — в Молдавии. Понятно, что эти успехи не очень нравятся европейским и американским партнерам.

«Профиль» на прошлой неделе писал о визите министра иностранных дел Игоря Иванова в Тбилиси и тех возможностях, которые открывает для России нынешняя ситуация в Грузии.

В Молдавии все могло быть еще интереснее. Москва была в шаге (причем сугубо формальном) от того, чтобы, во-первых, урегулировать один из давних межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР — приднестровский, а во-вторых, сохранить и даже усилить свое военное присутствие в Молдавии. Можно с уверенностью сказать, что, если бы молдавская сторона не сорвала подписание меморандума об объединении с Приднестровьем, никакого скандала в Маастрихте не было бы. Победителей, как известно, не судят.

Впрочем, рассуждать в сослагательном наклонении особого смысла нет. Важнее другое: что заставило президента Молдавии Владимира Воронина отказаться от подписания уже парафированного меморандума? В России принято считать, что на Воронина надавили председатель ОБСЕ и представители американского Госдепа. Однако вероятнее всего, что молдавский президент сам решил воспользоваться подходящим случаем и попытаться присоединить Приднестровье на более выгодных для него условиях.

Реальность и власть

Проект меморандума был подготовлен еще в середине ноября. Пожалуй, главный итог переговоров заключался в том, что Приднестровье все же удалось уговорить войти в состав единого государства на правах одного из субъектов Федерации. В обмен на эту уступку приднестровским представителям практически обеспечивалось право вето в верхней палате молдавского парламента.

Разумеется, Россия не забыла и о своих интересах. Молдавия должна была стать демилитаризированной (то есть не иметь собственной армии и не создавать на своей территории иностранные военные базы), а миротворческие функции — перейти к российским войскам.
Такая схема, судя по всему, была наиболее реалистичной. Приднестровье уже привыкло жить самостоятельно, и заставить его объединиться с Молдавией можно было только ценой значительных уступок. «Ситуация в Косове, которое практически отделилось от Югославии, показала всем самопровозглашенным государствам, что шансы на признание их статуса не так уж малы. Тирасполь учитывал этот факт в своей политике», — считает Андрей Рябов из Московского центра Карнеги.

Что же касается демилитаризации, то, во-первых, нет ничего удивительного в том, что Россия не хотела пускать на территорию бывшего СССР западных миротворцев (а в Абхазию, например, она бы хотела их пустить?), а во-вторых — сложно представить как в прошлом воевавшие между собой Кишинев и Тирасполь стали бы создавать общую армию.

Другое дело, что Владимир Воронин оказался перед неприятной (но от этого не менее реальной) дилеммой: либо урегулировать конфликт и сохранить единое государство, либо пытаться сохранить свою власть в прежнем объеме. Естественно, этот выбор ему не нравился. «Давление на Воронина, о котором так часто говорят, не имело решающего значения, он сам сомневался, стоит ли подписывать меморандум. Позиция представителей ОБСЕ, не поддержавших этот документ, стала фактором, лишь утвердившим молдавского президента в его мнении», — говорит известный
молдавский политолог Владимир Брутер.

С учетом этого переговоры Воронина с главой ОБСЕ Яапом де Хооп Схеффером и представителем Госдепартамента США по урегулированию конфликтов в евразийском регионе Рудольфом Периной, после которых он отказался подписывать уже парафированный меморандум, следует рассматривать несколько в ином свете. Скорее всего, не де Хооп Схеффер и Перина давили на молдавского президента, а сам он искал аргументы для отказа и пытался выяснить, как будет воспринято это решение. Понятно, что в контексте событий в Грузии оно могло быть воспринято только положительно.

Остальное известно. Отказ Воронина привел к отмене запланированного визита Владимира Путина в Кишинев. Оппозиция в очередной раз вышла на улицы Кишинева протестовать против российских предложений и требовать объединения с Румынией. А после Маастрихта Воронин предложил ввести в зону конфликта международный воинский контингент под эгидой ОБСЕ и ЕС и пообещал к апрелю следующего года разработать свой план урегулирования. После этого стало понятно, что на российском меморандуме окончательно поставлен крест.

Хлеб от МЧС

Это не означает, что Воронин действительно к апрелю разработает собственный план, Евросоюз срочно бросится мирить Молдавию и Приднестровье, а в зону конфликта будут введены, скажем, войска НАТО. Тираспольские власти настроены резко антизападно и едва ли примут такой вариант урегулирования.

Не верится также, что приднестровской проблемой в срочном порядке озаботятся Соединенные Штаты. Похоже, им сейчас совсем не до миротворчества. К тому же задача, которую наши западные партнеры решали в Маастрихте, сводилась к тому, чтобы осадить Россию. А это не предусматривает специальной заботы о политическом будущем Владимира Воронина.
Похоже, ситуация просто будет заморожена. И если стоит ожидать какого-то ее развития, то только в сторону дальнейшего ухудшения отношений Кишинева и Тирасполя. Обе стороны уже возобновили «телефонную войну», приостановленную в ноябре, и теперь по-прежнему глушат друг у друга сотовую связь.

Что же касается молдавского президента, то он, увлекшись международной политикой, рискует потерять сам предмет этой политики, то есть собственное государство. По крайней мере несколько сот тысяч граждан он уже потерял. В Молдавии уже насчитывается до 200—250 тысяч лиц с румынским гражданством и до нескольких десятков тысяч — с российским и украинским. Причина здесь не столько в национальных корнях, сколько в том, что с румынскими, российскими и украинскими паспортами удобнее ездить на заработки.

Кстати, в Молдавии последние политические новости связаны не только с провалом российского плана урегулирования и митингами оппозиции. Не менее значимым в последние недели был хлебный кризис и его преодоление. В середине ноября цены на хлеб выросли в полтора раза, что с учетом молдавских зарплат было весьма ощутимым. История кончилась тем, что российское МЧС в рамках гуманитарной помощи отправило в Молдавию 4,5 тысячи тонн зерна. А всего Молдавия получит около 10 тысяч тонн.

После отказа Владимира Воронина подписать меморандум замглавы администрации Дмитрий Козак, который готовил этот документ, упрекнул Воронина в «отсутствии политического мужества» и безответственности. Звучало это, конечно, недипломатично, но заместителя главы администрации можно понять. Очень уж все некрасиво получилось.

Комментарии к карте

Противостояние между Приднестровьем, входившим в состав Молдавской ССР и официальным Кишиневом, зародилось в период распада Советского Союза. Приднестровье отказалось покидать СССР, ссылаясь на то, что большинство его населения составляют русские и украинцы, и провозгласило Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР). Кишинев не признал независимость ПМР и 1 марта 1992 года попытался восстановить свой контроль над ней, введя на ее территорию бригады полиции специального назначения. Благодаря действиям российской 14-й армии конфликт был погашен. Потери с обеих сторон (молдавской и приднестровской) составили около 800 человек убитыми. В конце июля того же года было подписано российско-молдавское соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе». В соответствии с этим соглашением в зону конфликта был введен российский миротворческий контингент в составе шести батальонов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK