Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Фотограф с петлей на шее"

&nbsp

Жена Льва Толстого в 1902-м уже было решила, что супруг умирает, и отважилась на крайний поступок: сняла Льва Николаевича лежащим в постели. Будь писатель тогда в здравии (а он таки оправился от брюшного тифа), она бы дорого за это заплатила — гений был гневлив и не любил фотографироваться.

За десять лет до того нижегородский репортер Максим Дмитриев побывал в глухой деревне, где началась эпидемия тифа, усугубленная неурожаем и голодом. Он заходил в хаты, где умирали матери с детьми, рискуя быть убитым (в деревне начался каннибализм, убивали и ели здоровых). Его альбом, изданный в 1892 году, произвел настоящий шок и подтолкнул на сбор средств для голодающих.

Роберт Диамент так хотел запечатлеть выстрел главной пушки военного корабля в 44-м, что пренебрег техникой безопасности и вышел на палубу, в то время как должен был сидеть в каюте. Снимок он сделал, но оглох на одно ухо.

Все вышеперечисленные кадры объединяет позиция фотографа, находящегося на грани срыва, на краю опасности. Он, этот фотограф, испытал то, что сейчас называют экстримом.

Сотрудники выставочного зала «Артколлегия», устроившие потрясающую выставку PhotoExtreme/ExtremePhoto, задумали изменить привычное представление о фотоэкстриме, который обычно связывают с экстремальными видами спорта. Экстрим — это не только сноубордисты с роллерами. Он зародился еще в 40-х годах XIX века, когда анонимный фотограф, обходя запреты, приблизился к гробу усопшей католички, чтобы сделать ее портрет (оригинальный дагеротип представлен на выставке), и закончился примерно в 50-е годы, когда фотохудожники начали воспринимать природные и человеческие катаклизмы как материал для эффектного снимка (уже Леонид Шокин в 30-е, снимая горящие дома, стал заботиться о композиции кадра). Экстрим — это чувство на грани шока, пережитое художником и переданное зрителем. На фотографии при этом может не быть ни крови, ни трупов. Чем, например, не экстремал личный фотограф Сталина? Ведь никогда не знаешь, кого завтра нужно будет вымарывать на снимке и что тебе за это будет. На экспозиции во Власьевском переулке не только собраны оригинальные отпечатки. Некоторые из них специально привезены из Франции и ценятся едва ли не выше музейных картин. Например, первый фотомонтаж Жюля Ришара, на котором его друг-рыболов находится в пасти усача. Потупя глаза, куратор проекта Анатолий Злобовский признался, что прибытие этого снимка равноценно приезду в Москву леонардовской «Монны Лизы». Может быть, так оно и есть.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK