Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "G-20: Компот как средство от эксцессов?"

Накануне встречи «Большой двадцатки» в Лондоне наметился большой разлом. Разлом между США, где власти хотят финансовыми вливаниями увеличить потребительский спрос и за счет этого выйти из кризиса, и Европой, где склонны меньше тратить, зато хотят принять жесткие меры, регулирующие деятельность бизнеса.
   «Атлантический раскол по поводу стимулирования экономики растет», — пишет британская The Financial Times. Особняком стоят Россия и Китай. Их главная идея — искать замену доллару как единственной резервной валюте и положить конец однополярному экономическому порядку. Что не находит поддержки ни у администрации Обамы, которая в принципе выступает против замены доллара, ни у европейцев или японцев, которые пока не верят в возможность такой замены. «Вот так компот, три тысячи чертей!» — сказал бы, глядя на все это, поручик Ржевский из «Гусарской баллады». И точно — компот.
   Ощущение компота усугубляется тем, что в той стране, где должны задавать тон перестройке механизмов управления экономикой, похоже, этого делать не собираются. Закачивая сотни миллиардов из казны в спасение частных компаний, американские власти, судя по всему, решили просто поставить на рельсы все тот же поезд, который с этих рельсов только что сошел. Разве что добавив пару-тройку тормозов. Но сам поезд переделывать не собираются. Страна, из которой исходит кризис и которая находится в центре циклона, не торопится вводить жесткое регулирование своего финансового сектора, где зафиксированы самые большие аферы, злоупотребления и просто-напросто преступления. «Мы должны остаться верны принципам свободного рынка, — говорит главный экономический советник Обамы Ларри Саммерс. — Наша задача — лишь избавиться от его эксцессов».
   Однако возникает вопрос: седовласый проходимец Боб Мэдофф, который создал самую крупную пирамиду в мире, обворовал своих вкладчиков на сумму от $50 млрд до $60 млрд и теперь ждет приговора суда — это символ свободного рынка или его эксцесс? Люди типа Саммерса скажут: конечно же, эксцесс! Не уверен. Ведь еще год тому назад Мэдофф был как раз одним из самых ярких символов свободного рынка. В эксцесс он превратился лишь благодаря кризису. Не будь кризиса, воровал бы себе и воровал, да еще как — с полетом и размахом, долгие годы. И пользовался бы почетом и уважением. Не случайно Комиссия США по ценным бумагам и биржам никак не реагировала на так называемый бизнес Мэдоффа, хотя указаний на жульнический характер его деятельности было выше крыши.
   Вот свидетельство следователя по финансовым махинациям Гарри Маркопулоса перед американскими конгрессменами: «Комиссия никогда не была способна задержать Мэдоффа. Он мог пропасть с сотней миллиардов долларов, и об этом никогда не узнали бы. Мне не потребовалось и пяти минут, чтобы понять, что передо мной мошенник». Однако официальные службы предпочитали этого не понимать. Мэдофф был очень известной и очень влиятельной фигурой на Уолл-стрит, он мог загубить любую карьеру, и руководство комиссии просто боялось его трогать. По словам Макропулоса, комиссия на деле «подчиняется той отрасли, которую обязана контролировать», и боится вести дела против предпринимателей.
   Это ключевое наблюдение. И мы в России по опыту 1990-х отлично знаем, что такое приватизированная власть: это когда органы надзора и контроля на деле находятся в кармане у тех, над кем обязаны надзирать. Мы в России имеем великолепный опыт так называемого свободного рынка, который, будучи оставленным без присмотра, начинает подчинять себе государство. У нас это происходило зримо и грубо, и в США тогда нас все кому не лень обвиняли в криминальном капитализме. Но теперь, глядя на те скандалы, которые сотрясают Америку, хочется спросить: а у вас он что — некриминальный?
   Подчеркнем эту мысль: свободный рынок на определенной степени свободы неизбежно подчиняет себе государственные органы и порождает криминальный капитализм. Чем сейчас занят президент США? Он лично занимается скандалом вокруг «Америкэн интернэшнл груп» — гигантской компании, которая уже поглотила более $150 млрд госпомощи и давно уже была бы банкротом, если бы не поддержка государства. А скандал в том, что по итогам года ее руководство выплатило $218 млн своим менеджерам. Американский народ возмущен: объясните, за что?
   Вот он — свободный рынок во всем своем великолепии. Тот самый, который ежедневно порождает — и не может не порождать — эксцессы… Понимание этого сильно влияет на европейских лидеров. Министр финансов Люксембурга Клод Юнкер от имени своих коллег по Евросоюзу прямо заявил: призывы Ларри Саммерса к глобальному поощрению спроса за счет финансовых вливаний не нравятся европейцам. Они скептически смотрят на Америку и хотят подзакрутить гайки, введя новые правила игры на финансовых рынках и заметно усилив над ними контроль. Но согласится ли на такие меры Америка, где финансовый сектор имеет огромное влияние на власть, а идеология свободного рынка зачастую сильнее здравого смысла?
   В любом случае, кроме «Большой двадцатки» сейчас надеяться не на кого. Понимая это, США и Европа в самый канун саммита решили сблизить свои позиции. Хотя бы на словах. Чтобы не оправдались мрачные прогнозы — а их немало, — что саммит обречен на провал. Просто не надо от него слишком много ждать. «Нельзя ожидать от этой встречи детальных предложений, — говорит глава американской резервной системы Бен Бернанке. — Целью этой встречи лидеров должно быть, по возможности, установление некоторых принципов, которые будут положены в основу реформ по всему миру». Что же, когда в позициях ведущих держав мира такой компот, это было бы уже неплохим результатом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK