Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "ГазоВатт"

Будут ли отключать от сети Москву и область? С чем связано повышение цен на электричество и как это скажется на жителях столицы — об этом рассказал «Профилю» генеральный директор АО «Мосэнерго» Александр РЕМЕЗОВ.«Профиль»: Александр Николаевич, вырастет ли в этом году цена на энергию и насколько вы собираетесь поднять тарифы?
Александр Ремезов: Да, тарифы на энергию будут расти, причем в ближайшее время. Причина проста: со дня на день нам обещают поднять цены на газ. Понятно, что наш тариф тоже поднимется. Думаю, увеличение составит процентов двадцать, хотя точная цифра зависит от того, насколько повысят свои цены газовики: 95% наших мощностей работает на газе (на сегодня средний тариф для населения в Москве составляет 45 копеек за 1 кВт.ч, для юрлиц — 57 копеек.— «Профиль»).
«П.»: Кто из этих категорий потребителей больше всего должен «Мосэнерго»?
А.Р.: Самым дисциплинированным плательщиком является население — его задолженность не превышает 10% от общей суммы. Довольно хорошо платят коммерческие структуры. Самые большие долги у предприятий и учреждений, финансируемых из бюджетов всех уровней. На их долю приходится более 75% всей задолженности.
«П.»: Каков на сегодня долг перед «Мосэнерго»?
А.Р.: Более 15 млрд. рублей. Это половина нашего годового оборота. Поэтому сейчас мы безжалостно отключаем неплательщиков. Каждый день у нас заседает комиссия, которая и принимает решение об отключении. По очень простому принципу: не заплатил — не получил энергии.
«П.»: Что это за предприятия, которые отключать нельзя даже при наличии задолженности?
А.Р.: Список таких организаций действительно есть. Это перечень стратегически важных предприятий, определенных правительством. Радует, что с каждым годом он становится все меньше. Мы придерживаемся этого списка, хотя я считаю, что это неправильно. В мировой практике существование такого перечня просто невозможно. Мои европейские коллеги не могут понять, почему, например, нельзя отключить полицейский участок. У них можно. И это правильно. Если государство не выделяет этому полицейскому участку денег, значит он, участок, государству не нужен. Тем более не нужен энергетикам.
Однажды в Париже отключили президентский дворец (такой эпизод имел место в годы первого президентства нынешнего главы Франции Жака Ширака.— «Профиль»). Президент не стал звонить энергетикам. Он позвонил в казначейство и спросил, почему не были проплачены деньги. Нормальный подход, основанный на понятной экономической логике.
«П.»: Какие организации включены в «запретный» список?
А.Р.: Там есть ряд объектов Минобороны, службы безопасности, некоторые другие объекты. Часть предприятий из списка запрещено отключать категорически. Часть отключать можно, но лишь частично. Мы исходим из принципа минимизации своих потерь. Если, например, Минобороны не платит, а полностью отключить их нельзя, мы отключаем частично. Короче говоря, средства давления на неплательщиков, даже списочных, есть. Но сам факт наличия такого списка меня возмущает.
«П.»: Но ведь есть и целый ряд медицинских учреждений, которые вы периодически отключаете. В этом случае ведь речь идет уже о здоровье людей.
А.Р.: Согласен. Но ведь вопрос в другом. Мы недавно отключили Институт вирусологии. Все тут же принялись нас обвинять. Я спросил: почему Институт вирусологии, очень уважаемый и очень важный для фундаментальной науки, должно финансировать «Мосэнерго»? Никто мне на этот вопрос по сути так и не ответил. Завтра другой институт появится, послезавтра — третий.
Да, нельзя отключать школу. Но в переводе на русский язык это означает, что бюджет не предусмотрел финансирование этой школы и нам предлагается выполнять функции госбюджета. Где логика?
К тому же если у нас не будет денег, то уже очень скоро наши потребители не смогут покупать электроэнергию даже по вдвое-втрое большим ценам, чем сейчас.
«П.»: Почему?
А.Р.: К 2003—2004 годам 75% мощностей в промышленности, в том числе в электроэнергетике, выработают ресурс. Для поддержания в рабочем состоянии энергетики страны требуется $3—5 млрд. ежегодно. Это реалия, которая признана всеми, в том числе оппонентами предлагаемой реструктуризации. Правда, после этого следуют разные выводы. Так, говорят, что деньги нужно взять в банке. А они там есть? Нет. Точнее, их просто никто не даст на приемлемых для нас условиях и на приемлемые для нас сроки. Может, взять у бюджета? Их там тоже нет. Причем бывший министр по налогам Александр Починок когда-то сказал, что нет и, самое главное, в ближайшие двадцать лет не будет, учитывая, в частности, необходимость обслуживания внешнего долга.
Тогда все понятно. Повторим путь Армении. Перейдем на двухчасовое электроснабжение, потом поднимем тарифы до нормальной рыночной величины и начнем героически восстанавливать энергетику.
«П.»: Вы занимаете свой пост немногим более трех месяцев. Есть ли у вас уже рецепты того, как избежать такого пессимистического сценария?
А.Р.: Прежде всего у государства должно быть понимание, что назревает серьезный кризис. А наше государство хочет лишь командовать и регулировать. При этом не хочет вкладывать деньги в энергокомплекс. Так не бывает. Командует лишь тот, кто платит.
Чтобы построить энергоблок, нужно минимум 5—6 лет. То есть времени на раскачку уже не осталось. Даже если сегодня кто-то принесет деньги, мы уже несколько запаздываем. Так что нужно немедленно принимать меры. Немедленно искать деньги, повышать тарифы, реструктурировать компании и так далее.
Подъем тарифов на энергию неизбежен. Мы видели на конкретных примерах, что происходит, когда искусственно сдерживаются тарифы. Это и дальний Восток, и Ульяновск. Там губернаторы долгие годы держали цены. В результате энергосистемы в этих регионах оказались разваленными, а тарифы поднялись на тот же средний уровень, который сейчас существует в стране.
Тариф будет расти. Так же, как цена на мазут. Как цена на колбасу. Ведь наши расценки не могут быть ниже себестоимости энергии.
«П»: Но ведь существенный подъем тарифов означает, что многие промышленные предприятия окажутся перед лицом кризиса: из-за повышения себестоимости их продукции станет неконкурентоспособной.
А.Р.: Не согласен. Сегодня мы видим, что электропотребление растет. В прошлом году прирост составил 22%. Промышленность оживает, умирают лишь те предприятия, которые не нужны, которые в любом случае умрут. Это не советские времена — тотальный дефицит кончился. Выживают лишь сильные, конкурентоспособные. Они платить в состоянии. Пока мы не начнем мыслить нормальными экономическими категориями, никакого серьезного развития не будет.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK