Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Где теперь середина?"

На протяжении десятилетий немецкий средний класс определял лицо страны. Но последние исследования показывают: он тяжело болен, у него острое истощение — миллионы людей не могут в нем удержаться. Последствия этого ощутимы и в политике.Фолькера Райнке бесполезно убеждать, что наступил экономический подъем. Только не его. «Экономический подъем?» — спрашивает он. Потом тушит сигарету, скрученную собственноручно, и, скрестив руки на груди, прислоняется к шаткому забору палисадника. Нет, до него экономический подъем не дошел, он бы точно заметил.

   Еще несколько лет назад Райнке зарабатывал неплохо, иногда больше 2 тыс. евро в месяц. Он трудился бригадиром на химическом комбинате в Тюрингии, потом консультантом в компании Telekom. Он никогда не относился к состоятельным людям, но был в порядке.

   Фолькер Райнке, житель небольшого городка Ланггенс в Гессене, считался человеком со средним заработком.

   Эти времена прошли. Он заболел, лишился работы. Агентство по трудоустройству помогло ему получить новую профессию. Он стал специалистом по информатике. Но хорошей работы для него не нашлось. С тех пор Райнке удавалось устраиваться по временным договорам — то на пивоваренном заводе, то на фабрике по производству пластмасс. Часто его месячный заработок нетто не достигает 900 евро.

   Раньше Райнке голосовал за СДПГ, сейчас он радуется успеху Партии левых, которая «основательно взбудоражила» политическую жизнь Германии. Он считает, что партии, называющие себя народными, потеряли контакт с народом. Хорошую идею лизинга персонала они превратили в новую форму рабства. За одну и ту же работу он, Фолькер Райнке, получает лишь половину тех денег, что зарабатывают его коллеги, являющиеся штатными сотрудниками фирм.

   Райнке не одинок. В Германии много ему подобных, причем с каждым годом их становится все больше и больше. Многие из тех, кто еще недавно принадлежал к среднему классу, теперь сползают вниз. Тема исследования ученых Немецкого института экономических исследований (DIW) Маркуса Грабки и Йоахима Фрика — распределение доходов среди населения Германии. Но для них эти люди — лишь колонки безжизненных цифр, величины в математическом анализе социальной мобильности и коэффициентах распределения, розовые столбики в запутанных диаграммах.

   Результаты своей работы эксперты из Берлина Грабка и Фрик опубликовали на прошлой неделе. Они отражают ужасающее состояние немецкого общества. Вывод: под прессом глобализации социальная ситуация в стране развивается гораздо менее благополучно, чем было известно до сих пор.

   Правда, статистики уже давно обращали внимание на тот факт, что и в Германии пропасть между богатыми и бедными становится все глубже. Но экспертам всегда удавалось найти для этой оценки какое-нибудь успокаивающее объяснение.

   В социальных слоях, находящихся выше и ниже среднестатистического уровня, положение остается стабильным, сообщали они. А более или менее существенные отклонения от статистической нормы наблюдаются только «на периферии системы распределения» — таков вывод Совета экспертов при федеральном правительстве, сделанный в прошлом году.

   Новейшие данные берлинских экономистов свидетельствуют о том, что этот вывод устарел. Сначала медленно, а потом все быстрее экономический и социальный раскол распространился на центральное звено немецкого общества.

   Средний класс — социальная группа, сильнее любой другой определявшая после войны лицо Германии, — страдает от острого истощения. Зато маргинальные зоны общества становятся все более населенными.

   Грабка и Фрик определяют средний класс исключительно по бесстрастным экономическим критериям. По их мнению, к нему относятся те, кто достаточно зарабатывает. Другие критерии — образование, социальный статус и происхождение — в расчет не принимаются. В 2000 году к среднему классу причисляли 62% немцев, сейчас только 54%. При этом нижний и верхний слои общества увеличились почти на 23%.

   Тот процесс, что США и Великобритания пережили в 1980-е и 1990-е годы, охватил теперь Германию. Происходит эрозия среднего класса, причем очень быстро. С 2000 года около 5 млн немцев отброшены из среднего слоя на периферию общества. «Весьма трагичная динамика», — говорит Грабка.

   Обескровливание среднего класса изменяет не только статистику заработной платы. Именно потому, что в последние годы имущественный статус и стиль жизни верхнего и нижнего слоев населения удалялись все дальше друг от друга, для политики и экономики важным было социальное ядро — доминирующая точка, от которой начинался отсчет.

   Предпринимателю, искавшему массовый рынок, приходилось ориентироваться прежде всего на центральный сектор общества. И политик, стремящийся быть избранным, должен был настраиваться на избирателей, образующих центр и средний слой.

   Все успешные послевоенные политические кампании — и «Благосостояние для всех» Людвига Эрхарда, и «Новый центр» Герхарда Шредера — ориентировались на влиятельный средний класс. Еще в декабре на съезде ХДС в Ганновере Ангела Меркель выдвинула короткий и доходчивый лозунг: «Центр».

   Но если тенденция в распределении доходов, зафиксированная немецкими экспертами, сохранится, партиям придется переориентироваться. По их данным, социальный центр тяжести в стране быстро и, главное, неудержимо смещается с центра общественной структуры к периферии. Кроме того, оба экономиста с озабоченностью отмечают, что из среднего класса люди гораздо чаще перемещаются вниз, нежели вверх.

   За последние годы число социальных неудачников увеличилось более чем на треть. Сейчас каждый четвертый немец живет в непосредственной близости от черты бедности. Столь высоким этот показатель не был никогда.

   Причем наиболее тяжелые потери несут группы, которые по своему имущественному положению принадлежали не к нижнему сектору среднего класса, а практически составляли его середину. До недавних пор действовало правило: у того, кто в средний класс вошел, есть отличные шансы удержать свой социальный статус. А ныне такой уверенности нет.

   Страх перед падением вниз растет. Только в самом низу положение стабильное. У того, кто там оказался, шансов подняться практически нет. 66% тех, кто составлял низший слой четыре года назад, находятся там и сейчас. Еще несколько лет назад этот «показатель стабильности» был существенно ниже — 54%.

   Большинство экспертов единодушны в анализе причин этой тенденции. Общество все сильнее расслаивается под воздействием взрывчатой смеси из экономических трендов и политических решений:

   — Глобальная конкуренция глубоко расколола рынок рабочей силы. Сегодня у высококвалифицированных специалистов перспективы на получение хорошей зарплаты выше, чем когда-либо. С другой стороны, шансы менее квалифицированных работников найти прилично оплачиваемое место постоянно уменьшаются. Людям, способности которых не пользуются большим спросом на рынке, нередко приходится довольствоваться почасовой работой, выполнением мелких поручений или заказов на условиях «лизинга рабочей силы».

   — Налоговая реформа, проведенная социал-демократами в коалиции с «зелеными», облегчила бремя тех, кто зарабатывал больше всего, а доходы нижних слоев населения пострадали из-за реформы Hartz-IV.

   — Глобализация привела к резкому росту дивидендов, годового дохода с капитала и прибыли фирм. Зарплаты среднего класса не меняются, а прибыль состоятельных людей резко возросла.

   Последствия этого процесса находят отражение в статистике заработков населения. Большая часть людей с середины сползает вниз, хотя примерно 11% удалось подняться на самый верх. С 2000 по 2006 год доля лиц с высокими заработками возросла с 18,8% до 20,5%.

   Это, например, Томас Цефель, инженер в Технологическом концерне ABB в Мангейме. Цефель изучал электротехнику в Берлине и получил диплом с максимальными оценками. Это и стало основой его стремительной карьеры в промышленности.

   Сегодня он собирает и продает трансформаторные подстанции для электросетей по всему миру и зарабатывает примерно 100 тыс. евро в год. Он топ-менеджер и срочно ищет таких же высокообразованных инженеров, как он сам. «Нам срочно нужны высококвалифицированные специалисты», — говорит он.

   Дело не только в том, что спрос на таких людей, как Цефель, увеличивает число лиц с очень высокими зарплатами, говорится в исследовании DIW. В результате этого процесса люди, получающие высокую зарплату, делят между собой значительную часть национального дохода, и их собственные доходы растут быстрей, чем у остального населения. Ученые сухо констатируют: «Растет неравенство в уровне доходов».

   Ничего удивительного, что настроение у большой части населения довольно мрачное. Несмотря на экономический подъем, три четверти немцев тревожатся за свое будущее. Всего 7 лет назад этот показатель был на 10% ниже. Штефан Храдил, специалист по социальным наукам из Майнца, говорит, что «страх ползет вверх по офисным башням».

   Ученые из DIW рисуют мрачную картину социальной обстановки в стране. С одной стороны — процветающий верхний слой, а с другой — растущий нижний слой неудачников и отвергнутых. Растет и озабоченность среднего класса: среди проигравших может оказаться любой.

   Ученые из Немецкого института экономических исследований не дают и политикам повода для надежд. У них нет простого рецепта, с помощью которого можно было бы быстро остановить центробежное развитие общества. Столь мощны силы, разрывающие структуру общества. Поэтому программы, якобы направленные на восстановление справедливости, часто приводят к прямо противоположным результатам.

   Требования людей повысить тарифные ставки, говорится в исследовании, понятны, но необходимо учитывать и «опасность возможного роста безработицы».

   В конечном итоге, утверждает Грабка, немцам придется осознать, что «эрозия среднего класса — необратимый процесс».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK