Наверх
23 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Геннадий Селезнев: "Налогов мы как не собираем, так и не соберем""

На встрече спикер Государственной думы РФ Геннадий Селезнев собирался подсказать Борису Ельцину, где раздобыть денег для выплаты зарплаты бюджетникам. Поскольку с президентом встретиться пока не удалось, Геннадий Селезнев поделился своими мыслями с "Профилем"."Профиль": Геннадий Николаевич, сейчас отовсюду только и слышно: налоги, налоги. Государство хочет денег. Оно их получит?

Геннадий Селезнев: Я убежден, что налогов мы как не собираем, так и не соберем.

"П.": И с новым руководителем Госналогслужбы Борисом Федоровым не соберем?

Г.С.: Честно говоря, не вызывает у меня оптимизма приход Федорова. Я не думаю, что он может что-то устроить сильнее, чем отставленный Починок, хотя Федорова и представляют фигурой более мощной. Ведь действия останутся прежними. Они сдирают шкуру с тех, кто и так бюджету деньги дает,-- с РАО "ЕЭС России", "Газпрома", железных дорог. А где все остальные налогоплательщики?

"П.": А где все остальные?

Г.С.: Взять те же оптовые рынки -- там огромные деньги в чистом виде и никто никаких налогов не платит.

Нам в Думе нужно принять закон о новом налогообложении казино и всех игорных заведений.

Посмотрите на таможенные пошлины, на нашего российского товаропроизводителя! Село уже давно говорит, что готово обеспечить наши мясокомбинаты нашим же мясом. Не завозите чужого мяса или поставьте на него высокую ввозную пошлину, чтобы не душить своего производителя,-- появятся деньги в обороте.

"П.": Вы считаете, что в правительстве есть люди, способные это сделать?

Г.С.: Как заявляет сам премьер Кириенко, у него есть политическая воля.

"П.": Вы верите в Сергея Кириенко?

Г.С.: Не знаю, насколько связаны у него руки, но, по крайней мере, публичные его заявления говорят о том, что он имеет желание навести в этой сфере порядок.

"П.": Кто еще, кроме Кириенко?

Г.С.: Думаю, еще МВД.

"П.": Вы полагаете, Степашин способен?

Г.С.: Это прямая функция его министерства -- работать там, где есть экономические преступления. Нужно сосредоточить всех силовиков в одной команде, чтобы они отработали определенную схему, как им взаимодействовать и доводить дело до суда. Ведь скандалов много, а судов-то нет.

"П.": Вы думаете, в ближайшее время будут показательные процессы?

Г.С.: Правительству сегодня выгодно, чтобы они были. А обществу это выгодно уже давным-давно.

"П.": Где еще взять деньги?

Г.С.: Вот были интинские шахтеры у меня. Рассказывают, приехали в Рязань, говорят: "Давайте мы с вашими тепловыми станциями, потребителями угля, заключим прямые договора". Им отвечают: "Нет. Пожалуйста, обращайтесь к такому-то посреднику". Убрать все эти посреднические накрутки -- сможет тогда вздохнуть экономика? Сможет.

Кроме того, у многих директоров предприятий просто руки опустились: им нет смысла работать, потому что штрафы и пени тянут ко дну. Поэтому избирательно, может быть, придется и "отрезать" все эти штрафы и пени. Это должно делать все правительство, а не только одни налоговики, потому что у них не хватит силенок.

С той же монопольной алкогольной политикой. Мы ее тоже до конца довести не смогли. Говорят, появилось около 25% частных предприятий, выпускающих алкоголь. Это же вообще вещь непредставимая, если мы говорим о государственной монополии!

Необходимо повысить акциз на табак. Это будет поддержано депутатами, несмотря на то, что я, например, курю. Ну и что? Буду платить на 50 копеек больше.

"П.": А денежная эмиссия? Совсем недавно вы выступали ее сторонником.

Г.С.: А я и сейчас не боюсь эмиссии. Я убежден, что эмиссия полезна, если она будет хорошо отрегулирована, если будет контроль, на что эти эмиссионные деньги пойдут. Эмиссия же совсем не означает, что эти деньги тут же будут превращены в доллары, а доллары опять уплывут за границу. Такую эмиссию допускать нельзя.

"П.": А какую можно?

Г.С.: Скажем, сделают эмиссию для Пенсионного фонда. Пенсионер получит эти деньги. Он же не будет их тут же в доллары обращать. Он купит буханку хлеба не за пять рублей, а за восемь -- повкуснее. Поэтому меня слово "эмиссия" совершенно не пугает.

А может быть, за счет эмиссии дать оборотные средства предприятиям? Тогда, может, предприятия встанут на ноги: государство даст им ссуды и проконтролирует, когда эти ссуды вернутся. Это будут возвратные деньги.

"П.": На прошлой неделе президент Ельцин встречался с российскими банкирами и уговаривал их вкладывать деньги в отечественную экономику. Вам-то кто из "олигархов" милее всего?

Г.С.: Таких нет. Все мне немилы. Во-первых, слишком много в прессе материалов о них, как правило, негативного характера. Во-вторых, я не чувствую, что они проявляют хоть какую-то державность, что у них душа болит за судьбу отечества. Если уж ты "олигарх", если вписался в систему государственного капитализма, то должен стать государственником. Ты должен сказать, что для тебя приоритетом номер один являются благо и величие России. Что ты сделаешь все, чтобы та сфера, которую ты контролируешь и ведешь, была бы во всех отношениях образцом.

Вот тогда с "олигархами" было бы интересно разговаривать.

"П.": В последнее время многие говорят о вашем сближении с действующей властью. И прочат вам судьбу спикера прошлой Думы Ивана Рыбкина, перешедшего из оппозиции в Кремль. Что вы на это скажете?

Г.С.: Во-первых, я состою все в той же партии -- КПРФ. Иван Петрович умудрился поменять три партии (КПРФ, Соцпартия трудящихся и Аграрная партия.-- "Профиль") и еще свою вдобавок создал (Социалистическая партия России.-- "Профиль"). Я таких целей перед собой совершенно не ставлю.

Во-вторых, я никогда не пойду в это правительство и не стану служить этому президенту -- это мое принципиальное решение.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ, ФЕДОР ЖЕРДЕВ

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое