Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Генофонд страны Дантесов"

Хочу настучать. Из гражданских чувств. Прокурору Устинову, его заместителю, специализирующемуся в том числе на незаконных усыновлениях, Фридинскому и депутату Лаховой. В прошлом году американский астронавт Томас Стаффорд усыновил двух мальчиков из России. Случай остался не замеченным для нашей общественности — даже для ее патриотической части. Томас Стаффорд был командиром первого корабля, облетевшего Луну. Но ведет себя как марсианин.В последнее время об усыновлении говорят часто. Это непривычно. Раньше про усыновление мы знали в основном из истории. Римские императоры усыновляли великовозрастных патрициев, барон фон Геккерен зачем-то объявил сыном убийцу Пушкина, в годы войны в семью брали сирот.

Теперь усыновление актуально благодаря американцам. Они сначала усыновляют русских детей, а потом измываются над ними. Уже 13 случаев за 15 лет из многих тысяч! Бдительные прокуроры пообещали пересмотреть порядок усыновления, дабы затруднить процедуру заокеанским извергам. Хором негодования из депутатов дирижирует председатель комитета Госдумы Екатерина Лахова, известный деятель женского движения, которая теперь украшает собою ряды «Единой России».

В России детские дома переполнены: 1 млн. детей без попечения родителей. И каждый год детей поступает туда все больше, в 2004-м — 130 тыс. Этих детей мы предпочитаем не видеть, как не принято у нас замечать инвалидов и стариков. Тот, кто хоть раз бывал в детских домах, знает, что условия там бесчеловечные. И ожидает этих детей беспросветная судьба. Жизнь детей-сирот — отражение государства, которое построили взрослые. Но на этой проблеме политического имени не сделаешь. И молчат депутаты.

По закону каждый ребенок сначала получает возможность быть усыновленным российской семьей. Но это призрачная возможность. Из общего числа мы усыновляем только 12% детей, остальные находят семью за рубежом (большинство в США). В России детей школьного возраста не берут, ищут здоровых младенцев. А таких почти нет. Дома ребенка переполнены детьми, которые брошены родителями-алкоголиками и наркоманами. Не найдут семью в России и дети-инвалиды — ДЦП, лицевые травмы, пороки сердца. В 2004 году российские семьи усыновили 12 инвалидов, за границу уехало 360 инвалидов. Всего американцы усыновили около 7 тыс. российских детей. Это те дети, которые отпугнули российских усыновителей: малыши больны врожденным сифилисом, гепатитом С, туберкулезом, ВИЧ-инфицированы. Но американцы берут их в семью — и лечат. Поэтому мы можем считать американцев марсианами, их логика нам непонятна.

Дума решила положить безобразию конец. Депутаты озабочены не тем, как облегчить усыновление российским семьям, как сделать жизнь сирот сносной и как — это самое важное — уменьшить число отказов от детей. Депутаты не желают допустить вывоза наших детей за границу. Называется это как у конезаводчиков — «разбазариванием генофонда». Кто бы этих депутатов куда-нибудь вывез…

Комитет ГД по делам семьи, женщин и молодежи внес в Семейный кодекс поправки, усложняющие иностранцам усыновление. Иностранное усыновление снизилось на 50% и продолжает падать, но внутреннее усыновление не изменилось. Никаких исключений не сделано даже для больных детей.

Есть такая поговорка: выплеснуть с водой ребенка. Да, известны случаи, когда приемные родители в США обходятся с детьми жестоко. Как ни прискорбно, но такие семьи встречаются и в России (что-то мы о них не шумим). Но все подобные случаи, по поводу которых мы бьем в набат, раскрыты самими американцами. Патриотической конспирацией они не занимаются и сами, без нашего понукания, наказывают жестоких родителей, мы же об этом узнаем вторым числом.

В Госдуме готовится законопроект о двусторонних договорах по вопросам усыновления. Новый закон грозит закрыть иностранное усыновление в принципе, потому что в США подобные законы действуют на уровне штатов. Мы не можем допустить, чтобы человек нашел счастье, если дорога к нему лежит через Америку. Это уязвляет наши патриотические чувства. То, что сироты обречены в наших детдомах, никаких чувств не уязвляет.

Майклу Стаффорду сейчас 8 лет, Стасу — 12 лет. Когда одному из мальчиков был годик, у него на глазах топором зарубили отца. С тех пор на психологических тестах он почему-то рисует топор, хотя ничего из детства не помнит. Сегодня Майкл и Стас — лучшие ученики в своей школе и лучшие спортсмены. Один хочет стать спецназовцем, чтобы бороться с бандитами. Другой мечтает быть летчиком. Как отец. Вопрос о гражданстве они решат сами в 18 лет.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK