Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Героин нашего времени"

В этом году обороты наркомафии в России могут сравняться с оборотами отечественной «нефтянки». Остается надеяться, что нарколобби никогда не станет таким же влиятельным, как лобби нефтяное.Каждый год в конце ноября в Амстердаме проводятся ежегодные «конкурсы конопли»: призы получают лучшие сорта марихуаны и лучшие наркопритоны города. Мероприятие собирает толпы поклонников зелья со всего мира. Люди веселятся, делятся секретами приготовления снадобий, жизнерадостно обсуждают значение наркотиков в духовной жизни различных культур.
Между тем наркомания — это не только «хобби», плавно перетекающее в болезнь. Это еще и возможность зарабатывать деньги. Ведь только в России официально зарегистрированные наркоманы ежедневно закачивают в вены несколько сотен ведер смертоносного и, что немаловажно, достаточно дорогого снадобья. Благодаря этому доходы наркоторговцев сопоставимы с национальным бюджетом. Да и ритуальные службы страны обеспечены работой: в ближайшие годы медики прогнозируют увеличение численности добровольных потребителей смерти.
Плачевная статистика

Сегодня в России наркотики можно купить везде: на рынках, в метро, на дискотеках, в школах и вузах. Шесть лет назад в России наркоманов, по официальным данным, было меньше 40 тысяч. Сегодня их уже около 500 тыс. Однако, по экспертным оценкам, признанным на самом высоком официальном уровне, реальное число наркоманов превышает официальные данные в 7—8 раз, то есть находится на уровне 3—4 миллионов. Причем более 60% из них — молодые люди в возрасте до 30 лет, а 20% — школьники. Общее же число тех, кто хотя бы раз попробовал наркотики, составляет треть городского населения России. Средний возраст приобщения к наркотикам у нас сегодня — 15—17 лет.
Россия в силу своего географического положения оказалась раем для наркоторговцев: на бескрайних просторах страны наркотики одновременно и выращивают (климат позволяет), и массово потребляют, и перевозят транзитом (ведь мы находимся аккурат между Азией, где наркотики производят, и Европой — местом их активно потребления). В 1996 году оборот наркорынка в нашей стране составил $1,5 млрд., в 1997-м — уже $2,5 млрд., в 1999-м — более $7 млрд, в 2001-м в наркобизнесе вращалось от $8 до $11 млрд. В 2002 году, по некоторым оценкам, обороты наркорынка могут достичь рекордных $15—20 млрд. Стоит отметить, что эти объемы почти втрое превышают ежегодные расходы государства на всю правоохранительную деятельность.
Сетевой маркетинг

По данным Европейского союза, в мире в целом ежегодно реализуется наркотиков на сумму от $400 до $500 млрд., что соответствует десятой части оборотов всей мировой торговли. Таким образом, эта отрасль, считает Интерпол, является более крупной, чем нефтяная и газовая промышленность.
Сами производители, правда, получают лишь 2—5% от прибыли наркорынка. Самые большие деньги делают посредники и крупные торговцы. Уже на пути от производителя до первого посредника, еще не выйдя за пределы региона возделывания наркотического сырья, цена за килограмм продукции возрастает в 60 раз. К тому же моменту, когда наркотик появляется «в рознице» на улицах городов США или Европы, его цена возрастает в 600 раз.
Понятно, что для обслуживания подобных операций требуется идеально выстроенная структура, в которой провал одного из низших звеньев никак не сказывается на прибылях всей организации, а провал высшего звена практически невозможен.
По мнению экспертов, структура отечественных наркогрупп в целом напоминает строение организаций зарубежных «коллег» и состоит из трех частей, составляющих классическую мафиозную пирамиду.
Высшие посты в организации занимают те, кого обычно называют наркобаронами. Это 4—6 человек, которые не имеют непосредственного контакта с товаром и, как правило, сами наркотики не употребляют. Поэтому-то их практически невозможно взять с поличным. Задача верхнего эшелона — планирование операций и отмывание полученных денег.
К верхушке примыкает примерно дюжина лиц, занимающихся сбором выручки, наблюдением за процессом, рекрутированием новых членов и решением других текущих вопросов.
На следующей ступени стоят «местные» боссы — крупные и средние оптовики, контролирующие определенные территории. Они же курируют локальные группировки, обеспечивают безопасность перевозчиков, занимаются охраной товара в пути и координируют деятельность торговцев на местах.
Самый низший слой, составляющий «базис» наркомафии, — розничные торговцы, которых только в Москве — десятки тысяч. Они продают товар на улицах и мечтают когда-нибудь дорасти до ранга повыше. Обычно это люди 16—22 лет. Нужно отметить, что большая часть тех, кто составляет эту пирамиду, наркотиков не употребляют.
И в самом низу находятся рядовые наркоманы, не входящие непосредственно в состав группировки. Они занимаются мелкой торговлей, цель которой — разжиться средствами на «дозу».
Развитие «потребительского рынка» наркоорганизации происходит с помощью своеобразного «директ-маркетинга». Каждый наркоман, ставший сильнозависимым, сам вынужден активно занимается наркоторговлей. Для того чтобы получить нужное количество доз, он должен вовлечь в эту систему за год примерно 15 человек. В этом случае он сможет обеспечивать себя наркотиками, практически не платя за них наличными. Просто потому, что наркоторговцы применяют «бизнес-стратегии», при которых постоянные клиенты получают значительные скидки, если увеличивают объем продаж за счет привлечения новой клиентуры.
В общем, схема знакомая: вспомним «Гербалайф, «Цептер» и косметику «Эйвон».
Откуда что берется

В настоящее время можно с уверенностью утверждать, что основными поставщиками наркотиков в Россию являются бывшие советские республики Средней Азии (до 99%). Среди них безоговорочно лидирует Таджикистан, второе место занимает Киргизия (подробнее см. схему). Через них в Россию идет в основном афганский героин. Экономический кризис, массовая безработица, низкий уровень жизни (средняя зарплата от $5 до $20 в месяц) в этих странах сделали торговлю и распространение наркотиков самым популярным видом преступной деятельности.
Из Латинской Америки в Россию поступает кокаин. Впрочем, утверждают оперативники МВД, возможности кокаинового рынка в России ограничены из-за высокой цены этого наркотика и больших транспортных расходов. Кроме того, в отличие от азиатского героина, кокаин значительно труднее и опаснее транспортировать. Ведь путь «кокаиновых» наркокурьеров лежит, как правило, через аэропорты, где вероятность быть пойманным значительно выше, чем на прозрачных сухопутных границах России. Поэтому в настоящее время «провозимость» кокаина составляет не более 20—30%, большая же часть товара конфискуется на границе. Поступающий в Россию кокаин, как правило, высокого качества, что и определяет его цену — порядка $150 за грамм.
Синтетические наркотики типа экстази, амфитамина и др. ввозятся в Россию из Нидерландов, Польши и Германии. В Москве, например, наиболее распространены таблетки экстази, которые можно купить в ночных клубах по цене $20—30 за таблетку.
Рыночные отношения

По мнению специалистов, в России, в отличие, например, от Колумбии, пока еще не сложился какой-либо один безусловно лидирующий наркокартель, который мог бы активно участвовать не только в экономической, но и политической жизни страны. Однако наши соотечественники активно над этим работают: в течение последних 2—3 лет состоялись, по крайней мере, четыре встречи руководителей российских преступных группировок с наиболее влиятельными в мире наркобизнеса структурами из США и Латинской Америки. На них, по имеющейся информации, обсуждался вопрос о глобализации сотрудничества в сфере распространения наркотиков и создании максимально благоприятных политических условий на национальном уровне.
Сегодня наркорынок страны уже поделили между собой преступные группировки из России, бывших союзных республик, Афганистана и Китая. По данным российских правоохранительных структур, сейчас таджикско-афганская наркомафия практически полностью контролирует процесс сбыта героина в Москве и ряде других регионов страны. На долю остальных приходится сбыт кокаина и синтетических наркотиков.
Все деньги от реализации наркотиков стекаются к наркобаронам, скрывающимся, как правило, на территории Таджикистана, Пакистана или Афганистана. В России же работают так называемые смотрящие, которые следят за продавцами, а также регулируют потоки наркотиков, поступающих в города.
Выручка от наркоторговли распределяется следующим образом. Существенная доля средств — около половины — расходуется на приобретение новых партий наркотиков. Кроме того, часть денег идет в своеобразный фонд для содержания «своих» милиционеров и чиновников, а также на откуп от правосудия. Предусмотрены и средства на «мелкие расходы»: приобретение оружия и боеприпасов, издержки на похороны и выплаты компенсации семьям погибших членов организации. Отчисляются средства и для «поддержки» тех, кто не смог избежать правосудия. Проще говоря — дань в «воровской общак», которая составляет около 10% от выручки. Остаток денег идет на заработную плату членам группировки или удерживается наркобароном в качестве чистой прибыли.
Специалисты уверены, что российская наркомафия уже вполне научилась грамотно отмывать деньги. Объем таких средств превышает $1 млрд. в год. Деньги отмываются с помощью «своих» ресторанов, игорных заведений и т.д. С середины 1990-х новым направлением стало приобретение на наркоденьги акций различных российских предприятий — от топливно-энергетического комплекса до телекоммуникационного бизнеса.
Замкнутый цикл

Как ни печально это звучит, значительная часть тех, кто в соответствии со своим статусом призван заниматься «антинаркотической» деятельностью, часто не заинтересованы в реальной борьбе с наркобизнесом.
Специалисты отмечают, что в России уже сформировалось мощное нарколобби, причем на самом высоком уровне. Лоббисты оказывают давление в том числе и на парламентариев как федерального, так и регионального уровня с целью не допустить изменений в законодательстве в сторону ужесточения борьбы с наркоманией. Как правило, эти лоббисты подбирают вполне имеющие право на жизнь аргументы, что запрет чего бы то ни было приводит фактически к расширению оборотов черного рынка.
Есть свои люди у наркомафии и в правоохранительных органах. По данным сотрудников служб внутренней безопасности МВД, существующие расценки на «крышевание» колеблются от $500 до нескольких десятков тысяч долларов в месяц (все зависит от положения объекта «инвестиций» в иерархической пирамиде). Известно также, что «отстежка» милиционеру за пойманного с поличным простого торговца составляет $1000 (мы ни в коем случае не хотим бросить тень на доблестных сотрудников нашей милиции и говорим лишь о единичных случаях).
Очевидно, для тех, кто «крышует» мелких торговцев и потребителей наркотиков или же обслуживает целую наркосеть, реальная борьба с наркобизнесом — удар по собственному карману.
В снижении уровня наркомании часто не заинтересованы даже работники коммерческих наркологических учреждений, чье благополучие также зависит от спроса на их услуги. Ведь лечение от наркозависимости является самой прибыльной отраслью медицины. Согласно данным Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом ежегодный оборот мирового рынка антинаркотических услуг приближается к $10 млрд.
Однако статистические данные и данные врачей наркологических диспансеров показывают, что — по крайней мере, в России — излечиваются (то есть воздерживаются от употребления наркотиков в течение более одного года) лишь 5—6% наркоманов. Могут ли широко рекламируемые по телевидению престижные наркологические клиники быть заинтересованы в уменьшении числа клиентов? Парадоксально, но, по мнению работников МВД, многие такие клиники находятся «под крышей» банд, торгующих наркотиками. Такое вот «безотходное производство».
Понятно, что при наличии подобных «союзников» и без того ограниченные возможности государства противостоять наркотической угрозе резко снижаются.
Впрочем, борьба с наркобизнесом — дело неблагодарное. К сожалению, примеров относительно эффективной борьбы с этой угрозой в государственном масштабе — всего несколько. Причем речь идет лишь о жестко тоталитарных государствах Ближнего Востока типа Саудовской Аравии или Ирана. Что касается нетоталитарных государств, где принудительное лечение наркоманов, равно как и публичные казни наркоторговцев, неприемлемы, то их успехи в борьбе с наркоманией крайне скромны.
Ситуация осложняется еще и тем, что сейчас наркобизнес тесно переплелся с мировым «террористическим интернационалом» во главе с исламистскими радикалами. Последние не скрывают, что рассматривают наркоторговлю как один из важных элементов мирового джихада: подсаживая на иглу «неверных», они рассчитывают уничтожить ненавистную им западную цивилизацию изнутри. Средства же, вырученные от продажи зелья, идут на финансирование террористических организаций. Такой вот замкнутый цикл.

Число наркоманов в мире (млн.)

Опиаты13,5
Кокаин14
Амфетамин29
Гашиш и марихуана144
Всего*180

* Цифры не складываются ввиду потребления разных видов наркотиков.

Производство опиума в Афганистане
В 2001 г. производство опиума в Афганистане сократилось на 94% в связи с запретом на его выращивание, введенным свергнутым правительством «Талибана» в 2000 г.

Провинция2000 год2001 год
Балх2669 га4 га
Бадахшан2458 га6342 га
Фарах1509 га0 га
Нангархар19 747 га218 га
Урузган4331 га1 га
Гильменд42 853 га0 га
Кандагар3427 га0 га

* Цифры не складываются ввиду потребления разных видов наркотиков.

Источник: United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention.

Основные поставщики наркотиков в Россию

КокаинКолумбия, Бразилия, Венесуэла, США, Боливия, Европа
АмфетаминыНидерланды, Латвия, Германия, Литва, Беларусь, Польша
Маковая соломаУкраина, Молдавия, Беларусь, Литва
Героин, опиумАфганистан, Пакистан, Узбекистан, Туркмения, Таджикистан, Киргизия
Гашиш, марихуанаКиргизия, Казахстан, Узбекистан, Китай, Афганистан
Медицинские препаратыАзербайджан, Китай, Индия, Корея, Турция

* Цифры не складываются ввиду потребления разных видов наркотиков.

Источник: United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention.

Способы сокрытия

В машинах34,1%
В продуктах5,7%
В багаже27,3%
На теле14,2%
В обуви7,1%
Внутриполостное11,6%

* Цифры не складываются ввиду потребления разных видов наркотиков.

Источник: United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention.

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА, ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK