Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Главная по молочникам"

Евгения Гурини, жена продюсера, режиссера и сценографа Бориса Краснова, в прошлом — любимая модель Вячеслава Зайцева и Валентина Юдашкина. Сегодня она занимается коллекционированием и не любит светских тусовок.
Галина Бурьянова: Многие завсегдатаи светских мероприятий и не подозревают, что у Бориса Краснова есть жена. Почему вы скрываетесь?

Евгения Гурини: Я не скрываюсь. Есть некоторые мероприятия, где я бываю. Просто с мужем уже как-то оговорено, что на всякого рода презентации, вечера, которые он делает, я не хожу. Это его работа. У него по несколько таких мероприятий в день. И залетает он туда буквально на десять-пятнадцать минут. Это не отдых, не развлечение, как для других. Я не могу подстраиваться под него и каждый вечер где-то бывать. У меня свои дела, дом, дети. К тому же, наверное, настолько этим «объелась» в свое время. Я работала моделью у Славы Зайцева, и у меня был такой же образ жизни, как сейчас у Бориса… Мы отдыхаем со своими друзьями и ходим к ним вдвоем.

Г.Б.: А как вы попали в модели?

Е.Г.: Со службы в «Скорой помощи». В юности я бредила медициной — хотела спасать людей. После медицинского училища проработала на «скорой» два года, а казалось — всю жизнь. Серьезная, психологически очень тяжелая работа. Я ушла, потому что поняла: еще полгода, и меня не хватит. В экспериментальный цех Всесоюзного дома моделей меня привела подружка. Здесь создавали свои коллекции самые известные модельеры страны и делалась одежда, как принято называть сейчас, «от кутюр». На отбор я благополучно опоздала, но за меня схватились — видимо, что-то во мне увидели. И жизнь пошла совсем в другом направлении. Я работала на показах и много — на примерках. На Западе такой контракт считается очень выгодным, когда модель берут работать на примерки в определенный Дом и там ее обшивают. Ее фигура является стандартом. Я была таким стандартом, и с меня одевали манекенщиц, представляющих коллекцию одежды. Там я познакомилась со Славой Зайцевым. У нас с ним до сих пор дружеские отношения.

Борис Краснов: Если зайти в кабинет Славы, на стенах только ее фотографии и висят. Обычно Зайцев выпускал ее в финале. У нее была индивидуальность на подиуме. И Юдашкин это тоже прекрасно понимал. Организовав свое дело, он предложил Жене работать с ним.

Е.Г.: Но до этого я успела побывать замужем. Тогда модно было выходить замуж за иностранцев. От замужества осталась моя итальянская фамилия. У Юдашкина я была режиссером, делала показы. А моделью работала, когда мы куда-то выезжали. Поначалу Валя устраивал театрализованные показы. Но на первом представлении его коллекции в Париже нам сказали — вот этого делать не надо! На подиумах там все четко и просто. Показали коллекцию от кутюр, где движение моделей строго расписано: по этой стороне идет одна, по той — другая. Затем начинают эту коллекцию производить и отшивать следующую. Все сделано так, чтобы быстрее получить прибыль. Пришлось перестраиваться и делать показы на том уровне, какой диктовал Запад.

Г.Б.: С Борисом вы познакомились на показе?

Е.Г.: Да. Его пригласил Юдашкин в Совинцентр (прежнее название Центра международной торговли. — «Профиль»). К этому времени Борис был известен в узких кругах. Он работал главным художником объединения «Ленком». Сделал конкурсы «Мисс Америка», «Мисс Советский Союз», «Жемчужина России». Тогда он подготовил и «Рождественские встречи» с Аллой Пугачевой, и другие, не менее яркие проекты в шоу-бизнесе…

Г.Б.: Так как же все произошло?

Е.Г.: В Совинцентре появился молодой деятельный человек. Сразу же поставил все на свои места, где и что должно быть. И первое, что мы сделали, познакомившись, — поругались. У нас случился конфликт, связанный с декорациями. Он хотел что-то изменить, а я настаивала на своем.

Борис Краснов: Но в первый раз я ее увидел на Красной Пресне, когда ехал на машине в Совинцентр. Женя переходила дорогу от метро. Мне понравилось, как она шла. Она была в балетных тапочках и голубых джинсах в обтяжку. У нее была такая потрясающая походка! Я вообще человек объективный, но ничего подобного на подиуме не видел никогда. Думаю, и Зайцев, и Юдашкин тоже отмечали ее походку. При росте 178 маленькая ножка — 36-го размера. Ее походка мне не давала покоя!

Е.Г.: Я тогда и предположить не могла, что мы окажемся вместе. У меня были серьезные отношения с другим человеком, четкие перспективы дальнейшей жизни с отъездом в другую страну. Словом, все было в порядке, как бы Борис ни иронизировал сейчас по этому поводу. Но он перебежал дорогу. Сама не понимаю: как оказалась с ним?! Вообще, это не мой типаж. Ни по характеру, ни по внешности. Со мной рядом всегда были совершенно другие мужчины.

Г.Б.: Получается, он вас отбил?

Е.Г.: Однозначно. Он особенный. Искрометный, с юмором. Таких мало. Люди же у нас в основном замороченные. А с ним общаться — одно удовольствие. Как он ухаживал! Мои портреты писались десятками, на последние деньги покупались огромные охапки цветов. Он мог два часа простоять под окнами…

Борис Краснов: Я не влюбчивый человек. В моей жизни не много было романов. И если уж я ухаживал, то серьезно.

Е.Г.: Моя подружка тогда искала себе жениха. «Не надо далеко ходить, — говорила я ей. — Вот Краснов, такой смешной, классный, встречайся с ним!» «Сама за него замуж выходи!» — отвечала она. И как-то я пошутила: «Ну да, как же, в него влюбиться надо, чтобы замуж выйти!» И вот, как видите… Борису нравится рассказывать эту историю. Говорят же: когда две противоположности притягивает, их невозможно оторвать друг от друга.

Г.Б.: А в чем вы противоположны?

Е.Г.: Во всем. У нас разный ритм жизни. Абсолютно разные вкусы. Например, он предпочитает кухню грузинскую, я — итальянскую. Мы сходимся только на японской. Он любит активный отдых, а мне интересней поваляться с книжкой на пляже. Мы различаемся в плане отношения к людям: я очень осмотрительно ко всем отношусь, а Борис — восторженный человек. У него всегда все в превосходной степени. Особенно это заметно по отношению к людям творческим. Борис любит всех и не раз на этом «подрывался». Когда он начинает вести с человеком совместные дела, то видит в нем только хорошее.

Г.Б.: Разве это плохо?

Е.Г.: Наверное, хорошо, если такое отношение — между друзьями. А если в бизнесе — плохо, что уже неоднократно подтверждалось.

Борис Краснов: У Жени все черное или белое. В общении с людьми, друзьями, знакомыми. Я даже иной раз опасаюсь ей рассказывать о каких-то ситуациях, нюансах, иначе для нее этот человек будет вычеркнут.

Г.Б.: Когда же Борис сделал вам предложение?

Е.Г.: Это случилось в Америке, куда я приехала рожать второго ребенка. Дарине уже исполнилось три года. А когда начали оформлять документы сыну (Дэниэл у нас гражданин США), официально зарегистрировали и свои отношения. У меня не было комплексов на этот счет. Отношения были настолько доверительными, что каждый ясно понимал, как все будет происходить в том случае, если мы вдруг расстанемся. После официальной регистрации брака в наших отношениях ровным счетом ничего не изменилось. Отметили это событие скромно: зашли по дороге домой в ресторанчик. Вот и вся свадьба.

Г.Б.: Вы продолжили карьеру в fashion-индустрии после возвращения из Америки?

Е.Г.: С карьерой модели и fashion-шоу я рассталась с рождением дочери. Идея изжила себя. Я даже на показы сейчас не хожу — мне неинтересно. Занимаюсь детьми, домом, общаюсь с друзьями. Есть увлечение: мне интересно все, что связано с антиквариатом.

Г.Б.: А работа мужа вам интересна?

Е.Г.: Я знаю все проекты Бориса, в курсе всех его событий. Все хорошее и весь негатив несется в дом. Конечно, что-то остается для меня за кадром, но по этому поводу я не переживаю. Очень довольна, что он ушел из шоу-бизнеса. Поколение поменялось. Раньше были звезды, сейчас кометы или туманности — это мое мнение. Интересно работать, если есть на что посмотреть. Для театров он продолжает что-то делать, но это, скорее, для души. Недавно у него был политически значимый проект в Польше. Сейчас занимается концертным комплексом «Форум-холл». Впереди конкурс Евровидение-2005, где Борис должен выступить как главный сценограф. Он вышел на другой качественный уровень.

Г.Б.: Бывает, что вы ему советуете?

Е.Г.: Мужчины вообще не любят прислушиваться к советам. Бориса очень раздражает фраза: «Ну я же тебе говорила, предупреждала». В последние несколько лет стараюсь ее не произносить. Хотя для меня, как человека трезвого, многие вещи сразу становятся понятными: что происходит и куда движется. Иногда у меня получается его притормозить.

Г.Б.: Расскажите о ваших детях — на кого они похожи?

Е.Г.: Дэниэл (ему уже почти 10 лет) — копия папы. Прекрасно рисует. У Дарины (в этом году ей исполнится 13) явные актерские способности. На сцене, в школьных спектаклях она отлично держится. Это определенно от Бориса. Хотя по взглядам, строю мысли дочь взяла больше от меня. Мы как бы поделили детей.

Г.Б.: Вы хотите, чтобы они выбрали творческие профессии?

Е.Г.: Мне все равно, кем они станут. Если они будут счастливы и здоровы и им будет на что жить — это уже моя победа над жизнью. Если вырастут талантливыми людьми, я буду гордиться.

Не станут — все равно они для меня лучшие. Это моя позиция. Дети должны сами избрать свой путь. Если бы Дэник с утра до вечера сидел с карандашом в руках, конечно же, отдали бы его в художественную школу. Пока этого у него нет. Не думаю, что Дарине стоит запускать учебу из-за ее увлечения театром, отнимающим массу времени. Пусть спокойно учатся. У них сложная программа, поскольку школа с углубленным изучением английского языка.

Г.Б.: У мужа находится время на детей?

Е.Г.: Борис занимается детьми, когда мы семьей выезжаем на отдых. Они вместе купаются, ходят на аттракционы, катаются на американских и на всех видах водных горок. Борис сам это очень любит. В его восприятии жизни все свежо, по-детски. В этом смысле они все трое одинаковы. Дети такие же тусовщики, как папа, и такие же восторженные, как он. На пляже Борис не лежит: играет в футбол, волейбол, кегли, на игральных автоматах, прыгает в мешке — все, что можно себе представить.

Г.Б.: Дизайном квартиры занимался, конечно же, Борис?

Борис Краснов: Делал все я. Но дома я не креативен. Здесь ничего не придумано, просто решено пространство. Будете смеяться, но когда я снова все буду делать, скорее всего, приглашу дизайнера. Выскажу свои пожелания, и пусть другой человек увидит меня в этом пространстве. У меня на все не хватает времени, к концу дня я совершенно выхолощен. Лучше я буду зарабатывать в других местах.

Г.Б.: А кто выбирает одежду?

Е.Г.: В этом вопросе мы не советуемся. Муж себе все покупает сам. И галстуки тоже. Галстуки — просто фетиш. Носить не переносить. Это превратилось в хобби, как и молочники.

Г.Б.: Борис, почему вы собираете молочники и почему именно белые?

Борис Краснов: Один валялся в моей мастерской в Киеве. Откуда взялся, не помню. Он был среди предметов, которые я привез в Москву. За ним появился другой, с вернисажа в Измайлово. Потом еще один, и снова белый. Самое главное — вовремя сообразили, что в коллекции должны быть не просто молочники, а именно белые. Последнее мое приобретение — замечательный экземпляр датского королевского фарфора. Эту жемчужину я увидел в Кракове. Молочников в доме уже более полутора тысяч. Места им не хватает. Многие — за дверцами шкафов. Мечтаю сделать кафе и выставить их там.

Г.Б.: Кто же их моет-то?

Е.Г.: Только я. Но у нас в доме не одна такая коллекция. Коллекция Swarovsky, плюшевых мишек Тэдди, белых ваз. Фарфоровые шкатулочки в виде мебели, которые собирает Дарина, тоже когда-то начинались с одного экземпляра. Я не люблю, когда в доме болтается одинокая вещь. И спрашиваю гостей: для чего вы это нам подарили? Для того чтобы мы начали это собирать?

Г.Б.: У вас в доме, без преувеличения, маленький зоопарк…

Е.Г.: Это все подарки. Кота Барбариса (это донской сфинкс) мужу на день рождения подарили три года назад. Кота Шерифа, такой же породы, я сама принесла в дом, купила. У нас еще есть две черепахи и собака, с длинным звучным именем Акоста Бари Алибас, по-домашнему Костя, — китайская хохлатая голая. А попугая Гошу мне подарил Борис.

Г.Б.: Вы так любите попугаев?

Е.Г.: Я имела неосторожность как-то в разговоре обронить, что хочу попугая какаду. А Борис взял на заметку. Так у нас появился Гоша. На подарки муж очень легкий и дарит их с удовольствием. Обожает делать сюрпризы. Сценарий всегда один. И выглядит примерно так. «Вот это я хочу купить», — говорю я. «Нет-нет,— возражает Боря, — ничего не получится». И приводит массу причин почему. А сам потихонечку пойдет и купит. Дома опять продолжает тему: «Я хорошо подумал и решил — мы покупать это не будем!» Раз двадцать об этом скажет, и я уже понимаю — подарок куплен. «Нет так нет», — подыгрываю я. И вот наступает момент, когда Борис с торжествующим видом преподносит свой сюрприз. На 80% он мне известен. Хотя до последней минуты уверенности нет.

Г.Б.: На чем держится ваш брак?

Е.Г.: Каждый из нас нашел свою нишу в совместной жизни. Думаю, этим все объясняется.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK