Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Главные роли исполняют"

В российской банковской системе различия между банкиром и чиновником продолжают стираться.   Перед российскими банкирами больше не стоит вопрос «В чем сила, брат?». Ответ на него стал очевиден еще в кризисном 2009-м. Могущество финансовых институтов и их возможности на рынке теперь определяет исключительно близость к государству. Причем за этим кроется не только госучастие в капитале, но и дружба с первыми лицами государства. Вот и наш нынешний перечень самых важных персон в мире финансов как нельзя лучше отражает указанную тенденцию, только укрепившуюся за последний год.
   Напомним, что данный рейтинг не только описывает ситуацию, сложившуюся в IV квартале, но позволяет судить и об итогах 2010 года в целом. Первые три строчки списка «самых-самых» вновь заняли глава Сбербанка Герман Греф, председатель Внешэкономбанка (ВЭБ) Владимир Дмитриев и президент ВТБ Андрей Костин. Сегодня эти структуры остались чуть ли не единственными игроками на рынке кредитования — во-первых, из-за ресурсных возможностей, а во-вторых, в силу административного давления. Вот и находится вся российская экономика во власти кредитных комитетов трех этих мегаинститутов. А их главы носят на своих головах лавровые венки властителей мира финансов.
   Впрочем, широкие возможности финансовых воротил не ограничиваются лишь раздачей кредитов. Не чужды им и амбиции завоевателей. Сбербанк намекнул на возможность приобретения половины австрийского Volks-banka, имеющего подразделения в девяти странах Восточной Европы. Такая сделка была бы выгодна Герману Грефу: ведь в этом случае он станет главой банка международного масштаба. Озвучивались планы и по покупке компании «Тройка Диалог». Но ни одного финансового актива Сбербанком в 2010 году так и не было приобретено, хотя возможностей для экспансии у него хоть отбавляй (Герман Оскарович даже пообещал потратить на скупку «интересных» банков десятки миллиардов рублей). Возможно, 2011-й для могущественного, но осторожного экс-министра окажется более урожайным.
   Тем временем глава второго крупнейшего российского банка Андрей Костин приобрел почти половину громадного Транскредитбанка (бывший опорный банк РЖД) и посягнул на Банк Москвы. ВТБ даже начали обвинять в государственном рейдерстве, уж слишком настойчиво тот делал предложения. На рынке тем временем появились слухи и о покупке розничного банка «Хоум кредит энд финанс», однако в декабре Андрей Костин опроверг их, добавив, что «у ВТБ нет цели догнать Сбербанк». За что и получил лишь третье место в рейтинге «Профиля».
   Взявший «серебро» глава ВЭБа Владимир Дмитриев тоже может гордиться славными покупками. Наибольшую активность госкорпорация проявляла в соседней Украине — ее инвестиции в украинские активы в 2010-м составили более $2 млрд. Однако провалом года можно назвать так и не заработавший проект Почта-банка. Впрочем, сам Дмитриев продолжает пиарить будущего монстра российского банкинга, организуя все новые и новые тендеры среди его участников. «Конфигурация сделки Почты России, Связь-банка и стратегического партнера меняется, проект похоронен не будет», — оптимистично заявил глава ВЭБа в конце прошлого года.
   Сразу за тройкой госбанкиров в списке влиятельных финансистов идут президент «ВТБ 24» (розничной дочки ВТБ) Михаил Задорнов (4-е место) и глава Альфа-банка Петр Авен (5-е место). Правда, некоторое волнение вызвало недавнее интервью последнего западной прессе, в нем банкир заявил, что экономический климат в России значительно ухудшается: «И это происходит потому, что нет конкуренции, господствует коррупция и не создана соответствующая правовая система». Тем не менее на позиции банкира в рейтинге его откровенность никак не сказалась. Пока.
   Главы банковских ассоциаций — президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков и глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян — заняли в рейтинге 6-е и 7-е места соответственно. Эти два главных банковских лоббиста достаточно активно сотрудничают с финансовыми регуляторами и госструктурами, а потому и удерживают высокие позиции в списке могущественных персон. Анатолию Аксакову даже удалось подняться с 9-го места, которое он занимал тремя месяцами ранее. Кстати, бла-годаря стараниям именно этого депутата Госдумы норма, по которой материнский капитал можно использовать на погашение ипотечных кредитов, стала постоянной. Восьмую строчку в рейтинге занял предправления Газпромбанка Андрей Акимов, этот банкир остается по сей день не только влиятельной, но и загадочной персоной российского банкинга — удовольствия общаться с ним лично удостаивались немногие, а большинство сотрудников банка даже не знают в лицо своего шефа.
   На 9-м месте расположился предправления активно работающего с госпредприятиями ЮниКредит Банка Михаил Алексеев, на 10-м — президент крупнейшей российской биржи ММВБ Рубен Аганбегян, в III квартале 2010 года он сменил на этом посту Константина Корищенко. Незначительно изменили свои позиции в рейтинге главы других частных институтов — предправления Росбанка Владимир Голубков (14-е место), предправления Райффайзенбанка Павел Гурин (15-е место) и владелец «Русского стандарта» Рустам Тарико (17-е место). Другой дебютант прошлого рейтинга «Профиля» — предправления МДМ-Банка Сергей Тимофеев находится лишь на 20-м месте, хотя еще в III квартале занимал 18-ю строчку. Возможно, на оценку экспертов повлияли неудовлетворительные итоги слияния МДМ-Банка с УРСА-банком.
   Нельзя назвать революционными перестановки в рейтинге влиятельности российских чиновников. Как и в III квартале 2010 года, первую позицию занимает министр финансов Алексей Кудрин. Его, кстати, называют куратором ВТБ. Именно благодаря такому покровителю Андрей Костин, если верить закулисным разговорам, обязан своей непотопляемостью.
   Глава Центробанка Сергей Игнатьев, как и в предыдущем рейтинге, снова на втором месте сразу после всесильного Алексея Кудрина. И хотя свой первоначальный прогноз о приросте кредитования до 20% в 2010 году Сергей Игнатьев и отложил на 2011-й, все-таки обещанной стабилизации в банковском секторе он добился. Массовая санация кредитным организациям больше не грозит, а уровень просрочки несколько снизился.
   Третье место, поднявшись на ступеньку выше, занял заместитель Игнатьева Геннадий Меликьян. Другие замы главы банковского регулятора расположились на самых разных строчках рейтинга: Георгий Лунтовский занял 5-ю позицию, Алексей Улюкаев — 7-ю, Виктор Мельников — 8-ю.
   Четвертое место теперь занимает министр экономического развития Эльвира Набиуллина, которая не смогла удержать «бронзу». Несмотря на все ее протесты, Алексей Кудрин добился повышения с нового года взносов в Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования. Также были увеличены акцизы на алкоголь, табак, бензин. Эльвира Набиуллина не раз указывала, что это тупиковый вариант, который негативно скажется на темпах роста российской экономики. «После увеличения налогов мы получим снижение экономического роста или его неувеличение», — заявляла министр, но спор проиграла.
   А вот глава Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов прибавил в баллах и перешел с 7-го на 6-е место. Представители ЦБ пообещали оставить за агентством полномочия санатора на постоянной основе (по закону, их срок истекает в конце 2011 года). Кроме того, АСВ, похоже, присматривает для себя и новые сферы деятельности. Например, контроль над финансовыми пирамидами. Каким образом АСВ собирается окучивать эти структуры, непонятно, но активность госкорпорации не может не вызывать уважения.
   Потерял позиции в рейтинге глава ФСФР Владимир Миловидов, ранее занимавший 5-ю строчку — он сумел убедить экспертов в обширности своих полномочий, лишив лицензии Центральный московский депозитарий, но по результатам IV квартала 2010 года занял лишь 9-ю позицию. Вероятно, причиной тому стали планы Минфина перетянуть на себя существенную часть функций по регулированию финансовых рынков.
   Замыкает нынешний рейтинг, как и тремя месяцами ранее, руководитель Федеральной службы по потребительскому надзору и главный санитарный врач страны в одном лице. Пока что Геннадий Онищенко более заметен в борьбе с импортом товаров из «провинившихся» стран, нежели на поприще наведения порядка на финансовых рынках, потому и влиятельность его в финансовом мире остается незаметной. Но известное дело — когда идут политические бои, не до защиты потребительских прав. Хотя разобраться с Сергеем Мавроди и его пирамидой Онищенко все же пообещал.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK