Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Головная боль «ЛУКойла»"

Есть перспективный проект. Но — в Ираке.»ЛУКойл» — крупнейшая в России нефтяная компания, самая диверсифицированная в глобальном масштабе. А глобальную стратегию для нее разрабатывает ее первый и единственный глава, уроженец Баку Вагит Алекперов. Одну стену его московского кабинета занимает двухметровая карта мира. Алекперов продолжает вести компанию курсом диверсификации, и «ЛУКойл» протягивает свои щупальца по всему миру, владея месторождениями в Казахстане, Азербайджане и Египте. Даже АЗС Getty в США принадлежат «ЛУКойлу». Однако один из самых крупных проектов компании — в Ираке. В 1997 году Алекперов подписал с Саддамом Хусейном (Saddam Hussein) договор на 23 года и $20 млрд. о добыче 5 млрд. баррелей нефти на месторождении Западная Курна. Но компания не может начать освоение этого месторождения, благодаря которому нефтяные резервы «ЛУКойла» возрастут боле чем на 25%, пока действуют санкции ООН.
Сейчас возникает вопрос: как скажется на иракском проекте Алекперова война? Ему может угрожать смена режима в результате военной акции США. Новые власти вполне могут передать права на разработку месторождения более крупным и богатым западным корпорациям. Уже сейчас одна из группировок иракской оппозиции заявляет, что новое правительство пересмотрит все контракты, подписанные Саддамом. «Он подписывал их от собственного имени, а не от имени Ирака. Они будут пересмотрены, и по ним будут проведены новые переговоры», — говорит Фейзал Караголи (Faisal Qaragholi) из группировки Iraqi National Congress, пользующейся поддержкой в конгрессе и Пентагоне.
Однако возможен и более благоприятный сценарий. Российские нефтяные короли говорят президенту Владимиру Путину, что им нужны от США гарантии сохранения контрактов с Ираком. Если Вашингтон пойдет на такую сделку в обмен на поддержку Путиным американской военной акции и сохранит за «ЛУКойлом» иракские месторождения, то Алекперов окажется среди тех, кто получит от войны немедленную и непосредственную выгоду. «Разработка Западной Курны [резко] увеличит прибыли «ЛУКойла», — считает аналитик из лондонского Royal Institute of International Affairs Джонатан Стерн (Jonathan Stern).
Что же делать нефтяному королю в ожидании ветра войны? Алекперов продолжает обхаживать Запад. Это способ завязать деловые контакты и установить хорошие отношения с американскими политиками, которые могут благосклонно отнестись к проектам российской компании в Ираке. Посему 2 октября на российско-американском энергетическом саммите в Хьюстоне глава «ЛУКойла» предложил построить нефтепровод ($1,5 млрд.) до северного порта Мурманск. Оттуда российская нефть могла бы поступать непосредственно в США на танкерах. «Это вдвое короче, чем из Персидского залива», — подчеркивает он. Кроме того, Алекперов ищет иностранных партнеров для совместного освоения Курны.
Между тем, надеясь на то, что Россия заблокирует американский план в ООН, правительство Саддама Хусейна пытается привлечь Путина перспективами договора об экономическом сотрудничестве ($40 млрд.), который очевидно выгоден «ЛУКойлу». Но российские нефтяные компании, включая и «ЛУКойл», рекомендуют Путину не ссориться с Западом.
Возможно, это мудрый совет. Когда Путин заявил о своей поддержке США после событий 11 сентября, акции «ЛУКойла» выросли на 71%. Но и тут «ЛУКойл» и прочих крупных российских нефтедобытчиков поджидает опасность. Когда иракская нефть хлынет на рынок в полном объеме, свежеобретенная значимость России на нефтяном рынке снизится. Иракское руководство заявляет, что добычу нефти можно поднять с нынешних 2 млн. баррелей в день до 6 млн. Россия добывает 7,8 млн. баррелей в день, но экспортирует только 3,5 млн. из-за перегруженности нефтепроводов. Для введения в строй новых трубопроводов нужно еще три года. К тому же, по оценкам International Energy Agency, добыча и экспорт одного барреля обходится «ЛУКойлу» в $9, а Ираку — в $2—3. «Дополнительные 4 млн. баррелей в день из Ирака обещают стать серьезной проблемой. Это очень много нефти», — говорит Майкл Уиттнер (Michael Wittner), главный аналитик агентства по нефтедобыче.
Алекперов и прочие нефтяные магнаты надеются привлечь западные миллиарды под российские проекты до того, как у Ирака появится возможность выбить почву из-под ног у России. «Спрос на российскую нефть будет всегда», — считает Алекперов. Но какой спрос? До появления в Багдаде нового правителя точного ответа не даст никто.

Кэтрин Белтон (Catherine Belton) в Москве. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK