Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Гонка за стульями"

Впервые за несколько лет на рынке офисной мебели наблюдается спад продаж. Особенно в эконом-классе — «кормильце» российских производителей. Для них это означает начало жесткой борьбы за выживание.Китайская угроза
   Темпы роста рынка офисной мебели в 2006 году будут уже не такими впечатляющими, как в предыдущие годы. Для сравнения приведем несколько цифр: в 2004 году объем рынка составил $485 млн. и увеличился по отношению к 2003 году на 12,8%. По предварительным прогнозам, объем рынка в 2005 году составил $550 млн. Соответственно, прирост оказался ниже — 11,8%. По мнению аналитиков Prado group, в наступившем году тенденция сохранится — по прогнозам, расчетная емкость рынка в 2006-м составит $600 млн., а его прирост — не более 8%.

   При этом за все время, пока рынок рос бешеными темпами, российским «офисникам» так и не удалось внушить потребителям, что отечественная мебель лучше. Консервативная российская аудитория по-прежнему считает, что более качествен импортный товар. Большинство потребителей отдают ему предпочтение и при прочих равных даже готовы переплатить.

   На мировом рынке и подавно не существует бренда под условным названием «российская офисная мебель». Что и понятно — отечественная мебельная отрасль пока очень молода. Современные цеха, где могут делать конкурентоспособные кабинеты, которые бы не смотрелись сиротливо на международных выставках, начали появляться лишь 5—7 лет назад. На тех же выставках наших «офисников» уже замечали и даже награждали, однако дальше выставочных павильонов российская мебель особо не продвинулась.

   Это обстоятельство может сыграть злую шутку с российскими производителями. Вступление нашей страны в ВТО неминуемо повлечет за собой изменения в расстановке сил на мебельном рынке. В частности, ожидается широкомасштабная экспансия крупных иностранных игроков и увеличение импорта дешевой мебели, особенно из Китая. Другие источники азиатской угрозы — Корея, Сингапур, Малайзия. Не менее сильны аппетиты производителей офисной мебели из стран СНГ — Белоруссии и Украины. В таких условиях, вполне вероятно, ослабеет позиция некоторых отечественных производителей.

   Темпы роста объема импортной продукции между тем уже растут (даже до начала китайского нашествия). В 2004-м импорт увеличился по отношению к 2003 году на 17,3% (с $71,2 млн. до $83,5 млн.), тогда как с 2002-го по 2003-й — всего на 8,4%. Лидером по объему поставок в РФ на протяжении 2002—2005 годов является Украина. В первом полугодии 2005-го объем ее поставок составил $6,8 млн. Далее следуют Литва, Италия и Австрия (по $4 млн. на каждую), Польша ($3 млн.). Объем китайских поставок составил за этот период $2,5 млн. Для сравнения: за целый 2002 год китайцы поставили на российский рынок своей мебели всего на $1,3 млн. Похоже, экспансия из Поднебесной уже началась.

   Объем экспорта офисной мебели также увеличивается, открывая перед российскими «офисниками» рынки сбыта. Правда, в основном наша мебель пользуется популярностью в Казахстане. Объем поставок в эту страну в 2004 году возрос до $6 млн. (с ежегодных $3 млн. в период с 2002 по 2003-й).

Рецепты выживания
   В ситуации жесткой конкурентной борьбы особенно трудно придется мелким и средним компаниям, ориентированным на выпуск мебели эконом-класса и не способным спорить по качеству продукции с более крупными игроками. В сложном положении окажутся и предприятия, которые заранее не озаботились раскруткой собственных брендов. В условиях, когда предложение превышает спрос (а такая тенденция уже имеет место), слабо узнаваемый бренд не может гарантировать лояльность покупателей.

   Однако не все так плохо, вернее, не у всех. По мнению экспертов, крупные российские игроки способны не только противостоять конкурентам, но и извлекать преимущества из работы в новых экономических условиях. Илья Кондратьев, генеральный директор компании «Феликс»: «Опыт ведущих российских производителей показывает, что наибольшую конкурентоспособность демонстрируют вертикально интегрированные компании, которые обладают современным производством, позволяющим выпускать продукцию с оптимальным соотношением цены и качества. Кроме того, компания должна иметь широко развитую торговую сеть, причем желательно по всей России».

   Среди таких компаний большинство московских — «Феликс», «Юнитекс», «Камбио», «СОЛО», «ДОК-17», на долю которых приходится более 70% столичного рынка офисной мебели и до 40% общероссийского. Однако эксперты отмечают, что если лидерство указанных компаний на европейской части РФ не подлежит сомнению, то в отношении Сибири и Урала об этом говорить рано. Причиной тому является достаточно активная деятельность азиатских производителей и местных фирм, влиятельных в своих регионах.

   Эксперты отмечают также, что сегодня цена офисной мебели на российском рынке перестает быть основным конкурентным преимуществом. Для отечественных производителей вопросы, связанные с качеством и репутацией, выходят на первый план. Например, в компании «Феликс», помимо внутреннего контроля, мебель отправляют для испытаний на стенды Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии. Чего только там с образцами не делают — кидают, давят, тянут… Например, в протоколе испытания кофейного стола серии «Лидер» указано, что на него роняли груз в 25 кг, 30 раз ставили груз в 100 кг, а ролики тумбы серии «Классика» прокатили 5000 раз по коридорам.

   Следующий важный момент — соответствие мебели международным экологическим стандартам. У нас, как и во всем мире, основным материалом для ее производства являются различные виды древесных плит. Из ДСП изготовляется более 70% всей мебели. По выделению формальдегида ГОСТ разделяет ДСП на классы Е0, Е1, Е2. Ведущие российские компании («ДОК-17», «Юнитекс», «Феликс», «Камбио» и др.) используют плиты класса Е1, безопасные и экологичные, рекомендованные, в частности, для детской мебели.

   Другой распространенный в мебельном производстве плитный материал — МДФ, при изготовлении которого не используются дополнительные связующие — смолы и клеи, что делает его стопроцентно экологичным материалом. Примечательно, что в общем объеме продукции отечественных фабрик доля мебели из МДФ постоянно увеличивается, и это связано с возрастающим спросом на более качественную, дорогую мебель.

   С повышением качества растут и гарантийные сроки. Трехгодичную гарантию дают сегодня практически все крупные компании. А некоторые даже больше. «Юнитекс», к примеру, — 5 лет, а «Феликс» — 7 лет.

   В преддверии вступления в ВТО российским компаниям важно совершенствовать сферу услуг. Сегодня крупные мебельные фирмы в состоянии не только предложить традиционный сервисный набор (дизайн-проект, сборка, доставка), но и удовлетворить практически любой каприз заказчика. В некоторых компаниях по желанию покупателя доставка может быть осуществлена в день покупки, а сборка мебели производится в любое удобное для клиента время, даже ночью или в выходной день.

   Клиент также может рассчитывать на эксклюзивные услуги типа реставрации и восстановления мебели, поврежденной в процессе эксплуатации, дозаказ мебели из снятых с производства коллекций и т.п. Яна Шамбер, заместитель генерального директора по маркетингу и продажам компании «Камбио»: «Комплексный подход в обустройстве офисов становится доминирующим. Нас, мебельщиков, часто нанимают как основных подрядчиков. Клиент кладет ключи на стол, а все остальное — наша забота. Мы комплектуем офис не только мебелью, но и ковролином, жалюзи, сейфами, перегородками и прочим».

Расставить сети
   Наличие собственной розничной сети — необходимая опция в условиях насыщенного рынка. Фирменные салоны становятся средством коммуникации между производителем, брендом и потребителем. Ежедневное прямое общение с покупателями помогает мебельщикам контролировать покупательский спрос и вовремя реагировать на его изменение.

   Кроме того, салоны внушают клиентам лояльность к торговой марке и способствуют укреплению бренда. Наладилась ситуация и в регионах. Если лет 10 назад провинциальные мебельные салоны явно отставали по ассортименту, предлагая покупателям в основном мебель эконом-класса, то сегодня головной офис той или иной столичной компании жестко контролирует региональные филиалы. В результате подобной политики работа салонов, в том числе и франчайзинговых, в Москве и регионах строится в соответствии с едиными стандартами.

   Следующий плюс наличия собственной розницы — возможность для компании максимально полно реализовать свои конкурентные преимущества в сфере услуг. Алексей Вышкварко, коммерческий директор группы компаний «Юнитекс»: «Мы не расцениваем свою сеть фирменных салонов и центров офисной мебели как сеть продаж. Для нас это — сеть обслуживания, поскольку свою задачу мы видим в том, чтобы помочь заказчику сделать его бизнес успешным». По данным компании «Юнитекс», 90% покупателей становятся постоянными клиентами во многом благодаря салонному обслуживанию.

   Накануне вступления в ВТО россияне имеют явное численное преимущество по торговым точкам. Так, сегодня у компании «Феликс» 16 фирменных салонов в Москве и Санкт-Петербурге, а также 30 магазинов, работающих по схеме франчайзинга, в регионах. У «Юнитекса» 4 салона и 3 мебельных центра в столице, а в регионах 5 франчайзинговых салонов. В рамках проекта «Офисная мебель» компании KRAFT в Москве работают 6 салонов и 2 проектно-дизайнерские студии. Есть свои салоны в Москве и регионах у компаний «СОЛО», «Камбио», «Фронда», «Шатура», «ДОК-17».

   Участники рынка считают маловероятным, что иностранные компании начнут вкладывать деньги в развитие собственных розничных сетей в России. Уж слишком дорогостоящее это дело. Ведь помимо затрат на открытие салона, которые при средней площади заведения 400 кв. м составляют $200 тыс., нужны средства на раскрутку бренда (суммы исчисляются сотнями тысяч долларов) и на рекламу (десятки тысяч долларов). Скорее всего, иностранные компании будут использовать формат мультибрендовых торговых центров, который в деле продаж офисной мебели показал себя менее эффективным.

   Таким образом, у крупных российских производителей есть все шансы не только выстоять в новых условиях, но и использовать открывающиеся возможности. В частности, рынок может стать более предсказуемым за счет исчезновения мелких и средних игроков (или их интеграции с крупными производителями).

   Что касается потребителя офисной мебели, то ему после вступления России в ВТО ни с кем бороться не придется. Александр Нестерович, коммерческий директор компании «ДОК-17»: «Будут отпущены рычаги здоровой конкуренции, и перед российскими производителями встанет вопрос снижения себестоимости и доведения продукции и обслуживания до уровня, соответствующего требованиям ВТО. Когда цену диктует только рынок, достигнуть прибыльности и эффективности производства можно лишь снижая себестоимость».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK