Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Горе луковое"

Три месяца назад президент Белоруссии Александр Лукашенко наконец-то провозгласил начало масштабной приватизации в своей стране. В предвкушении счастья в Минск потянулись желающие поучаствовать в разделе собственности россияне. В течение трех апрельских дней Лукашенко встретился с десятком российских олигархов. Они уехали обнадеженными. Правительство Белоруссии обещало, что приватизационные конкурсы могут начаться уже в июле. На прошлой неделе обозреватель»Профиля» Екатерина Дранкина посетила западного соседа, чтобы выяснить, как идут дела.Приватизацию? Дудутки!

«Да, с бизнесом у нас проблемы. Вот вы говорите «приватизация». А у нас знаете как? Батька скажет: я принял революционное решение — и закрыли предприятие. В один день. У меня с зятем такая была история. Бизнесменом хотел побыть — теперь вот не хочет. А кому это нужно, чтобы деньги выбрасывать? Вот из ваших, российских, нужно такое кому?!» Таксист кипятился, вихляя по песчаной дорожке, и я уже не рада была, что начала разговор. Тем более что ехала я как раз в частное предприятие, как мне говорили, успешно работающее.
Помимо того, точно знала, что «такое» нужно очень многим нашим. Нефтяникам, например. «ЛУКойл», «ТНК», «Славнефть» и «Сургутнефтегаз» спят и видят себя собственниками двух белорусских НПЗ (Мазырского и Новополоцкого). «Амтел» хочет купить «Белшину». «Итера» — «Азот». Дерипаска на МАЗ покушался. А питерская «Балтика» так спешила овладеть местным пивпроизводителем «Кринницей», что, не дожидаясь начала приватизации, инвестировала в нее $10 млн. Деньги были с благодарностью приняты, вдобавок попросили построить в Минске Ледовый дворец, однако вопрос приватизации «Кринницы» как-то заглох, и теперь бедный Таймураз Боллоев мучается подозрением, что уже не увидит ни денег, ни предприятия. «С весны шлем письма белорусскому президенту. Ждем ответа», — с плохо скрываемой яростью сказали мне в его пресс-службе
— Дудутки! — прервал размышления нервный таксист и, выгрузив меня на пыльной улице, рванул по направлению к Минску.
«Дудутки» — это что-то среднее между домом отдыха и музеем. Как анонсируют его в путеводителях — первый и единственный частный музей в Белоруссии. Музей «специализируется» на народных промыслах. Характером это частное предприятие чем-то напоминают предприятие ильф-и-петровского Адама Козлевича — незадачливую «Антилопу Гну». Ведь музей — романтический островок частного предпринимательства в море госсобственности. Радость, даримая им гражданам, носит оттенки стыдливости и ухарства.
Создал музей бывший минский журналист, впоследствии писатель и бизнесмен Евгений Будинас. В 1991 году Будинас купил домик в деревне. Домик оброс пристройками и натуральным хозяйством, Будинас разбогател. Провел в свое поместье ЛЭП, установил телефон. Для колорита привез с юга Белоруссии ветряную мельницу. А после по совету одного знакомого историка решил заняться просветительской деятельностью — создать музей народных промыслов.
Стандартная экскурсия в Дудутки включает в себя ознакомление с промыслами, самостоятельное изготовление экскурсантами памятной подковы или глиняного горшка, катание на лошадях и обед. Перед обедом — дегустация самогона (у Дудуток единственная в Белоруссии лицензия на самогоноварение), песни и пляски с самодеятельностью. За отдельные деньги — баня и ночевка на сеновале.
Средняя стоимость экскурсии — $19 с человека.
Дудутки любят известные люди. Сюда приезжают дипломаты, актеры, знаменитости. Широко гуляют, хорошо платят. Дудутки разрастаются. В одном из интервью Будинас говорил, что любовь знаменитостей — главная причина, по которой музей еще не закрыли
Музей действительно не закрыли. Только вот определение «частный», как мне рассказали сотрудники музея, тянется за ним по привычке. Выяснилось, что в прошлом году Дудутки переданы в собственность одному из госбанков. Будинасу пришлось уехать. Сейчас он живет на исторической родине, в Вильнюсе. Пишет книги, в персонажах которых угадываются деятели белорусской политики, дает местной прессе горькие интервью.
О моськах и слонах

По официальной статистике, государственный сектор белорусской экономики составляет более 80%. По белорусским стандартам отчетности, прошлый год с убытками закончили 47% госпредприятий. Среди них — гродненский «Азот», Могилевский НПЗ, «Полимир». «Представляю, что предприятия показали бы по международной отчетности, — съехидничал один из наших собеседников. — Наверное, убыточными оказалось бы не меньше 80% из них». Тем не менее отношение граждан к грядущей приватизации все еще сложное.
«Слон съест моську!» — пророчит из Франкфурта-на-Майне опальный прозаик Василь Быков, имея в виду грядущие отношения между Россией и Белоруссией. Не совсем корректный с зоологической точки зрения, но мощный посыл. У меня сложилось впечатление, что правительство Белоруссии, изгнавшее ветерана-фронтовика, во многом его точку зрения разделяет.
«Белорусские предприятия работают хорошо. На рынке приличная конъюнктура, нефтехимический комплекс загружен. Так зачем приватизация? — Начальник департамента по управлению госимуществом Белоруссии Олег Мельников явно ждал от меня адекватного ответа. Не услышав его, Олег Васильевич сник. — Нет, конечно, приватизировать будем. И бюджет нагрузки не выдерживает уже, и поручение президента опять же. Что ж, мы готовы продавать».
Впрочем, готовность эта как-то не очень явно ощущается.
По словам Олега Мельникова, в настоящее время заканчивается акционирование первых четырех предприятий, подлежащих приватизации: «Азот», «Нафтан», «Полимир», «Белшина». В конце сентября (изначально планировалось, что это произойдет в июле) должны быть проведены приватизационные конкурсы. Тем не менее еще не определены пути оценки этих предприятий (с помощью привлечения независимых оценщиков или по единой формуле, устанавливаемой Минэкономики). Да и способ приватизации тоже находится в процессе определения.
Во время апрельских встреч Лукашенко предложил российским инвесторам «заманчивый» вариант — покупать интересующие их предприятия пакетами по 10—15%. Предложение восторга не встретило. Глава «ЛУКойла» Вагит Алекперов, например, вынес встречное предложение: можно купить и 10%, однако контрольный пакет должен быть заложен в устраивающем обе стороны банке, чтобы после завершения инвестором определенных обязательств он мог бы гарантированно получить контроль над собственностью. В подкрепление своих слов Алекперов обещал при нахождении консенсуса инвестировать в Белоруссию $1 млрд. долларов.
По словам Олега Мельникова, предложенный Алекперовым вариант в правительстве не рассматривается. «Нормальный инвестор не должен бороться за контрольный пакет, — утверждает Мельников. — У нормального инвестора одинаковые с государством цели: чтобы предприятие работало хорошо. А в этом случае инвестору владеть контрольным пакетом не обязательно».
Задумка в департаменте госимущества такая. Инвесторы будут выкупать неконтрольные пакеты акций (до 50%). После они станут вкладывать деньги согласно инвестпрограммам, которые сейчас на предприятиях составляются. По итогам будет проведена дополнительная эмиссия акций, которая, возможно, и достанется инвестору. «Таким образом, — подытожил Мельников, — на первом этапе приватизации контроля у инвесторов, конечно, не будет. Мы должны понять, что это за инвесторы и как они будут себя вести. А на втором этапе будет контроль. Возможно».
На самом деле и этот малопригодный для российских компаний вариант, похоже, будет реализовываться не скоро. Чиновники из Минэкономики Белоруссии жалуются, что многие документы, требующие визы президента, надолго застревают в его администрации. А теперь они будут застревать на еще больший срок, т.к. Леонида Козика, замглавы президентской администрации, курировавшего вопросы приватизации, аккурат в день моего приезда в Минск перебросили с приватизации на профсоюзное движение. Козик возглавил Федерацию профсоюзов Белоруссии, а кто будет в администрации заниматься приватизацией, пока неизвестно.
Жара

Увиденное и услышанное вечером я устало пересказывала в офисе «ЛУКойл—Белоруссия». Помощник генерального директора «ЛУКойл—Белоруссия» Владимир Кабанов чему-либо удивляться отказался. «Может, для вас там, в Москве, это экзотика. А у нас тут сплошные «дудутки». «ЛУКойл» третий раз пытается купить «Нафтан». Миллиард инвестиций обещал. Но и в третий раз ничего не получается. Обычное дело».
Нужно сказать, российский бизнес действительно прорывается на братскую землю с большим трудом. Пока что реального успеха добилась на этом поприще, пожалуй, только МТС. Компания участвовала в конкурсе на право стать вторым (после государственной Velcom) оператором GSM в Белоруссии. Не дожидаясь официального объявления итогов, Лукашенко объявил победителя: совместное предприятие МТС (49%) и белорусская Междугородная связь (51%). Говорят, после личного звонка московского мэра Юрия Лужкова. По прошествии полугода нервического ожидания СП получило лицензию и месяц назад начало работать.
Прочие примеры проникновения в Белоруссию российского бизнеса носят какой-то партизанский характер и в основном зиждятся на личных договоренностях менеджеров. Бывает, что попытки россиян, ведущих в Белоруссии бизнес, договориться о покупке активов приводят к скандалам: так было с подконтрольным Олегу Дерипаске «Руспромавто». Компания захотела купить МАЗ, однако, обидевшись на «смешную» сумму, предложенную за завод ($50 млн.), белорусские власти вопрос приватизации МАЗа закрыли.
«Все равно этому скоро придет конец, — уже в Москве мрачно предсказывал мне бывший высокопоставленный белорусский чиновник. — Рано или поздно нефтяники не выдержат издевательства и договорятся о бойкоте НПЗ. Всего четыре компании поставляют нефть — разве им трудно договориться? Так было в Литве: завод простоял около двухсот дней, потом договорились. И в Одессе так было. Будет и у нас».
Трудно сказать, будет так или не будет. Во-первых, белорусские власти российских нефтяников сталкивают лбами: помимо четырех основных поставщиков с заводами работает еще сотня посредников. К тому же больше всего нефти поставляет «Сургутнефтегаз» — компания удивительно мирная, так что, может быть, до бойкота дело и не дойдет.
И вообще, в Минске жара, действовать не хочется. А если до конца честно — то не особо и нужно. Тема продажи россиянам белорусских богатств будируется лишь тогда, когда Александру Григорьевичу от Москвы что-то нужно. Поддержка на выборах. Или же хорошие слова об интеграции. Выборы прошли. А слова об интеграции сказаны обидные. Какая ж тут приватизация?

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK