Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Горе луковое"

В последнее время отношения между Москвой и Минском дали серьезные трещины. Выйдя из международной изоляции, Белоруссия по примеру своих соседей начала играть на противоречиях России и Запада, в Москве это восприняли в штыки. Чем закончатся «игры Батьки» и как поступать России? Битва с отморозками
  
  Скандал начался с заявления российского министра финансов Алексея Кудрина, который отметил, что белорусская экономика может не выдержать кредитной нагрузки и переводить в Минск очередные транши нецелесообразно. Таким образом, было поставлено под сомнение получение последнего транша в размере $500 млн из двухмиллиардного российского стабилизационного кредита, выделенного в конце 2008 года. В ответ Александр Лукашенко разразился гневной тирадой, сравнив Кудрина с «отморозками» из белорусской оппозиции, а когда Дмитрий Медведев попросил коллегу поубавить пыла, тот выложил на стол свой главный козырь. «Хватит ходить по проторенным дорожкам, — заявил белорусский президент на заседании кабинета министров. — Не получается в России, не надо кланяться, не надо ныть и плакать. Надо искать свое счастье в другой части планеты».
   Для Москвы обещание найти другого покровителя словно красная тряпка для быка. И неудивительно, что после неосторожных слов Лукашенко российские власти применили традиционное в таких случаях оружие, объявив Минску торговую войну. Роспотребнадзор ввел запрет на тысячу видов молочных продуктов из Белоруссии на том основании, что они не соответствуют новому техническому регламенту, вступившему в силу в декабре прошлого года. Россия уже неоднократно запрещала импорт сельхозпродукции в периоды конфронтации с соседними странами: так было с винами из Молдавии и Грузии, мясом из Польши, шпротами из Латвии.
   В результате нынешнего кризиса белорусские официальные социологи наперебой стали говорить о том, что в обществе распространено негативное отношение к идее Союзного государства, поскольку большинству белорусов категорически не нравится современная Россия.
Лукашенко: евроверсия  
   Впрочем, нынешний кризис — это уже не первое обострение в отношениях Минска и Москвы. Только если раньше к выходкам эпатажного белорусского лидера никто всерьез не относился, поскольку альтернативы сближению с Россией у него не было, сейчас, когда Белоруссии удалось преодолеть международную изоляцию, ставки в игре значительно возросли. На постсоветском пространстве развернулась конкуренция между Россией и странами Запада, и Лукашенко не может упустить такой шанс.
   «Это один из самых сильных политиков на территории бывшего СССР, — утверждает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Даже в сложных ситуациях, будучи загнанным в угол, он ухитрялся находить выгодные для себя решения. Вполне естественно, что сейчас он постарается получить как можно больше дивидендов, играя на противоречиях России и Запада в регионе». Конечно, выбор у Лукашенко весьма условный. И хотя в Европе он перестал быть персоной нон грата, никто не может поручиться, что это надолго. В настоящее время в западной риторике вопросы демократии и прав человека отошли на второй план, однако эпоха прагматизма не продлится вечно, и Лукашенко понимает, что рано или поздно он вновь превратится в «последнего европейского диктатора».
   Тем не менее сейчас белорусский лидер, которого раньше принимали лишь в постсоветских республиках и государствах-изгоях, получил наконец возможность прокатиться по Европе. ЕС снял запрет на выдачу виз высокопоставленным чиновникам из Минска, и Батька тут же отправился в Италию, где произвел фурор, предложив Папе Римскому провести встречу с Патриархом Московским на «святой белорусской земле». Конечно, до тех пор, пока в Брюсселе Белоруссию рассматривали как одну из восточноевропейских стран, Лукашенко оставался изгоем. Однако примерно год назад подход изменился: Белоруссия перекочевала в список постсоветских республик, и требования европейцев стали более умеренными (на фоне среднеазиатских столиц Минск казался воплощением европейских идеалов).
   Примерно в то же время Белоруссия была включена в программу ЕС «Восточное партнерство», в которую также вошли Украина, Грузия, Молдавия, Армения и Азербайджан. Суммы в 300 млн евро, которую Брюссель планирует выделить шести странам в течение пяти лет, не хватит даже на хорошие автомобили для правящего класса, однако программа имеет огромное символическое значение.
   Стоит отметить, что белорусский президент старается подыграть своим европейским партнерам. За последний месяц он не только освободил ряд политических заключенных, но и отправил в отставку силовика старой закалки — министра внутренних дел Владимира Наумова, который входил в черный список ПАСЕ. Лукашенко борется за выживание и ради сохранения своей модели развития, которую он считает оптимальной для Белоруссии, готов играть в любые игры. Однако, по мнению экспертов, он никогда не пойдет на радикальное сближение с Европой. Ведь, в отличие от Кремля, который не имеет ничего против его долгого пребывания у власти, европейские партнеры в любой момент могут намекнуть, что, оставаясь на президентском посту, Лукашенко нарушает Конституцию страны, и потребовать проведения свободных выборов, которые приведут к падению его режима.
   Как ни странно, в самой Белоруссии некоторые политики воспринимают игры Лукашенко всерьез. Как заявил «Профилю» один из основателей фракции белорусского парламента «Европа — наш общий дом» Анатолий Красуцкий, «мы наблюдаем закономерный процесс выстраивания двухвекторной политики. Белоруссия не должна ограничиваться одним российским вектором. Мы находимся в центре Европы и не можем стоять в стороне от процессов, которые там происходят. Россия — полуевразийское государство, Белоруссия — страна, воспринявшая европейские ценности на генном уровне».
Мифическое государство  
   В этой ситуации не очень понятно, как будут строиться отношения России и Белоруссии.
   Рассчитывать всерьез на Союзное государство вряд ли приходится. В первую очередь потому, что это государство, скорее, полумифическое. В 1996—1997 годах, когда оно создавалось, российскому президенту Ельцину необходимо было избавиться от имиджа разрушителя государственности и выступить в новой для себя роли созидателя. Белорусский же лидер, соглашаясь на проект Союзного государства, рассчитывал на экономическую помощь Москвы, а также на возможность продолжить свою карьеру в России. Как заявил «Профилю» вице-президент Центра политических технологий Сергей Михеев, «Лукашенко планировал выйти на российский политический рынок, где во времена заката Ельцина у него были очень неплохие шансы. Но как только путинская команда дала понять белорусскому лидеру, что в Москве ему ничего не светит, он тут же охладел к идее политической интеграции.
   Произошли изменения и в сознании белорусов. В 90-е годы они не могли свыкнуться с идеей независимости и с ностальгией вспоминали о советском прошлом. «Идея белорусской государственности была тогда еще очень эфемерна, — отметил в интервью «Профилю» Федор Лукьянов. — В отличие от других республик Белоруссия никогда не стремилась к независимости. Новый статус свалился на нее как снег на голову, и привыкнуть к нему она смогла только сейчас. Создалась своеобразная, тем не менее четкая национальная идентичность. И если 15 лет назад Минску ничего не стоило отказаться от суверенитета, сейчас это уже невозможно себе представить».
   Сегодня эксперты все чаще называют проект Союзного государства утопией, поскольку очевидно, что ни Россия, ни Белоруссия не готовы к созданию наднациональных институтов. А без политической надстройки, как известно, невозможно и продолжение экономической интеграции. Например, для того чтобы появилась общая валюта, необходим наднациональный эмиссионный центр. Однако, как заявил «Профилю» заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин, «российское предложение о создании такого центра в Москве неприемлемо для Белоруссии, а белорусский вариант, который предполагает существование двух центров, противоречит законам логики».
   По словам Михеева, «партнеры не могут найти общий язык: Лукашенко поддерживает интеграционные проекты лишь в том случае, если они могут принести ему выгоду, для Кремля же интеграция фактически означает передачу контроля за лакомыми кусками белорусской экономики в руки российского бизнеса». Конечно, не последнюю роль в охлаждении между странами сыграла личная неприязнь двух лидеров — Путина и Лукашенко. Считается, что их отношения не заладились с самого начала, когда белорусский президент, считавший себя политическим тяжеловесом, позволил себе некоторые вольности в адрес молодого преемника Ельцина.
{PAGE}
Западный военный округ


  
  В этой ситуации самое простое решение — отпустить Батьку на все четыре стороны. Однако простое решение не всегда самое лучшее. Ведь, несмотря на заигрывания Лукашенко с Европой, Москва по-прежнему заинтересована в Белоруссии, поскольку эта страна остается одним из немногих военно-политических союзников России. Лукашенко заявляет, что если бы он последовал примеру Украины и взял курс на вступление в НАТО, западные ракеты оказались бы под Смоленском, в 300 км от Москвы. «10 млн человек, которые стоят щитом перед российской столицей, это что, бесплатно?» — возмущается белорусский лидер. И, по мнению многих российских экспертов, в его словах есть доля правды. «Белоруссия, по большому счету, является для России западным военным округом, — говорит Михеев. — И для того, чтобы сохранить статус-кво, не жалко никаких денег. Ведь если мы упустим эту страну, назад нам ее не вернуть, как не вернуть Крым или Аляску. К тому же, несмотря на все размолвки с Лукашенко, проект Союзного государства выгоден России в исторической перспективе». Неслучайно Москва, объявляя Минску торговую войну, не отказывается от запланированных ранее масштабных военных учений «Запад-2009», которые должны пройти на белорусской территории этой осенью.
   Нельзя сбрасывать со счетов и экономические преимущества союза с Белоруссией. В условиях нестабильности на Украине эта страна остается единственным надежным путем транзита российских углеводородов в Европу. Кроме того, белорусским властям удалось сохранить реальный сектор экономики — машиностроительные и приборостроительные предприятия, многие из которых конкурентоспособны и представляют интерес для российских инвесторов.
   По мнению экспертов, в отношениях с Белоруссией Россия должна расставить для себя приоритеты. «Если Лукашенко говорит правду и Москва действительно увязывала дальнейшие кредиты с признанием Абхазии и Южной Осетии, то это огромная ошибка нашей дипломатии, — отмечает Федор Лукьянов. — И дело не в том, что Россия обусловливает помощь, это как раз правильный подход, а в том, что она выкручивает руки партнеру ради бессмысленных политических жестов. Выкручивать руки можно и нужно, но лишь по таким серьезным вопросам, как полноценная экономическая экспансия России в Белоруссии».
Без Батьки  
   Впрочем, выстраивая отношения с Минском, Москва должна учитывать и то, что «фактор Лукашенко» в белорусской политике хоть и имеет решающее значение, но отнюдь не является вечным.
   Рано или поздно на его место придут другие. И их приход не должен стать для Москвы таким же внешнеполитическим сюрпризом, как приход Ющенко на Украине или Саакашвили в Грузии.
   Ведь стоит Лукашенко отойти от власти, как рухнет белорусская социальная система, поддерживаемая сейчас искусственными методами. Не обойдется и без взрыва национализма, который удавалось предотвратить лишь нынешнему белорусскому лидеру. «Устранение авторитарного режима Лукашенко, — полагает Лукьянов, — может привести к хаосу и неразберихе, как это случилось на Украине после окончания правления Кучмы. Скорее всего, Белоруссия пройдет тот путь, который до нее проходила вся Восточная Европа, — с периодами популизма и правительственной чехарды».
   Однако, по мнению Жарихина, «выстроенная в стране политическая и экономическая система предполагает единоначалие, и для смены парадигмы необходимы масштабные социальные выступления, которые практически невозможны в патерналистском обществе». Многие эксперты убеждены, что Лукашенко удалось воплотить в жизнь мечту советских шестидесятников, выстроив социалистическое государство, разрешающее свободный обмен валюты и свободный выезд за рубеж. С одной стороны, он обошелся без крайностей дикого капитализма и резкой поляризации общества, сохранив многие советские принципы, с другой — белорусские граждане спокойно могут обменять зайчики на евро, сесть в автомобиль и через несколько часов оказаться в Европе.
   Вполне возможно, что с падением режима Лукашенко в Белоруссии, как и в других постсоветских государствах, начнется период формирования национальной мифологии, которая будет иметь ярко выраженную антироссийскую направленность.
   По мнению экспертов, чтобы предотвратить раскол между Минском и Москвой, необходимо оставить в прошлом идею Союзного государства и попытаться найти новый формат для российско-белорусских отношений. Ведь есть примеры тесного взаимодействия стран, которые не собираются отказываться от части своего суверенитета в пользу наднациональных структур. «У США и Канады, — говорит Жарихин, — очень глубокие связи. Граждане свободно пересекают границу, создана зона общей торговли. Однако и между этими государствами часто возникают проблемы, вспыхивают торговые войны. У нас же либо единство во всем, либо развод, промежуточных вариантов мы не признаем. Почему нельзя оформить отношения не в рамках мифического государства, а на основе двусторонних соглашений, заключить договор о взаимной обороне, сформировать таможенный союз? И в этом случае не так уж важно будет, признал или не признал Лукашенко Абхазию и Южную Осетию, ведь Испания же не перестала быть союзником США, после того как отказалась признать независимость Косово».
  

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK