Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ГОСПОДИН ПРИМИРИТЕЛЬ"

Депутат Госдумы Павел Медведев рассказал «Профилю», чем, собственно, он будет заниматься на посту финансового омбудсмена.    В России появился об-щественный прими-ритель граждан с банками — финансовый омбудсмен, назначен-ный Ассоциацией российских банков (АРБ). Его реше-ния будут обязательны для исполнения кредитными организациями. Удивительно, но сами банки предложили учредить эту должность и за-няться установлением спра-ведливости на рынке. Первым в России финансовым омбудсменом стал зампред комитета по финансовому рынку ГД РФ Павел Медве-дев. Чем он будет заниматься на новом посту, депутат рас-сказал в интервью «Профилю».
   
   — Идея об институте финансового омбудсмена возникла еще шесть лет назад. Почему же так долго он не появлялся?
   — Раньше не было финансовых организаций, которые бы согласились исполнять решения, принятые финансовым омбудсменом. Дейст-вительно, чего ради им на это было идти? Сейчас оказалось, что некоторые кредитные ор-ганизации видят смысл в де-ятельности омбудсмена и го-товы ее финансировать. Пока таких игроков всего шесть (Райффайзенбанк, ОТП-банк, Джи И Мани банк, НБ «ТРАСТ», Юниаструмбанк.- «Профиль»), но я очень надеюсь, что их будет со временем больше. Главное, действовать очень ос-торожно, не злоупотреблять своими полномочиями, чтобы, с одной стороны, повысить доверие к новому институту, не отпугнуть банки, ведь они взяли на себя обязательства выполнять ре-шения омбудсмена, и, с другой стороны, реально помогать людям. В общем-то, фактически этой же работой я занимался на протяжении двадцати лет, однако она не имела официального статуса.
   — Удавалось ли вам помочь гражданам, которые к вам обращались?
   — Не всегда, но в некоторых случаях удавалось. Сначала люди обращались за разрешением конфликтов сфирмами-пирамидами. Очень долго и на первых порах безуспешно мы судились с «МММ», пытаясь выбить из Мавроди 1 млрд рублей. Это было как детективный роман. Миллиард удалось вернуть, однако это были отнюдь не все долги компании. Вообще середину1990-х не очень хочется вспоминать, тогда мы отстаивали интересы вкладчиков во всякие «Чары», «Властилины», но, добиваясь признания вины организаторов пирамид, зачастую не могли помочь людям вернуть деньги. При этом часто владельцы рухнувших пирамид создавали потом другие банки. А то-гда, видя невозможность ор-ганизаций типа «МММ» расплатиться по долгам, я обратился к правительству с предложением создать фонд по защите прав инвесторов. И Борис Ельцин подписал тогда такой документ. Фонд этот, кстати, до сих пор существует.
   — Но граждане страдали не только от финансовых пирамид. Не так ли?
   — Да. После следующего кризиса 1998 года моя приемная превратилась в приемную обманутых вкладчиков. Тогда зародилась идея о создании закона о системе страхования вкладов (ССВ). Уладили эту проблему. Далее пошел поток обращений от граждан, которые стали брать кредиты, но их кредитные договоры были составлены так, что клиенты не знали, сколько будут возвращать. Как-то, помню, пришел ко мне человек, который взял кредит, как он думал, под 22% годовых, однако, если учесть разнообразные комиссии, то на самом деле получилось, что эффективная процентная ставка (ЭПС) составила 100%. В результате Центробанк издал документ, по которому обязал банки раскрывать ЭПС. Дума следом приняла соответствующий закон. Эту проблему тоже как-то решили.
   — А с какими проблемами граждане обращаются в последнее время?
   — Сегодняшние жалобы вызваны бедами, которые по-родил кризис 2008 года. Обращаются в основном ипотечные заемщики. Часто семья лишалась крыши над головой, то есть буквально ставился вопрос о выживании. Я в этой ситуации стал просить банки идти на какие-то уступки, но в половине случаев обычно получал отказ. Однако вскоре правительство приняло решение о наделении новыми полномочиями Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), которое создало новую структуру — Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК). К людям стали относиться по человечески, многим помогли с реструктуризацией. Да и сами банки стали чаще соглашаться на реструктуризацию, иначе им приходилось отображать просрочку в отчетности.
   — Но все-таки, что заставило банки поменять свою точку зрения и согласиться сейчас за свои же деньги взять на себя обязательство выполнять решения финансового омбудсмена?
   — Чтобы ответить на этот вопрос, расскажу вам любопытную историю. Когда-то банки были и против ССВ. «Мы-то не умрем, так зачем нам платить за других игроков», — думали многие. Но недавно ко мне на тусовке подошел один банкир из Нижнего Новгорода, который активно протестовал против введения ССВ, и ска-зал, что он с коллегами выпил за мое здоровье. Ведь в результате внедрения ССВ повысилось общее доверие населения к банкам, многие вынули свои накопления из-под подушек и открыли вклады. И банкиры это осознали уже постфактум. Таким образом, банки получили ресурсы, а населению, хоть и немного, но удалось заработать на процентах. То есть выиграли все. Как показывает статистика, ССВ за-щищает сейчас 99,8% вкладов населения. Вот то же самое может сделать и институт финансового омбудсмена. По-высится имидж у банков, которые добровольно согласятся выполнять его требования.
   — Сумма претензий, с которой к вам могут обращаться, ограничена 300 тыс. рублей. Почему?
   — Эта сумма была взята исключительно с потолка.
   — В другой банковской ассоциации — Ассоциации региональных банков «Россия» хотят выбрать своего финансового омбудсмена, но ждут законодательного признания его деятельности. И предлагают сократить сумму до 100 тыс. рублей…
   — Чем выше потолок, тем лучше для клиента. А что касается идеи «России», то я, надеюсь, мы как-то с депутатом Анатолием Аксаковым (президент ассоциации «Россия». — «Профиль») договоримся. Я вчера с ним говорил, оказалось, что у нас нет принципиальных противоречий, и он готов меня поддерживать. Вообще не важен размер этих претензий сейчас. Если мы действительно сможем сформировать доверие к этой системе, то потом пороговая сумма может быть увеличена. Так же произошло с суммой, которую гарантируют вкладчикам в рамках ССВ, — она постоянно повышалась.
   — В октябре вы официально начнете принимать заявления. Не боитесь, что не справитесь с потоком обращений?
   — Как я вам говорил, этой деятельностью я занимаюсь уже двадцать лет с разным успехом, как-то до этого справлялись. Сейчас нам с помощниками дадут секретаря, юриста, прибавку в 87 500 рублей за вычетом налогов на пятерых, так что будет гораздо легче работать и помогать людям.
   — Ранее выдвигались идеи подключить к сотрудничеству такие ведомства, как ЦБ и Роспотребнадзор. Какова будет их роль?
   — Они будут контролировать меня, чтобы моя деятельность была более эффективной. И это правильно.
   — Должна ли быть оформлена законодательно деятельность финансового омбудс-мена?
   — Безусловно, будет хорошо, когда деятельность общественного примирителя будет прописана в законе. Но не все же сразу. Вспомните, сколько времени мы бились за закон о ССВ. На это ушло целых 12 лет. В большинстве стран, где существует институт финансового омбудсмена, они работают по закону. А в Германии, например, по договору.
   — Ранее Гарегин Тосунян, глава АРБ, предлагал за ом-будсменом оставить право штрафовать банки-нарушите-ли. А как относитесь к этой инициативе?
   — Не думаю, что сейчас это получится. Это не в пользу доверия. Мы же сейчас бьемся за то, чтобы больше банков подключилось к этой системе.
   

   ДОСЬЕ
   ПАВЕЛ МЕДВЕДЕВ
   родился 13 августа 1940 года в Москве.
   Окончил механико-математический факультет МГУ.
   Кандидат физико-математических наук и до-ктор экономических наук.
   В 1990 году стал народным депутатом РСФСР.
   В 1993 году — замглавы аналитического центра по социально-экономической политике администрации президента;
   в 1996-м — сопредседатель департамента банковского санирования при ЦБ.
   С 1997 года — член Совета при правительстве по вопросам банковской деятельности.
   Участвовал в разработке законов «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», «О гарантировании вкладов граждан в банках»и др.
   С 2007 года — депутат Госдумы пятого созыва.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK