Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Государственные краткосрочные ожидания"

И тем не менее новые бумаги Министерство финансов выпускать не торопится. Об этом «Профилю» рассказала руководитель Департамента управления внутренним долгом Минфина Бэлла ЗЛАТКИС.Бэлла Златкис: Какого-то особого успеха в итогах торгов по новым ГКО я не вижу. Это абсолютно стопроцентно предсказуемые результаты, о них мы знали и три месяца назад.
Связано это прежде всего с тем, что Министерство финансов полтора года платило инвесторам, исправно обслуживало внутренний долг и при этом ничего не привлекало с рынка. Соответственно, внутренний долг уменьшился до очень небольших размеров (официальные данные по его объему Минфин не разглашает.— «Профиль»), ежемесячные платежи по обслуживанию долга не превышали 4—5 млрд. рублей в месяц. При этом в госбюджет ежемесячно приходит более 60 млрд. рублей.
Поэтому были все предпосылки для успешного размещения ценных бумаг всего на 2,5 млрд. рублей.
«Профиль»: Тем не менее успех превзошел все ожидания. Государству удалось занять средства даже под меньший процент, чем депозитная ставка ЦБ.
Б.З.: Я сама не предполагала, что это будет 20%, я прогнозировала примерно 23—24%. Но огромный спрос сам определил процентную ставку — это и есть соотношение спроса и предложения. Ведь в день размещения новых бумаг мы погасили старые обязательства на сумму 9,5 млрд. рублей. А предложили новых бумаг всего на 2,5 млрд. Этот зазор в 7 млрд. и предопределил столь низкую ставку доходности по новым бумагам.
«П.»: Получается, что удачное выступление Минфина — это следствие стечения обстоятельств.
Б.З.: Мы каждый месяц существенно уменьшаем внутренний долг (иногда на 10 млрд. рублей). Таким образом, установившаяся доходность по ГКО — это не успех и не случайность. Это закономерность денежного рынка, который сам себя таким образом регулирует. Рынку все равно нужны инструменты. Если их нет, деньги попадают на депозиты в Центральном банке, где проценты тоже достаточно низкие, хотя и чуть-чуть повыше, чем у наших бумаг. Но ведь средства не могут бесконечно лежать на корреспондентских счетах. Они все равно будут искать себе применение. Задача государства в том, чтобы они не находили его на валютном рынке и тем более не утекали за границу.
«П.»: Как размещение новых ГКО скажется на курсе рубля?
Б.З.: Говорить о том, что выпуск ГКО повлиял на курс рубля, нельзя, так как мы, повторю, получаем доходов 60—70 млрд. рублей в месяц, а бумаг выпущено всего на 2,5 млрд.
Иными словами, я не вижу оснований для того, чтобы курс национальной валюты вдруг начал в ближайшее время резко колебаться. Даже с учетом отсутствия внешнего финансирования.
Ведь у нас сегодня положительный платежный баланс: валютная выручка от экспорта нефти гораздо выше заложенной в бюджете ($18 за баррель), и даже если динамика мировых цен на нефть изменится, все равно вряд ли по итогам года выручка будет меньше цифры, зафиксированной в главном финансовом документе страны.
При таком состоянии платежного баланса страны никакого обвала курса произойти не должно. Естественно, при условии наличия нормального политического климата.
«П.»: Какие гарантии инвестору заложены в условиях размещения новых ГКО?
Б.З.: В условиях размещения ГКО — старых, новых и т.д. — заложена общая гарантия. А именно гарантия государства. Каково государство, таков рубль, таковы ГКО. Никаких других гарантий просто не бывает по определению.
В данном случае самой главной гарантией является состояние федерального бюджета, платежного баланса, денежного обращения и т.д. Столь малым объемом выпуска краткосрочных бумаг мы обедняем ситуацию на внутреннем рынке, но делаем это сознательно и, думаю, правильно. Это наша позиция, мы ее придерживаемся.
Ведь при заимствовании средств на внутреннем рынке мы должны учитывать минимум два показателя. Во-первых, объем ежемесячных поступлений в бюджет. А во-вторых, суммы, которые мы должны тратить на обслуживание и погашение внутреннего долга — его мы стремимся постепенно сокращать. И уже сокращаем.
Итак, доходы бюджета у нас сейчас составляют примерно 60 млрд. рублей в месяц. Обслуживание и погашение внутреннего долга — около 9 млрд. ежемесячно. На эти цифры мы и ориентировались при определении объема заимствования на рынке краткосрочных инструментов.
В мае, когда нужно будет погашать размещенные 23 февраля ГКО, на обслуживание старого долга придется потратить около 6 млрд. рублей. Для того, чтобы не выйти за рамки названной суммы 9 млрд., мы и решили разместить новых ГКО на 2,5 млрд.
«П.»: Планирует ли Минфин выводить на рынок другие краткосрочные инструменты?
Б.З.: Есть, конечно, другие бумаги, которые существуют в бумажном виде (например, ОГСЗ), и соответственно, существуют посредники, которые продают эти бумаги (для Минфина таким посредником является Сбербанк), но с точки зрения влияния на макроэкономическую ситуацию в стране технология обращения того или иного инструмента не имеет большого значения.
«П.»: Намерено ли государство увеличивать объемы выпуска новых ГКО?
Б.З.: За полтора года мы эмитировали бумаг всего на 2,5 млрд., что во многом обуславливается и платежным графиком по новым ГКО, и последствиями кризиса. Обычно платежный график для тех, кто занимается долгами, не является основным документом. Поскольку имеется в виду, что часть долга можно рефинансировать, часть реструктурировать. Мы же пока рассчитывать на это не можем. Поэтому платежный график остается для нас приоритетным документом. Все-таки доверие рынка к государству еще только начинает восстанавливаться после 17 августа.
Поэтому мы предполагаем, что в этом году Минфину придется придерживаться очень консервативной политики.
В марте мы не выпускаем ГКО, хотя совершенно очевидно, что государство легко разместит эти бумаги по очень низкой доходности. Но у нас нет такой необходимости. На сегодняшний день мы перевыполняем задание по доходам бюджета и получаем дополнительно весьма существенную сумму — более 10 млрд. рублей (в частности, из-за превышения запланированного в законе о бюджете-2000 уровня цен на нефть.— «Профиль»). Поэтому привлечение в марте лишних денег за счет размещения ГКО не входит в наши планы.
«П.»: Как тогда можно объяснить сделанное в конце февраля заявление Михаила Касьянова о том, что правительство, видимо, будет вынуждено в марте взять кредит у ЦБ?
Б.З.: Это заявление просто вырвано журналистами из контекста. На самом деле по закону о бюджете Минфин имеет право привлечь кредит ЦБ на возмещение кассовых разрывов. Которые, естественно, возникают в силу того, что существует сезонность и в расходах бюджета, и в налоговых поступлениях. Поэтому и было объявлено, что в случае возникновения в марте большого кассового разрыва Минфин имеет право прибегнуть к привлечению кредита Центрального банка.
Но я думаю, что в марте это не понадобится. Ведь если бы Минфин остро нуждался в дополнительных средствах, мы могли бы просто разместить очередной транш ГКО и найти таким образом необходимую сумму. И кстати, по более низкой процентной ставке. Однако в марте ГКО, повторю, размещаться не будут.

Условия размещения новых ГКО на торгах 23 февраля 2000 года

Кто имел право покупать ГКОРазмещенный объем выпуска (млн.руб.)Дата погашенияВыручка от размещения (млн.руб.)Средневзвешенная цена (в % от номинала)Доходность (% годовых)
Резиденты2 229,16531.05.20002 115,64594,8820,10
Нерезиденты1 286,11006.09.20001 289,828100,29—0,54

ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK