Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ГРАНИЦЫ ДОЗВОЛЕННОГО"

Антимонопольная служба изобрела формулу расчета цены на горючее, которая привела в шок нефтяников. Подешевеет ли в результате бензин?    Рядовым потребите-лям непонятно, по-чему в стране — ли-дере по добыче неф-ти — цены на горючее такие же, как у тех, кто ее покупает. Разобраться с ценообразованием на рынке моторного топлива не раз пытались и власти, но толку до сих пор не было. Примерно полгода назад началась новая атака на нефтяников. Возглавила ее Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая предложила установить формулу расчета цены на нефтепродукты. Помимо ФАС свою версию формулы предлагали и сами нефтяные компании, и некоторые другие ведомства, в частности Министерство энергетики. Несколько раз собиралась рабочая группа, последняя встреча прошла в феврале, но сойтись на чем-то нефтяникам и чиновникам не удавалось. И тогда ФАС сделала неожиданный ход: опередив всех, служба направила свои предложения прямо в правительство.   Как сказал «Профилю» заместитель руководителя ФАС Анатолий Голомолзин, расчеты направлены также всем нефтяным компаниям: «Сейчас ждем расчетов от них, мы готовы к диалогу».    В ведомстве Игоря Артемьева уверяют, что применение их разработок позволит снизить оптовую стоимость моторного топлива на 15-20%.     УДАР ПО ВЕРТИКАЛИ    Основные претензии антимонопольная служба предъявляет к крупному бизнесу — вертикально интегрированным нефтяным компаниям (ВИНК). Розничный рынок у нас формально конкурентный — примерно половина игроков независимые. Но при этом монопольная переработка — практически все НПЗ входят в структуру ВИНКов. В результате у независимых компаний остается мало возможностей для маневра. В прошлом году ФАС оштрафовала крупные нефтяные компании — «Роснефть», «Газпром нефть», «ЛУКОЙЛ» и ТНК-ВР на огромные суммы: на 5,28 млрд рублей, 4,7 млрд рублей, 6,5 млрд и 4,2 млрд рублей соответственно. За злоупотребление монопольным положением, утверждали в ФАС. Нефтяники были с этим категорически не согласны.   Антимонопольные меры применять к ВИНКам очень трудно. По словам главы Российского топливного союза (РТС) Евгения Аркуши, доказать, что у той или иной компании завышена цена, практически невозможно из-за отсутствия индикатора. «Что такое цена нефти? — говорит Евгений Аркуша. — Это цена свободного рынка». А если такого рынка нет, то на что ориентироваться игрокам, а заодно и антимонопольной службе?    Конечно, нельзя сказать, что цены формируются совсем стихийно. До сих пор российский рынок ориентировался на цену, по которой независимый Новоуфимский НПЗ покупал нефть, а дифференциал (диапазон допустимого изменения цен) устанавливали по собственному разумению. «Как правило, цены Новоуфимского НПЗ рассчитывались по net back (с учетом котировок на внешнем рынке минус расходы на транспорт), и участники рынка варьировали свои цены с учетом данных этого завода, — говорит Анатолий Голомолзин. — Но вот варьировали в каком диапазоне?»    Теперь рынок лишился и этого ориентира, поскольку Новоуфимский НПЗ интегрируется в ВИНК «Башнефть».    Собственно говоря, эти два обстоятельства — потеря единственного внутреннего индикатора и крупные штрафы — заставили все заинтересованные стороны сесть за стол переговоров.   ПЛЮС НА МИНУС    В ноябре прошлого года сами нефтяные компании предложили использовать формулу ценообразования на нефтепродукты с непосредственным ориентиром на внешний индикатор. Данная формула учитывает цены на четырех площадках — в Сингапуре, США, Средиземноморье и Роттердаме, средний показатель делится на четыре. К этой сумме, переведенной в рубли, добавляются налоги, акциз, НДС. В ФАС же считают, что в качестве внешнего ориентира нужно взять одну биржу — Роттердамскую. Но основная загвоздка оказалась в дифференциале. По мнению нефтяников, он должен быть +/-20%, если же учитывать транспортные расходы, то +/-10%. «Минэнерго поддерживало нефтяников и было согласно с допустимым процентом отклонения +/-20, а в Минфине считали, что достаточно и 5%», — говорит Евгений Аркуша. Однако в антимонопольной службе посчитали, что и 5% — это слишком много. Требования ФАС оказались жестче минфиновских — 1-2%. По словам Анатолия Голомолзина, в качестве референтного (или, как еще говорят, представительного, маркерного) завода целесообразно взять Киришинский НПЗ (Северо-Западный округ). Этот завод «расположен ближе всех к базису внешнего рынка — Роттердаму, там будет самая высокая отпускная цена нефтепродуктов, поэтому и дифференциал — 1-2%». В этом случае внутренний рынок будет привлекательнее, чем внешний, уверен замглавы ФАС.    Как рассчитал аналитик Банка Москвы Денис Борисов, 20-процентное отклонение практически не отра-зится на доходах НПЗ. «Если допустимый уровень отклонения не должен будет превышать 5%, то маржа переработки может снизиться до $0,5-2 на баррель в зависимости от структуры продаж, сейчас, по нашим оценкам, этот уровень в России составляет в среднем $8-12 за баррель», — говорит аналитик. Несложно подсчитать, что еще более узкий диапазон сведет маржу практически на нет.    Нефтяники запаниковали, они утверждают, что в результате убыточными станет большинство отечественных НПЗ, будет создан дефицит нефтепродуктов, что приведет к спекулятивному накручиванию цен. Они утверждают, что нефтепереработка лишится источников инвестирования, грозят срывом сроков введения в действие нового техрегламента на бензин. На это, по расчетам аналитиков компаний, до 2014 года нефтяникам придется потратить $30-40 млрд.   У ФАС есть на это свои аргументы. Анатолий Голомолзин, в частности, говорит: «Мы прекрасно понимаем, что на модернизацию НПЗ нужны деньги, но нельзя же из-за этого повышать цены на бензин против рыночных на 15-20%».    Как сказали в «ЛУКОЙЛе», в отличие от формулы, предлагаемой нефтяниками, разработки ФАС игнорируют шесть основных принципов методики образования цены. «Методика должна быть универсальной, исключающей индивидуальные «настройки». Нефтяники, в отличие от ФАС, предлагают единый предельный уровень цен для всех НПЗ. Такой подход позволяет плавно интегрировать биржевые котировки в формулу ценообразования», — отмечают в компании. О том, что главный камень преткновения — это размер предельно допустимого отклонения от цены, нефтяники впрямую не говорят. Но заявляют, что дифференциал должен учитывать много факторов: от разницы в качестве продукции до сезонных колебаний.    Аналитики видят несколько слабых мест в формуле ФАС. Во-первых, есть трудности с правильным расчетом транспортного плеча, а значит, расходов на перевозку. Во-вторых, нет ответа на вопрос, нужна ли дифференциация в зависимости от качества нефтепродуктов, рентабельности НПЗ и др. «Задача по созданию некоего маркерного НПЗ, который будет служить ориентиром для других, в российских реалиях является достаточно проблемной», — считает Денис Борисов. {PAGE}   КАКАЯ РОЗНИЦА?    Все, что сейчас предлагается, в правительстве да и в самих нефтяных компаниях считают временными мерами. «Лучший индикатор — спрос и предложение», — говорят в «Роснефти». В ТНК-ВР тоже считают, что единственный способ получить справедливую цену — это биржевые торги. А для того, чтобы придать им импульс, можно в том числе перевести все госзакупки на биржу. В Минэнерго полагают, что на долю биржевой торговли должно приходиться не менее 10% продаж, в то время как, по данным за 2009 год, на трех российских биржах нефтепродуктов продавалось примерно 7%.    Но до бурной биржевой жизни нам еще далеко, поэтому сейчас необходим компромисс по формуле расчета цены нефтепродуктов. И он, скорее всего, будет достигнут. Но все дело в том, что по формуле будут рассчитываться оптовые цены. А как все это отразится на рознице?   «У нас в России, даже если падает оптовая цена на бензин, розница на это не сразу реагирует», — считает начальник аналитического отдела компании «Брокеркредитсервис» Максим Шеин. По крайней мере, поясняет он, пока независимые игроки не распродадут свои резервы, купленные по более высокой цене, расценки не снижаются. «Кроме того, я вообще сомневаюсь, что бензин подешевеет, как бы ни была снижена оптовая цена на заводе. Зачем независимому игроку снижать цену? Бензин и так купят, сколько бы он ни стоил», — полагает Максим Шеин. В ФАС уверены в обратном, там рассчитывают на то, что конкуренция среди продавцов заставит их снижать цены.    Если бы задачу можно было решить только снижением оптовых цен, бензин в рознице, наверное, у нас давно бы подешевел. Но в России нет нормальной конкуренции ни в одном из секторов рынка — ни в добыче, ни в переработке, ни в торговле. «Интересная» идея раздробить ВИНКи на три части, чтобы ликвидировать внутренние трансфертные цены, мягко говоря, бесперспективна. Активная биржевая торговля на цены вряд ли окажет решающее влияние — они все равно будут привязаны к внешнему рынку, в том числе через налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Просто ценообразование станет более прозрачным. Что же остается? Теоретически можно изменить налогообложение. По оценкам российских топливных ассоциаций, на долю налогов в рознице приходится около 60% (в США, например, 25%). Можно, например, «отвязать» НДПИ от мировых цен на нефть. Можно также сократить период мониторинга, по итогам которого меняется экспортная пошлина (сейчас — месяц). И если ВИНКи нельзя заставить раздробиться, то найти стимулы и активизировать строительство новых перерабатывающих мощностей государство, наверное, в состоянии. Все наши НПЗ из одной тонны нефти извлекают 200 литров бензина вместо 500, как в развитых странах.    Уверенность есть только в том, что ВИНКам придется поделиться. В прошлом году, когда они снижали цены не так, как от них ждали, это вызвало ропот среди населения и недовольство власти. Может быть, поэтому антимонопольщикам и удалось оштрафовать их по полной программе. Так что принятие формулы образования оптовой цены — это только первый шаг в борьбе за справедливые розничные цены. И борьба эта не обещает быть легкой.   

   ПО РЕГЛАМЕНТУ
   С 2009 года в России начал действовать технический регламент моторных видов топлива. Согласно ему автомобильный бензин и дизельное топливо стандарта «Евро-2» должны выпускаться до 31 декабря 2010 года, «Евро-3» — до аналогичного периода 2011 года, «Евро-4» — до 2014 года. После этого моторное топливо должно будет соответствовать только «Евро-5». По подсчетам аналитиков, до 2014 года на все это нефтяники должны потратить $30-40 млрд. При этом для первичной модернизации и обеспечения некоторых процессов вторичной обработки на НПЗ отрасль должна вложить $10,5 млрд.

   {PAGE}

   ДИСЛОКАЦИЯ
   В России «ЛУКОЙЛу» принадлежат четыре завода: Ухтинский, Пермский, Волгоградский, Нижегородский. А также мини-НПЗ в Урае и Когалыме. Общий объем переработки — 44,4 млн тонн нефти в год.
   
   В структуру «Роснефти» входят семь НПЗ: Туапсинский, Комсомольский, Новокуйбышевский, Куйбышевский и Сызранский, а также Ачинский и Ангарский. Суммарная мощность — 53,9 млн тонн нефти в год. Три мини-НПЗ (в Западной Сибири, Тимано-Печоре и на юге европейской части России) и 50-процентная доля в Стрежевском мини-НПЗ в Западной Сибири. Суммарная мощность мини-НПЗ — 0,6 млн тонн нефти в год.
   
   «Газпром нефти» принадлежит Омский НПЗ. Есть доли в «Ярославнефтеоргсинтезе», Ярославском НПЗ («Славнефть»), а также пакет акций Московского НПЗ. Суммарная переработка нефти — 28,4 млн тонн в год.
   
   У ТНК-BP в России четыре НПЗ: Рязанская нефтеперерабатывающая компания, Саратовский НПЗ, Красноленинский НПЗ (г. Нягань), «Нижневартовское нефтеперерабатывающее объединение». Кроме того, «Славнефть» контролирует около 50% в «Ярославнефтеоргсинтезе». Объем переработки — 28,6 млн тонн в год.
   
   «Сургутнефтегаз» владеет единственным на Северо-Западе страны НПЗ — Киришинским. Объем переработки — 20 млн тонн нефти в год.
   
   У «Русснефти» три предприятия: «Орскнефтеоргсинтез», «Нефтемаслозавод», Краснодарский НПЗ — «Краснодарэконефть». Общий объем переработки — свыше 5 млн тонн нефти в год.
   
   «Башнефть» владеет четырьмя НПЗ: Уфимским и Новоуфимским НПЗ, заводами «Уфанефтехим», «Уфаоргсинтез». Общий объем переработки — 20 млн тонн в год.
   
   НК «Альянс» владеет Хабаровским НПЗ мощностью 4,35 млн тонн в год
   
   Суммарный объем переработки — 205, 85 млн тонн нефти в год.

   

   И ПРЕМИАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНЫ
   Предложения, которые антимонопольная служба отправила в правительство, содержат три варианта формулы цены на моторное топливо.
   Чистый net back, при этом затраты на транспортную логистику рассчитываются для каж-дого НПЗ.
   Премиальный net back, когда цены формируются с ориентиром на крупнейший net back в стране (предлагается net back Киришинского НПЗ).
   Возможный net back, который определяется в диапазоне отпускных цен маркерного завода. В качестве такового выбран Новоуфимский НПЗ: он хотя и станет частью ВИНК, но равноудален от основных центров потребления, кроме того, его цены привыкли воспринимать как общепризнанную котировку.
   Дифференциал рассчитывается как разница максимального и минимального значений net back российских НПЗ. Или устанавливается равным расходам на транспортировку нефтепродуктов на среднее по России расстояние. Эта величина составляет +/-1500-2000 рублей за тонну нефти.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK