Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Граждане мира"

Платой за выход из кризиса может стать национальный суверенитет.   Когда политики выдвигают какой-то план, это еще далеко не гарантия того, что все так и будет. Особенно когда речь идет о глобальных общественно-политических метаморфозах. Ведь политики, как правило, мыслят масштабами выборного цикла, не заглядывая в будущее слишком далеко. Однако иногда их идеи оказываются поистине провидческими. А думать политиков заставляют кризисы.
   
ЧЕМ РАСПЛАТИТЬСЯ С КРИЗИСОМ? 
 Рынки продолжает лихорадить. Кризис уверенно оседлал маятник. Как долго это будет продолжаться? В самом общем виде ответ звучит так: до тех пор, пока не произойдут изменения в механизмах регулирования, адекватные сегодняшнему уровню развития мировой экономики. Непонятно? Поясним. Главным вектором мирового экономического развития в последние десятилетия является глобализация. А на каком уровне осуществляется регулирование? Правильно, на национальном. Налицо фундаментальное противоречие. Новой, глобальной экономике нужны новые, наднациональные институты. Именно по этому пути — усиления наднациональных регулирующих органов — должен двигаться мир. И первые шаги в этом направлении делаются: канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози выдвинули план создания европравительства.
   Это не просто конкретный шаг в посткризисную эру, это совершенно недвусмысленное указание на направление развития — отказ от национального суверенитета в пользу решений, принимаемых на наднациональном уровне. Предполагается, что дважды в год под руководством председателя Евросовета (сейчас это Херман Ван Ромпей) должны проходить саммиты глав государств и правительств ЕС, решения которых будут носить не рекомендательный, а обязательный характер.
   Однако Меркель-Саркози призывают не ограничиваться лишь учреждением европравительства. Следующий важный шаг — руководители Франции и Германии предложили странам еврозоны внести в свои конституции положение об обязательности принятия сбалансированных бюджетов. Еще одна мера — налоговая унификация. Германия и Франция намерены ввести уже с 2013 года единое налогообложение своих предприятий. И, наконец, Меркель и Саркози еще раньше объявили, что в сентябре предложат Евросоюзу установить общий налог на финансовые транзакции.
   Итак, канцлер Меркель и президент Саркози предлагают Европе комбинацию национальных и наднациональных институтов регулирования, отдавая безусловный приоритет последним. Это и есть рецепт нового антикризисного и одновременно посткризисного регулирования.
   Знаменитый финансист Джордж Сорос подошел к проблеме с другой стороны. Он выдвинул план, который подробно изложил недавно в газете The Financial Times. Лечение «по Соросу» включает в себя выпуск общих облигаций еврозоны; рекапитализацию банков силами Европейского стабфонда, а не ЕЦБ (чтобы избежать «кровосмешения» банков и регуляторов), а также формирование правил выхода из еврозоны. У Сороса все стройно и понятно. Но это план финансиста, а не политика. Разница в том, что для финансиста безусловный приоритет — рынок, а главы правительств и партий вынуждены учитывать текущую политическую конъюнктуру. И Ангела Меркель пока против выпуска еврооблигаций. Понятно, почему канцлер осторожничает. Еврооблигации будут означать дополнительную нагрузку на бюджеты ведущих стран-доноров еврозоны, и прежде все-го Германии. Еще в конце июля специалисты немецкого Института экономических исследований (DIW) подсчитали: самый пессимистичный сценарий развития событий до 2015 года, включающий в себя фактический дефолт Греции, Португалии и Ирландии, обойдется немецким налогоплательщикам в 70,8 млрд евро. Меркель резонно сочла, что сейчас это будет трудно объяснить избирателям.
   Но все понимают и то, что возражения Берлина носят, так сказать, тактический характер. Ибо еврооблигации есть логическое продолжение и дополнение идеи европравительства. И в стратегической перспективе Германия захватит командные позиции в еврозоне. Недаром многие специалисты говорят сейчас, что в результате кризиса Германия получит то, чего не смогла получить силой оружия в ходе двух мировых войн, — власть над Европой. Такова диалектика учета национальных интересов при приоритете наднационального регулирования.
   
ГЕОГРАФИЯ НАДНАЦИОНАЛИЗМА 
 Итак, в авангарде наднационализма идет Европа, что неудивительно, ибо именно здесь реализуется самый амбициозный социальный, экономический и политический проект современности. Его основные вехи: Евросоюз — единая валюта — единое правительство. Несмотря на кризисы, прогресс налицо.
   Что за рамками Старого Света? Или поставим вопрос так: можно ли сделать европейский ответ моделью для подражания?
   До сих пор политики с переменным успехом пытались ответить на глобальные экономические вызовы усилением роли международных групп государств, самый яркий пример — рост авторитета «Двадцатки». Но, увы, те же самые политики на национальных уровнях пересматривали решения «Двадцатки» еще до того, как на соответствующих декларациях высыхали чернила. Так было и со свертыванием антикризисной накачки экономики ликвидностью, и с укреплением бюджетной и долговой дисциплины. Проблема чаще всего упирается в политику США. Это значит, что самым болезненным будет встраивание Вашингтона в новую систему «мирового правительства». Военно-политическая мощь США плюс сложнейшие бюджетные и долговые проблемы — весьма тревожное сочетание. И пока американцы явно не склонны отказываться от своего привилегированного положения эмитента мировой валюты. Но гегемония США не может быть вечной.
   Скорее всего, следующий решительный посткризисный шаг будет сделан в Азии. В самом быстрорастущем регионе мира крепнет понимание необходимости экономической и валютной интеграции с Китаем. Многое здесь зависит от Японии, уже обсуждаются планы создания единой азиатской валюты на базе прежде всего юаня и иены. Если на этом направлении последуют решительные сдвиги, то и США станут сговорчивее, хотя бы потому, что именно Китай является крупнейшим держателем долговых обязательств казначейства США.
   А что же Россия? Здесь нет недостатка в заявлениях об укреплении Таможенного союза стран СНГ или о создании международного финансового центра в Москве. Но когда речь заходит о том, чтобы сама Россия делегировала часть своего экономического суверенитета на наднациональный уровень, например при присоединении к ВТО, то сразу возникает мощное сопротивление. Однако если Москва будет по-прежнему упорно цепляться за все суверенное — от монополий до демократии, — то она не только не извлечет уроков из кризиса, но и выйдет из него еще более отсталой. Не стоит забывать, что удельный вес России в мировой экономике не превышает 3% и скорее сокращается, чем растет.
   

   Новой, глобальной экономике нужны новые, наднациональные институты. Именно по этому пути — усиления наднациональных регулирующих органов — должен двигаться мир. И первые шаги в этом направлении делаются: канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози выдвинули план создания европравительства. Это не просто конкретный шаг в посткризисную эру, это совершенно недвусмысленное указание на направление развития — отказ от национального суверенитета в пользу решений, принимаемых на наднациональном уровне.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK